Alpenforum

Альпийский форум, нейтральный взгляд - политика онлайн

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Айтишники против Лукашенко: почему восстали самые благополучные белорусы На баррикады вышли самые высокооплачиваемые в стране профессионалы.

Начать новую тему  Ответить на тему

Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Айтишники против Лукашенко: почему восстали самые благополучные белорусы

На баррикады вышли самые высокооплачиваемые в стране профессионалы.

https://charter97.org/ru/news/2020/8/29/391276/

Протестные акции в Беларуси третью неделю собирают сотни тысяч участников. В числе первых протест открыто поддержали обычно аполитичные основатели технологических компаний. Лукашенко всегда гордился белорусским хайтеком. Почему он повернулся против диктатора? Чтобы ответить на этот вопрос, журналистка The Bell Анастасия Стогней отправилась в Минск.

https://youtu.be/UnFVyfGC-rI

«Сколько тебе, сука, заплатили? Сколько ты зарабатываешь? Тебе что, мало? Перемен захотел? Сейчас будут тебе перемены», — орал омоновец, избивая Михаила Чупринского, совладельца белорусского стартапа Rozum Robotics. Чупринского задержали в первую ночь протестов в Минске, с 9 на 10 августа, в подъезде его дома. «Мне вломили, но не запредельно сильно — довольно профессионально задержали», — вспоминает предприниматель. Его затолкали в автозак («это было жестко, но не жестоко») и доставили в печально известное ОВД на улице Окрестина. Дальше все было намного хуже.

Михаил Чупринский — представитель уникального класса белорусского общества: айтишников. Лукашенко 25 лет продавал идею советской республики, у которой получилось: колхозы не развалены, заводы не проданы олигархам, бедности нет, народ питается исключительно натуральными продуктами. Но в действительности белорусская экономика уже давно не в лучшей форме (подробно о ее проблемах мы рассказали здесь). В последние годы стремительно рос только один экономический показатель: внешний долг (в основном перед Россией). И только один сектор экономики в последние годы развивался заметными темпами: IT. О технорывке «последнего диктатора Европы» писали главные мировые СМИ, включая The New York Times Forbes, Financial Times и Wired.

Рост IT в значительной степени был обеспечен налоговыми льготами для резидентов «белорусского «Сколково» — созданного по поручению Лукашенко Парка высоких технологий (ПВТ). Однако именно в этой профессиональной среде протестные настроения сейчас особенно сильны. 12 августа сотни руководителей и тысячи сотрудников белорусских IT-компаний в открытом письме потребовали остановить полицейское насилие и провести новые прозрачные выборы президента.

Праздник хайтека в декорациях советского застоя

«Помню себя подростком — у меня было два выбора: смириться, что буду зарабатывать в среднем до $500 в месяц, или пойти учиться на программиста, — рассказывает в интервью The Bell основатель американского стартапа с белорусскими корнями PandaDoc Микита Микадо. — Мало что есть в Беларуси. [Нефтяная] труба да калийная соль... Еще сельское хозяйство, невероятно неэффективное. И ветшающие советские заводы».

Аналогичный выбор в Беларуси совершают многие талантливые люди. В местном IT-секторе занято около 60 тысяч человек. Локальный рынок мал, поэтому большинство компаний работают на экспорт. Добившись успеха за рубежом, они, как правило, оставляют в Беларуси как минимум разработку. Среди знаменитых резидентов ПВТ белорусские «дочки» таких компаний, как EPAM, Viber и Wargaming. Главный офис PandaDoc Микиты Микадо находится в Сан-Франциско, но белорусское юрлицо стартапа также является резидентом ПВТ.

В 2017–2019 годах экспорт IT-услуг из Беларуси вырос почти в 2,5 раза — до $2 млрд. В 2019 году технологические компании обеспечили Беларуси почти 50% прироста ВВП. В целом их доля в ВВП равна 6,1% (в России — менее 1%). В последние годы доля IT в ВВП Беларуси росла быстрее, чем в других развивающихся странах. По этому параметру Белоруссия обошла даже Индию, следует из данных конференции ООН по торговле и развитию за 2019 год. Уже к 2022–2023 годам доля IT в белорусской экономике может вырасти до 10%, уверял министр экономики Беларуси Дмитрий Крутой в феврале.

