Alpenforum

Альпийский форум, нейтральный взгляд - политика онлайн

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Беллегпром проиграл на российском рынке и всерьёз намерен проиграть на внутреннем Почему перестали работать заполонившие Россию вывески «Беларуски трыкатаж»

Начать новую тему  Ответить на тему

Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Беллегпром проиграл на российском рынке и всерьёз намерен проиграть на внутреннем

Почему перестали работать заполонившие Россию вывески «Беларуски трыкатаж»

Беларуски трыкатаж тоже говном оказался. Помню в начале нулевых мы с коллегами несколько раз в Минск ездили. Посоветовали купить дешевые белорусские носки. Это говно расползлось после первой же стирки

http://www.iarex.ru/news/73866.html

[Только модераторы имеют право видеть это изображение]

Телеграм-канал «Трыкатаж» пишет, что никак не может пройти мимо того факта, что белорусский легпром в прошлом году, пока разбирались с нефтью, газом и Россельхознадзором, умудрился потерять пятую часть российского рынка.

Увы, председатель концерна «Беллегпром» Татьяна Лугина в программе "Неделя" на телеканале СТВ не пояснила толком, как так получилось. Вроде бы никаких дополнительных ограничений Россия на текстиль не вводила. Эксперты утверждают, что цены на сырье (хлопок), сильно выросшие в 2016-18 годах, в 2019 упали на 30% и будут падать дальше – не менее чем на 12%. Так почему перестали работать заполонившие Россию вывески «Беларуски трыкатаж»?

Скорее всего, потому, что это – вчерашний день в розничной торговле, особенно в крупных городах. В США, например, онлайн-продажи одежды выросли в 2019-м на 6,7 процентных пункта и достигли 27,4% от общего объема продаж данного вида продукции. Но Беллегпром не умеет продавать в России через Интернет.

Как выясняется, в Белоруссии – тоже не умеет. Лугина, потерпев фиаско у соседей, намерена побороться за внутренний рынок с секонд-хендом, объем которого она оценила в $78 млн. Борьба намечается в лучших традициях – административно-директивная, при том что Беллегпром уверен в качестве и безопасности своей продукции. И в силу этой уверенности Лугина хочет «если не закрыть магазины секонд-хенда, то, по крайней мере, вынести из областных центров, крупных городов, с оживленных улиц». В этом видится топ-менеджеру «честная конкуренция».

Но в период кризиса, когда многие беднеют, а немногие богатеют, не качество и безопасность рулят. Рулят цена и доступность.

Поэтому Лугина проиграет внутренний рынок, даже если Лукашенко выгонит секонд-хенд на обочину. Потому что секонд-хенд УЖЕ ушел в интернет, и покупатели легко найдут способ добыть дешевые ношеные вещи.

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Великой России говна не надо

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Россия закрывается от белорусских товаров

Есть ли новые рынки сбыта?

https://charter97.org/ru/news/2020/3/4/368158/

В 2019 году Россия продемонстрировала, насколько белорусская внешняя торговля остается недиверсифицированной, как можно быстро сократить поставки «инновационных» товаров и как одномоментно перекрываются транзитные каналы поставок из третьих стран. Вместо того чтобы ожидать выполнения обещаний, Россия стала включать экономические рычаги влияния и делает это достаточно успешно.

В 2019 году экспорт белорусских товаров, согласно данным Белстата, составил 32,9 млрд долларов и сократился на 970 млн долларов по сравнению с 2018 годом. Импорт товаров увеличился на 901 млн долларов и составил 39,3 млрд долларов. Отрицательное сальдо внешней торговли товарами составило 6,4 млрд долларов (в 2018-м было 4,5 млрд долларов).

Диверсификация не удалась

В 2019 году произошло несколько событий, которые повлияли на всю внешнюю торговлю Беларуси.

Первое и наиболее сильное по степени влияния — почти полное прекращение поставок нефтепродуктов из России в Беларусь. Причина — Беларусь пользовалась отсутствием экспортных пошлин на российские нефтепродукты и в дальнейшем прилично зарабатывала на последующей отгрузке их под другими товарными кодами на экспорт.

Согласно данным «Российских железных дорог», в Беларусь в 2018 году железнодорожным транспортом было поставлено более 1 млн тонн мазута, 630 тыс. тонн печного топлива и почти 460 тыс. тонн прямогонного бензина. Как только в 2019 году эти поставки были прекращены, сразу же упали отгрузки на экспорт битумных смесей, антиоксидантов, продуктов перегонки каменноугольной смолы и других не менее интересных товарных позиций. При этом, поскольку де-факто речь идет о транзите, страны-получатели могли даже не догадываться, что приобретают эти позиции у Беларуси, поскольку потребности в таком объеме поставок этих товаров у них отсутствовали.