Начиналась белорусская IT-сказка с аутсорсинга, и до сих пор это важная ее составляющая. «Образованные люди хотели хоть что-то зарабатывать — и предприимчивые белорусы-эмигранты начали нанимать их как программистов», — объясняет Микадо. Самый успешный IT-аутсорсер с белорусскими корнями — EPAM. В 1993 году эту компанию основали одноклассники Аркадий Добкин и Леонид Лознер. Уже давно EPAM базируется в США. Еще в 2012 году компания провела IPO на Нью-Йоркской фондовой бирже.

Попер IT-сектор, надо сказать, не сразу. «15 лет назад, когда все начиналось, это было формальной историей — лишь с недавних пор начались какие-то движения», — замечает Михаил Чупринский, основатель компании Rozum Robotics, резидента ПВТ. С другой своей компанией он пытался попасть в ПВТ в 2012 году, и «это было ужасно», выглядело так, будто «тебе делают одолжение». Бизнес-план, который потребовали от Чупринского, был «толщиной с диссертацию» и «назывался “Бизнес-план. Версия 5.2”». Его изучение заняло восемь целых месяцев. Но другие компании ждали еще дольше.

Собеседники The Bell говорят, что многое изменилось в 2017 году, когда вышел новый декрет о развитии цифровой экономики. Бизнес-планов объемом полсотни страниц в ПВТ требовать перестали. Отношение к потенциальным резидентам стало таким: «Ребят, чем вам помочь, что сделать, чтобы вы скорее у нас оказались?» Кроме того, ПВТ начал вникать в специфику работы своих подопечных, занялся решением проблем, на которые они жаловались.

Все собеседники The Bell на вопрос о роли Лукашенко в успехе белорусского IT ответили одинаково: он тут ни при чем. «Это единственная отрасль, к которой он не имеет никакого отношения, поэтому она и успешна», — убеждена Колесникова. Да и сам Лукашенко это иногда признает: «Никто не должен мнить из себя великого человека, что он что-то там сделал. Это сделали айтишники, и я благодарен им».

ПВТ состоялся не только не благодаря, но даже вопреки Лукашенко, считает Чупринов из Rozum Robotics: «Парк [в его нынешнем виде] пытались создать намного раньше и на принципиально других условиях. Для того, что отжали по итогу, основной угрозой был как раз Лукашенко».

При этом запроса на политические изменения до этого лета самая свободная и благополучная часть общества открыто не формулировала. О президенте говорили или хорошо, или ничего.

В 2017 году, когда ПВТ начал меняться, у айтишников появилась «робкая мысль»: может, и в государстве что-то поменяется.

Айтишники на баррикадах

Последней каплей для многих белорусов — не только для айтишников — стала пандемия, которую Лукашенко называл «коронапсихозом» и упорно игнорировал. Именно тогда произошло резкое ухудшение в отношении общества к государству.

«Хотел, чтобы разумных людей в стране было побольше, в том числе и в IT-сфере», — объяснял Лукашенко в одном из интервью причины создания ПВТ. В итоге эти разумные люди повернулись против него. IT-предприниматели начали высказываться о фальсификации результатов выборов в соцсетях, собирать деньги для пострадавших во время протестов, нанимать и переучивать уволенных активистов.

На протестных митингах можно встретить людей, которые вместо плакатов несут раскрашенные под бело-красно-белый старый белорусский флаг клавиатуры. Чупринов из Rozum Robotics говорит, что среди митингующих айтишников очень много. Он объясняет это «простой экономикой»: «Если у вас зарплата $300, из которых 30% — премия, вы побоитесь бастовать, ведь премии вас точно лишат. Неделя забастовки — четверть зарплаты. Это очень дорого. Айтишник может себе позволить бастовать неделю, сотрудник госпредприятия в райцентре — нет».

«Все мои знакомые хотят что-то делать и помогать», — говорит основатель PandaDoc Микита Микадо. Сам он пообещал силовикам, которые решат уволиться, материальную помощь. Микадо рассказывает, что получил сотни заявок, а фонд помощи всего за четыре дня собрал больше миллиона долларов. Деньги нужны не только потому, что, уволившись, силовики банально останутся без источника дохода. Просто уволиться из силовых структур, отработав там меньше пяти лет, нельзя: нужно выплатить «выходное пособие» (похожая система и в гражданских вузах). Долг в белорусских масштабах неподъемный, говорит Микадо: $20–30 тысяч. Для сравнения, IT-образование в белорусских университетах, по его словам, стоит около $6 тысяч: «по сути, люди впряглись в кабалу, в рабскую систему, которая их просто не выпускает»

Rozum Robotics берет на работу людей, которых из-за протестов уволили в небольших городах: шансов куда-то устроиться на месте у них мало. Они могут либо учиться, либо заниматься волонтерской работой три месяца и в это время искать альтернативные способы зарабатывать на жизнь, объясняет основатель компании Чупринский. Ну и, конечно, айтишники, как и другие белорусы, выстраивались в цепи солидарности, бастовали и ходили на митинги.

Некоторые айтишники «вписались» в борьбу с действующей властью еще до начала протестов. Кампании оппозиционных кандидатов — в первую очередь Виктора Бабарико — были вполне технологичными.

«Это мои пятые выборы Лукашенко, я не готов ждать еще пять лет»

В ночь на 10 августа Михаил Чупринский вместе с еще 46 задержанными оказался в пятиместной камере ОВД на Окрестина. Люди начали жаловаться, что им не хватает воздуха, — и в камеру стали пускать газ, «чтобы стимулировать дыхание». На следующую ночь Чупринский и его сокамерники «услышали, что в городе идет война, — взрывы не прекращались». Предприниматель вспоминает, что людей привозили постоянно. Перед тем как забросить в камеры, избивали. Крики не умолкали до утра. Тех, кто не мог шевелиться, оттаскивали в сторону. Чупринский говорит, что видел два накрытых тканью тела.

Били и самого бизнесмена. Больше всего ему досталось при перевозке с Окрестина в тюрьму, расположенную в Жодино, городке под Минском: «Нас загрузили в автозак, который уже был с омоновцами, и там прыгали по головам, били палками». Следующую ночь Чупринский провел в тюремном дворе: задержанные не помещались в камеры. «Мы ночевали на улице, играли в антарктических пингвинов, жались друг к другу, чтобы хоть как-то согреться». Под утро людей все же распихали по камерам: «Было 22 человека в восьмиместной камере — практически курорт. Там были матрасы, мы уже спали по очереди». Через сутки Чупринского выпустили.

Собеседник The Bell признается: выйдя из тюрьмы в Жодино, он задумался об эмиграции. «Это мои пятые выборы Лукашенко, я не готов ждать еще пять лет», — говорит он. Чупринский считает, что уедут многие: «Сейчас все чаты полны обсуждений, какая страна лучшая, куда проще уехать. Самый популярный вопрос на собеседованиях: что у вас с релокацией, куда можете эвакуировать? Действующие сотрудники тоже спрашивают».

Что дальше

Михаил Чупринский выражает общее настроение. Сооснователь EPAM Аркадий Добкин предсказывает «самый большой исход из страны за последние 30 лет». Его компания тоже «рассматривает разные варианты». Своих сотрудников из Беларуси начал эвакуировать российский «Яндекс». Закрытие офиса в Минске анонсировал Viber.

Конечно, айтишникам уехать просто. Они могут работать откуда угодно, поэтому им нужны серьезные аргументы, чтобы осесть. Массовой эмиграции ждет и Микита Микадо из PandaDoc. Он рассказывает, что во внутреннем опросе около 80% сотрудников высказались за переезд. Впрочем, айтишники еще продолжают надеяться на перемены. И на вопрос The Bell о том, вернется ли он в страну, если Лукашенко перестанет быть президентом, Микадо ответил без раздумий: обязательно.

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
последнее лето саши таракана

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
@Россия, вперед! пишет:последнее лето саши таракана

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
@Россия, вперед! пишет:последнее лето саши таракана

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
«Утечка мозгов» и дефицит кадров: что происходит на рынке труда Беларуси

https://charter97.org/ru/news/2020/10/31/399038/

Если раньше на работу уезжали из Беларуси преимущественно специалисты рабочих специальностей, то сейчас происходит отток работников интеллектуального труда. Так считает экономист Исследовательского центра ИПМ Глеб Шиманович, сообщает "Еврорадио".

Остаются "офшорные программисты" дураки2000, считающие Microsoft SQL server языком программирования

— Это, безусловно, связано не с COVID-19, а с политической ситуацией, — отмечает директор кадрового агентства "Квадрат" Светлана Коростелева. По ее словам, всплеск миграции совпал с "чуть ли не вертикальным всплеском интереса" к рабочей силе внутри Беларуси.

— Конечно, накладывается наша политическая ситуация и вторая волна COVID-19, но ситуация все равно лучше, чем летом и весной, — рассказывает она.

Ни кадров, ни зарплат

По словам Коростелевой, рынок труда оживился после затишья с марта по сентябрь.

— Во-первых, всегда всплеск деловой активности в сентябре — октябре, — рассказывает Светлана Коростелева. Еще одна причина — относительный выход из коронавируса, хотя сейчас набирает обороты вторая волна, отмечает собеседница.