В результате снизился как импорт нефтепродуктов из России на сумму более чем в 1 млрд долларов, так и белорусский экспорт нефтепродуктов более чем на 1 млрд долларов, при этом снижение экспорта было как за счет цен, так и за счет сокращения физических объемов поставок.

Вторым событием стало дальнейшее ужесточение контроля за поставками в Россию товаров третьих стран. В итоге еще сильнее сократился экспорт из Беларуси свежих фруктов, яблок, груш, абрикосов, которые ранее поставлялись в Беларусь из стран Африки и ЕС.

В целом доля России в белорусском экспорте выросла с 38,3% в 2018 году до 41,2% в 2019 году. В импорте доля России за счет снижения поставок нефтепродуктов сократилась, но по-прежнему выше 55%.

Стоит отметить, что Россия однозначно понимала, как и почему Беларусь использовала поставляемые нефтепродукты, но не использовала этот фактор, ожидая более подходящей ситуации. Поставки нефти, нефтепродуктов и газа всегда были важны для Минска. С их помощью Россия в определенной степени оказывала прямую поддержку белорусской экономике.

Снижение поддержки — повод продемонстрировать возможности влияния на экономику, и появление дорожных карт углубления интеграции было лишь вопросом времени. Но в полную силу Россия свои рычаги еще не использовала.

Усиление сотрудничества с Китаем увеличивает отрицательное сальдо

В последнее время руководство страны декларирует активизацию сотрудничества с Китаем и даже пытается угрожать Москве переориентацией поставок продуктов питания в эту страну.

Китайский рынок по размеру значительно превышает российский, однако попасть на него не так просто. Нельзя не отметить увеличение белорусского экспорта в КНР — за год поставки товаров выросли на 194 млн долларов и достигли 676 млн долларов. Однако более половины экспорта и 40% прироста обеспечила ключевая позиция — калийные удобрения, которых было поставлено на 355 млн долларов. Хороший рост показали поставки замороженной говядины и мяса домашней птицы, однако Китай пока не в состоянии заменить российский рынок.

Высокие цифры прироста экспорта в Китай не должны отвлекать от того, что происходит с импортом товаров из этой страны. В 2019 году самый большой абсолютный прирост импорта в Беларусь пришелся именно на КНР. Белорусские предприятия приобрели китайской продукции на 3,8 млрд долларов, по сравнению с 2018 годом эта цифра выросла на 639 млн долларов. Ассортимент номенклатуры — более 900 товарных кодов. Самые крупные — мобильные телефоны, компьютерная техника, запчасти для автомобилей, обувь.

С Китаем связан и ряд схем, одну из которых Россия перекрыла в 2019 году. Речь идет о крупных — более 600 млн пар в год — поставках чулочно-носочных изделий. Весь импортируемый объем этой продукции в последующем отправлялся в Россию. В апреле 2019 года схема практически перестала существовать. Именно эта позиция показала наибольшее падение при поставках в Беларусь из Китая.

Обращает на себя внимание и ситуация с поставками запчастей из этой страны. Одной из крупных позиций белорусского экспорта в Россию являются легковые автомобили китайской марки Geely. Поставки легковых автомобилей в 2019 году выросли на 71 млн долларов. Но при этом импорт запчастей в Беларусь из Китая вырос на 69 млн долларов. Совпадение? Вряд ли. Похоже, что Geely в Беларуси почти полностью свинчиваются из китайских запчастей.

Если подвести итоги сотрудничества с Китаем в 2019 году, то можно отметить, что отрицательное сальдо внешней торговли с ним увеличивается и уже превышает 3 млрд долларов. Очевидно, что Китаю такое сотрудничество выгодно, вопрос в том, что оно дает Беларуси.

А что мы можем предложить миру?

Если внимательно посмотреть на товарную структуру экспорта, то можно отметить, что у Беларуси мало позиций, которые она бы могла предложить миру для торговли.

Крупнейшая позиция — нефтепродукты — целиком и полностью зависит от поставок российского сырья. В 2019 году сокращение экспорта нефтепродуктов составило более 1 млрд долларов и предопределило итоги экспорта в 2019 году.

Калийные удобрения — одна из наиболее диверсифицированных позиций, однако объемы продаж ограниченны и не могут быть значительно изменены. В 2019 году Беларусь продала калийных удобрений на 2,8 млрд долларов, рост по сравнению с 2018 годом — 62 млн долларов.