— И третье — появилось движение на рынке труда, связанное с политической обстановкой. Кто-то увольняется сам, кого-то увольняют, компании переезжают в другие страны, при этом освобождаются рабочие места. Наложение этих факторов и вызвало активизацию.

Собеседница отмечает, что зарплатные ожидания кандидатов отличаются от того, что предлагают наниматели.

— Как всегда, все хотят кадры с высокой квалификацией за меньшие деньги. А люди, пусть даже не эксперты в своей сфере, зачастую не готовы идти работать за 600-700 рублей.

А что айтишники? Релоцируются?

На рынке труда есть дефицит кадров. Особенно это касается IT-специалистов с опытом работы и узкой специализацией. Впрочем, хотя сейчас много говорят о релокации IT-специалистов, пока что это больше разговоры.

— Я смотрел исследование BEROC, где они опрашивали частный бизнес о том, думают ли они о релокации. Только около 4% думают о переезде. С одной стороны, этот процесс может быть достаточно долгосрочным. Если негативная социально-политическая тенденция будет продолжаться, то волна будет нарастать. С другой стороны, возможно, ситуация стабилизируется, а издержки переезда окажутся слишком высоки, и люди не будут переезжать, — говорит Глеб Шиманович.

Эксперт отмечает, что официальная статистика может многих не учитывать, ведь не все при выезде оформляют соответствующие документы. Это затрудняет оценку масштаба миграции.

По словам главы кадрового агентства "КИАТ" Игоря Кочетова, в Беларуси не хватает работников со знанием английского языка, востребованы продажники.

— Не сказал бы, что экономика упала катастрофически, но денег стало меньше. Некоторые направления замирают, например строительство. Работникам этой сферы стало сложнее выехать из-за коронавируса, и они стали дополнительной нагрузкой для рынка труда, — говорит Игорь Кочетов. — Но не хватает водителей, особенно в сельском хозяйстве. Отчаянно не хватает медсестер и санитаров. Дефицит педагогов в регионах, но причина известна. Люди есть, но они не идут на ту зарплату, которую им предлагают.

Помимо сложностей в строительстве, из-за коронавируса не предвидится восстановления туристической отрасли и ивент-индустрии.

— Отток высококвалифицированных кадров — это намного хуже, поскольку имеет долгосрочные последствия для экономики. Потенциал этих людей намного выше, чем, например, людей из строительной сферы. Не создадутся какие-то проекты, в плане имиджа страны это тоже означает потери. То есть подрывается основа долгосрочного роста, — резюмирует Глеб Шиманович.

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
@Россия, вперед! пишет:последнее лето саши таракана

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Лукашенко отомстил белорусским айтишникам за предательство

http://k-politika.ru/lukashenko-otomstil-belorusskim-ajtishnikam-za-predatelstvo/

Белорусские власти увеличили ставку подоходного налога с дохода физлиц, которые работают в Парке высоких технологий и китайско-белорусском индустриальном парке «Великий камень» с 9% до 13% (максимальный НДФЛ в Белоруссии – 16%).

Согласно официальной версии, это – временная мера, которая призвана обеспечить консолидацию доходов для борьбы с COVID-19. Ожидается, что, вкупе с повышением других налогов, она увеличит поступления в бюджет на миллиард белорусских рублей (28,5 млрд. рос. рублей).

Ранее государство гарантировало айтишникам, что специальный налоговый режим будет действовать до 1 января 2049 года. Понятно, что повышение налогов вызвало ропот и возмущение среди программистов.

Бежавший на Запад создатель ПВТ, пытавшийся стать альтернативным Александру Лукашенко кандидатом на президентских выборах, Валерий Цепкало разразился гневной речью в соцсетях.

«Этому правительству, этому государству, доверять нельзя ни в чём. Правительство просто забирает деньги людей, забирает деньги у компаний, которые способны зарабатывать деньги. Государство фактически добило, или добивает, последнюю отрасль, где еще существовало доверие», – возмущается Цепкало.

На самом деле, доверие Лукашенко подорвали сами айтишники. Белорусский президент видел в них инструмент своей многовекторной политики. Давая добро на создание IT-парков, он рассчитывал, что это ему зачтется в переговорах с Западом, ведь выполняли белорусские программисты в основном (45%) американские заказы, только 5% заказов приходилось на страны СНГ. Американский эксперт Брайан Уитмор утверждал в 2019 году: чтобы разорвать историческую связь России и Белоруссии, США должны поддерживать белорусский IT-сектор.

Лукашенко бравировал «умной отраслью» перед Россией. Дескать, вот есть производство с миллиардным долларовым экспортом, никак не зависящее от ваших дотаций, нефти и газа.

Однако в прошлом году 561 резидент ПВТ заплатил в казну лишь 210 млн рублей – чуть больше процента всех собираемых налогов. Всего 5% ВВП Белоруссии создается в IT-секторе. А кормят страну переработка российской нефти и сельское хозяйство с рынком сбыта в России.

Даже придворные лукашенковские политологи не боялись предупреждать патрона о том, что опорой возможного Майдана в Белоруссии станут вовсе не маргинальные националисты, а получающие до 3,5 долларов в месяц на заказах из США программисты. Кто платит, тот и заказывает революционные песни.

Так оно и вышло. Белорусские программисты интеллектуально спонсировали Майдан, разрабатывая всяческие альтернативные платформы для «правильного» подсчета голосов на выборах, а также программы по деанонимизации ОМОНовцев, различные форумы и чаты.

Многие из них ходили на оппозиционные шествия, у ПВТ выстраивалась «цепь протеста». Кое-кто из айтишников загремел в печально знаменитую тюрьму на Окрестина, и это представлялось как особое варварство, поскольку программистам в Белоруссии создано несправедливое реноме гордости нации и ее кормильцев.

Никакой благодарности к режиму, обеспечивавшему им достойную жизнь, революционные айтишники не испытывали.

«Мы же понимаем, что фраза «мы вам всё дали» – не совсем правда. Мы понимаем, что люди сами строят свои бизнесы, общаются с другими людьми. Нельзя сказать, что какой-то человек или организация создали всё, что есть в Белоруссии. Это неправда. Всё создают люди. Государство может этому либо способствовать, либо препятствовать, либо не мешать. В случае с IT-индустрией этому не мешали, а всего лишь способствовали. Но 15 лет, которые строили ПВТ, были перечеркнуты одним месяцем», – заявлял на канале Виктора Бабарико бежавший из страны создатель платформы «Голос» Павел Либер, имея в виду вовсе не повышение налогов, а подавление протестов.

В сентябре в оппозиционных СМИ раздувалась истерика по поводу массовой эмиграции айтишников за рубеж. Польша, Литва и Украина тут же заявили, что готовы принять и трудоустроить белорусских интеллектуалов. Белорусский юрист Денис Алейников стал советником «по переманиванию» украинского министра цифровизации.

Однако массового исхода не вышло, поскольку никто из заклятых соседей не смог предложить программистам такие же льготные условия, как Лукашенко. В ПВТ 750 резидентов приносили госбюджету 140 млн долларов в год. Но там работало 32 тысячи программистов. На Украину сбежало 1200 айтишников. Этого явно недостаточно для того, чтобы заплатить 120 млн долларов налогов, на которые рассчитывали в Киеве, даже с учетом того, что белорусских льгот на Украине нет.

«Важно понять, что их обещания – это пустота. Посмотрите на проблемы в украинской экономике. Кому она может помочь, если она не в состоянии помочь собственным гражданам? Ни на Украине, ни в Литве нет ничего подобного тому, что есть в Белоруссии. Они сами штаны с трудом поддерживают. Это разовая политическая акция для того, чтобы создать проблемы внутри Белоруссии», – считает российский политолог Сергей Михеев.

Поэтому бегство нескольких сотен айтишников погоды в Белоруссии не сделало. Ни одна компания из ПВТ не ушла. Зато прибавились новые. Если по состоянию на 15 июля в Парке значились 886 компаний, то на 9 октября – 969. Большинство иностранных компаний, пришедших туда, имеют российские корни.

А для своих мятежных программистов Лукашенко приготовил приятный для себя сюрприз. Готовятся изменения в уголовный кодекс Белоруссии, которые предусматривают введение понятия «гражданское соглашение с осужденным». Осужденный, в отношении которого вынесен приговор, предусматривающий лишение свободы, но который является высококвалифицированным специалистом, может заключить соглашение с государством взамен на работу по направлению.

А поскольку белорусские суды в последние месяцы щедро выносят приговоры майданщикам, у айтишников, не оценивших благодеяния «Батьки», появится прекрасная возможность поработать за него почти бесплатно.

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Остаются "офшорные программисты" дураки2000, считающие Microsoft SQL server языком программирования

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Остаются "офшорные программисты" дураки2000, считающие Microsoft SQL server языком программирования

Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Начать новую тему  Ответить на тему

Права доступа к этому форуму:
Вы можете отвечать на сообщения