Продажи грузовых автомобилей сократились в денежном выражении на 344 млн долларов, или на 26,5%, и в значительной степени зависят от российского рынка. Из позиций, объемы продаж которых на внешних рынках превышают 500 млн долларов, остаются нефть (продается полностью в Германию, в будущем будет полностью оставаться в стране для переработки), сыры и творог (96% экспорта — Россия), тракторы и седельные тягачи (62% поставок — Россия).

Обнадеживают новые рынки по молочной продукции, но крупнейшим ее покупателем остается Россия. А как показали события предыдущих лет, риски административного влияния и торговых войн с Россией на молочном фронте сохраняются.

Чего ожидать в 2020-м?

Начало года явно не задалось. Поставки нефти на экспорт, скорее всего, не осуществлялись, а каждый месяц отсутствия таких поставок может оцениваться потерей от 50 млн долларов и выше. Но это — незначительные потери на фоне остановки экспорта нефтепродуктов. Поставки нефти в Беларусь железнодорожным транспортом имели место, но были далеки от оптимальных объемов загрузки. Месяц экспорта нефтепродуктов — это 400-500 млн долларов.

С экспортом калийных удобрений в начале года, судя по объемам производства, дело обстоит тоже не очень хорошо. А еще китайский коронавирус может оказать влияние на производство легковых автомобилей в Беларуси. Да и темпы развития российской экономики не дают поводов для оптимизма белорусским поставщикам продовольствия и промышленных товаров.

Российский рынок пока остается крупнейшим для белорусской продукции, и за 2020 год ситуация не поменяется. При этом белорусские производители будут пытаться искать новые рынки, поскольку на российском период безоблачного существования закончился. Но, очевидно, нужен приход новых инвестиций в белорусскую экономику. В том числе и в маркетинг.

Из отечественных производителей выиграет тот, кто придет туда, где нас еще не знают, но, возможно, ждут.

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Экономист: Систему Лукашенко можно обвалить легким движением руки

Беларусь стоит на пороге интересных событий.

https://charter97.org/ru/news/2020/3/5/368237/

В 2019 году экспорт белорусских товаров в РФ значительно сократился по сравнению с 2018 годом. Отрицательное сальдо внешней торговли товарами составило 6,4 млрд долларов (в 2018-м было 4,5 млрд долларов).

Что стоит за сухими цифрами и как это может отразиться на экономике Беларуси? Сайт Charter97.org поговорил с доктором экономических наук Борисом Желибой.

- В 2019 году экспорт белорусских товаров в Россию значительно сократился, а отрицательное сальдо торговли с РФ резко выросло. Как вы это прокомментируете?

- Сальдо — это соотношение между экспортом товаров и импортом. Наш экспорт, вероятно, сократился еще в большей мере, чем импорт товаром из России. Либо экспорт сократился, а импорт оттуда увеличился. Это негативное сальдо, что правда, перекрывается некоторыми услугами белорусскими. Они дают по экспорту в любые страны положительное сальдо, которое всегда перекрывалось отрицательным по товарам.

Что касается России, то главной величиной этого отрицательного сальдо стал импорт углеводородов из России. В прошлом году наши заводы по нефти были загружены полностью, по газу тоже мы получили то, что заказывали.

Если брать продовольственные товары, то, возможно, уменьшились поставки мяса и молока, в том числе, за счет усилий, которые прилагает «Россельхознадзор». Как известно, он блокирует экспорт в Россию одних мясокомбинатов, потом этим разрешает и блокирует другим. Это процесс идет непрерывно. Вплоть до того, что фуры с продовольствием россияне просто уничтожают, обвиняя белорусов, что они завозят продукты, которые сделаны не в Беларуси. Как известно, в России введено эмбарго на продукты, которые сделаны в ЕС и Норвегии.

За счет этих факторов у нас растет отрицательное сальдо по торговле товарами с Россией.

- Какую роль в снижении экспорта белорусских товаров в Россию сыграло обострение нефтегазовой войны между официальным Минском и Кремлем?

- Не думаю, что это большая роль. Мы в Россию и раньше мало экспортировали нефтепродуктов, которые были произведены в Беларуси. Россияне даже жаловались, что мы не выполняем свои обязательства. Последние события связаны с тем, что своим указом Лукашенко повысил в четыре раза акцизы на топливо, которое завозят из России в Беларусь на российские АЗС. Это по сути — запрет на ввоз российского топлива и стимулирование россиян обеспечивать нефтью наши НПЗ.

С одной стороны, такой запрет приведет к тому, что цены на российское топливо будут неконкурентоспособными, а с другой стороны, это чуть-чуть поправит наш торговый баланс с Россией.

У нас большого экспорта нефтепродуктов в Россию никогда не было. Поэтому отрицательное влияние, выразившееся в том, что наш экспорт сокращается, связано с тем, что наши НПЗ загружены максимум на треть. Никаких договоренностей все еще нет. Лукашенко жаловался, что договорился с Путиным о какой-то компенсации, а вместо этого начали переговоры с какими-то частными поставщиками, у которых совсем другой подход. Влияние этой ситуации на экономику серьезное.

- Есть мнение, что российский протекционизм — это один из методов продемонстрировать возможности влияния на экономику Беларуси. Как вы думаете, начнет ли Россия использовать свои рычаги давления в полную силу?

- Конечно, российский протекционизм был и остается. Особенно на наше продовольствие. Всегда наши заводы это чувствовали. Например, «Гомсельмаш» жаловался, что россияне ограничивают экспорт продукции, что они не дают нашим заводам войти в российские госзаказы и т.д.

Надо еще помнить, что половина товарооборота у нас идет на Россию. От этого нужно уходить, поскольку на практике они это используют как политическое оружие. Даже если мы договоримся по нефти, россияне могут вообще дать указание, не покупать наш экспорт у тех или иных заводов. Тогда куда мы будем поставлять? Мы слабо работаем, чтобы выйти на европейские рынки, и недостаточно, чтобы выйти на страны так называемой дальней дуги.

- Склады крупных белорусских предприятий (МАЗа, МТЗ и других) часто оказываются затоваренными. Что их ждет в случае усиления кризиса сбыта их продукции?

- Такие заводы как МАЗ теряют свои экспортные позиции на российском рынке, который для них остается основным. Причины – однородную продукцию наращивают российские предприятия, белорусские не выдерживают конкуренции с аналогичной импортной продукцией, которая поставляется в Россию из разных стран. Это процесс идет давно, потому и возникла затоваренность складов.

Надо еще учитывать, что сейчас мы стоим на пороге мирового кризиса, связанного с эпидемией коронавируса. Китай остановил у себя много предприятий, которые поставляют экспорт во многие страны. Сейчас мировая экономика стоит перед этой угрозой. Это будет оказывать влияние и на наши предприятия. У нас достаточно тесные связи с Китаем, в том числе, по заводу Geely. Это тоже не улучшит ситуацию с растущим запасом товаров. Они достигли уже где-то 66% месячного выпуска в среднем по промышленности Беларуси, тогда как норма это не более 50% месячного выпуска.

- Возможна ли такая ситуация, что российский рынок максимально закроется и Лукашенко действительно придется ездить по миру, предлагая белорусскую продукцию «по чайной ложке». Есть ли страны, где хотят «куплять беларускае»? Возможно ли в сегодняшних условиях альтернативные РФ рынки сбыта?

- Если российский рынок закроется, для белорусских властей это будет означать катастрофу в экономике. Они не готовы развернуть белорусский экспорт в другие страны, для них это будет еще одним потрясением. Здесь возникают вопросы качества, которое дают новые технологии, вопросы того, что к нам эти технологии медленно приходят.

В принципе, экономика так взаимосвязана, что «закрыть Россию» в один миг в Кремле не смогут. Есть устойчивые связи между предприятиями.

Но есть также и политические причины. Пока Лукашенко остается для России, практически, единственным союзником. Хотя бы в политической и военной области. До сих пор российскому руководству было не выгодно делать так, чтобы белорусская экономика легла. Хотя они могут это сделать «легким движением руки».

- Каковы перспективы для белорусской торговли в этом году? Как это может отразиться на курсе рубля и социально-экономической ситуации?

- Перспективы пока плохие. Мы вошли в 2020 год с падением ВВП, поскольку заводы наши не загружены нефтью, и это будет зафиксировано за весь первый квартал. Надо помнить, что наши два НПЗ дают до трети, иногда и более поступлений валюты в страну за счет экспорта нефтепродуктов.

Такие же дела неважные у «Беларуськалия», который не имеет договора с китайцами. Мы видим, к сожалению, что наш рубль на этом фоне девальвируется.

Нам нужно как-то договариваться с россиянами, чтобы они по объемам загрузили наши НПЗ, хотя все действия правительства направлены на диверсификацию источников поставки нефти. Мы уже знаем, что пришел второй танкер в Клайпеду, перекачивают азербайджанскую нефть по трубопроводу «Одесса-Броды».

Эта нефть будет более дорогая, но надо приучать наши НПЗ работать с сырьем по мировым ценам. Тут неизбежно будет повышение цен на моторное топливо – к этому тоже нужно привыкать. Транспортные услуги тоже будут дорожать.

- Если бы вам, как экономисту, было предложено исправить ситуацию — чтобы бы вы предприняли?

- Надо говорить о структурных реформах в белорусской экономике, о дорожной карте которую наше правительство разрабатывало с Всемирным банком, были рекомендации МВФ. Всем известно, что делать - надо идти на структурные реформы, перестраивать управление госпредприятиями, прекращать директивное кредитование и т.д. Это все уже давно написано, но нет политической воли. Без этого мы будем попадать в сегодняшнюю ситуацию бесконечно.

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Склады завалены: белорусские предприятия установили новый «рекорд»

https://charter97.org/ru/news/2020/3/28/371065/

Запасы готовой продукции в промышленности достигли максимума за 5 лет. Никто их говно не покупает. Среди производителей говна лидирует Брестская область

Белорусы отправили на склад так много товаров впервые с кризисного 2015 года. Посмотрим, где в стране положение было наиболее тяжелым. К 1 марта запасы готовой продукции по промышленности достигли 5,754 млрд BYN. За скользящий год (12 месяцев) денежная оценка складов выросла на 18,8%. По отношению к месячному объему выпуска запасы составили 83,5% (против 65,1% на 1 марта 2019-го), пишут banki24.by.

Уровень запасов по отношению к месячному производству в промышленности стал максимальным за 2016—2020 гг. Немного больше продукции предприятия отправляли на склад лишь в кризисном 2015 году.

В Брестской области складские запасы на 1 марта составили 623,2 млн BYN (77,7% от месячного выпуска промышленности). Больше всего запасов в деньгах лежало на складах предприятий Бреста (211 млн BYN), Березовского района (80,2 млн BYN) и Барановичей (78,9 млн BYN). В отраслевом разрезе на Брестчине по запасам лидировали компании пищепрома (239,7 млн BYN).

По удельному уровню запасов первые места заняли химпром и легпром. В этих отраслях накопили запасы на 3,2 и 2,5 месячного выпуска продукции.

В Витебской области запасы составили 468,1 млн BYN (49,5% месячного выпуска). Безоговорочное первое место по наполненности складов занял Витебск (298,2 млн BYN). В отраслевом разрезе лидерство по уровню запасов захватил легпром — 254,7 млн BYN (5,4 месяцев выпуска).

В Гомельской области запасы готовой продукции достигли 710,3 млн BYN (50,6% месячного выпуска). Территориально больше всего складов держал Гомель (505,8 млн BYN). Печальная ситуация наблюдалась в машиностроении области, там было 190,6 млн BYN запасов (на 4 месяца выпуска продукции).

В Гродненской области складские запасы составили 757,7 млн BYN (91,3% месячного выпуска). В Гродно запасы достигли 291,7 млн BYN, в Гродненском районе — 138,7 млн BYN. Запасы в Гродненском районе связаны со Скидельским сахарным комбинатом. В пищепроме Гродненщины имелись запасы на 360,7 млн BYN, в легпроме — на 142,8 млн BYN.

Также в легпроме было самое тяжелое положение с запасами в месяцах выпуска продукции — предприятия отрасли могли бы простаивать 3,8 месяца. В Минской области складские запасы достигли 1,553 млрд BYN (135,1% месячного выпуска). Наибольшие запасы отмечались в Жодино (481,9 млн BYN) и Борисовском районе (234,4 млн BYN). Предприятия Жодино могли остановить работу на 5,3 месяца.

В отраслевом разрезе 497,4 млн BYN запасов (на 3,8 месяца выпуска) накопило машиностроение Минщины, на 355 млн BYN (114,1% месячного выпуска) — пищепром. Запасы в машиностроении связаны с жодинским БЕЛАЗом, в пищепроме — с сахарными заводами. В Могилевской области запасы составили 460,7 млн BYN (76,2% месячного выпуска). По уровню запасов лидировали Могилев (193,2 млн BYN) и Бобруйск (146,7 млн BYN), в отраслевом разрезе — производители неметаллических продуктов (114,2 млн BYN).

В Минске складские запасы достигли 1,181 млрд BYN (101,8% месячного выпуска). По уровню запасов в деньгах лидировало машиностроение (283,3 млн BYN), по отношению к месячному выпуску — производство аппаратуры (4 месяца, или 201,5 млн BYN).

Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Начать новую тему  Ответить на тему

Права доступа к этому форуму:
Вы можете отвечать на сообщения