Alpenforum

Альпийский форум, нейтральный взгляд - политика онлайн

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Лукашенко хочет карать «беглых предателей» за рубежом. Речь идёт о России? Пока ЕС решает, признавать ли структуры МВД Белоруссии террористическими, КГБ и МИД республики создают основания для признания её самой террористическим государством

Начать новую тему  Ответить на тему

Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Лукашенко хочет карать «беглых предателей» за рубежом. Речь идёт о России?
Пока ЕС решает, признавать ли структуры МВД Белоруссии террористическими, КГБ и МИД республики создают основания для признания её самой террористическим государством

https://iarex.ru/articles/79731.html

Очередное скандальное интервью главы МИД Белоруссии российскому изданию РБК подтвердило худшие опасения: белорусским оппозиционерам угрожает смертельная опасность. Владимир Макей рассказал о «фашиствующей демократии» и фактически подтвердил озвученный в тот же день тезис председателя КГБ Белоруссии на так называемом «Всебелорусском народном собрании» о поиске за рубежом врагов режима в соответствии с практикой спецслужб СССР.

«Мы будем действовать жестко, в соответствии со сложившейся международной практикой по пресечению подобного рода преступлений. Наши отцы и деды находили предателей, изменников, пособников фашистов через десятилетия, где бы они ни находились. И мы от этой линии никогда не отступим», — заявил Иван Тертель.

Его угрозы опубликовало государственное информационное агентство БелТА. Речь председателя КГБ на ВНС транслировали государственные телеканалы и радиостанции.

Макей попытался выкрутиться из неудобного вопроса об угрозах Тертеля, пожаловавшись на телефонные угрозы своей жене Вере Поляковой. Так себе аргумент, учитывая, что реноме министра иностранных дел Белоруссии, мягко говоря, подмочено.

Министр также призвал не навешивать ярлыки, хотя сам этим активно занимается, а сотрудники госагитпропа Белоруссии и вовсе не брезгуют лексикой нацистов — как, например, сотрудники редакции президентской газеты «СБ. Беларусь сегодня» («Советская Белоруссия), гостелеканалов «СТВ», «ОНТ» и других. Двойные стандарты и перевод стрелок — в духе «они первые начали», «они сами виноваты» выглядели, как детсадовская возня.

Однако самое ценное признание Макея в ответе на вопрос о заявлении Тертеля сформулировано в лучших традициях дипломатического плутовства — как бы вскользь. Глава МИД сказал: «Но, с другой стороны, как быть, если те, кто называет себя демократами, ведут себя абсолютно с точностью до наоборот».

То есть министр подтвердил: сказанное 11 февраля председателем КГБ с трибуны ВНС — не ошибка, и фактически анонсированные Тертелем убийства за рубежом — как бы необходимость, вынужденная мера. Иначе, мол, нельзя, выбора как бы не оставили «беглые».

Александр Лукашенко называет «беглыми» тех, кто предпочёл отъезд за границу пыткам в белорусских СИЗО, тюрьмах и лагерях, спортзалах и двориках РУВД. Подхватить COVID-19 в кратно переполненных камерах, сутками голодать и не мыться по 10 дней — самое безобидное, что ждёт арестованных по сфабрикованным делам.

«Беглыми» в старину называли сбежавших от помещика крепостных. Лукашенко возрождает крепостничество не только на словах — вспомнить хотя бы пресловутый «декрет о крепостном праве». Он через своих подчинённых уже требует выдачи оппозиционеров из Евросоюза, прекрасно понимая, что с этого Дона выдачи нет. Он же через Тертеля и прочую челядь озвучивает угрозы: будет как с теми, которых «наши отцы и деды находили».

Генпрокурор Белоруссии Андрей Швед при этом до сих пор увиливает от прямых вопросов общественности, возмущённой запретом на возбуждение уголовных дел по фактам произошедших в Белоруссии в последние месяцы убийств оппозиционеров. Александр Тарайковский был расстрелян 10 августа на площади в Минске сотрудниками органов внутренних дел — дело не возбуждено. Геннадий Шутов был застрелен сотрудниками органов внутренних дел в затылок 11 августа около подъезда жилого дома в Бресте — дело не возбуждено.

Параллельно шли пытки и массовые избиения безоружных граждан — участников мирных манифестаций и попросту попавших под «хапун» обывателей. Мало кто не посмотрел видеозаписи пыток во Фрунзенском РУВД или прогон через коридор садистов в милицейской форме. Генпрокуратура проявляла преступное бездействие.

Даже после того, как забили до полусмерти во дворе минского многоквартирного дома Романа Бондаренко, то уголовное дело «правоохранительные органы» Белоруссии завели не на близких к Лукашенко убийц, подбросивших милиционерам умиравшего с проломленным черепом. Дело завели на врача Артёма Сорокина, опровергнувшего ложь чиновников и «правоохранителей», а также на журналистку Екатерину Борисевич, сообщившую скандальные факты. Жену врача вынудили уволиться.

Разумеется, звонки жене Макея и нелицеприятные характеристики Лукашенко — «это другое», здесь явная уголовщина! Убийства на площади, например — повод неспешно провести проверку, которую теперь можно (и нужно, как выяснилось) приостановить на неопределённый срок. В таком виде сейчас находится система, оскорбляющаяся характеристикой failed state.

ООН в Женевской декларации по терроризму 1987 года определила чёткие критерии государственного терроризма. Они применимы к современной Белоруссии, где на уровне высшего руководства санкционируются массовые и систематические пытки, произвольные и массовые аресты, тотальный контроль и цензура, показательные суды и демонстративные убийства, фабрикация уголовных дел и фальсификация доказательств, кампании по дезинформации и многое другое.

Особая глава в досье, которое может лечь в основу признания Республики Беларусь террористическим государством, связана с похищениями и убийствами оппозиционных политиков, журналистов и обычных диссидентов. Прозападная оппозиция постоянно напоминает о трагической истории осени 1999 года, когда исчезли и, как считают многие, были убиты личные враги Александра Лукашенко — бывший глава МВД Юрий Захаренко, отстранённый от председательства в Центризбиркоме Виктор Гончар и близкий к ним бизнесмен Анатолий Красовский. Осенью 2000 года также в Минске был убит лидер белорусского регионального отделения РНЕ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) Глеб Самойлов. После этого многие противники Лукашенко и просто диссиденты, журналисты и бизнесмены предпочли эмиграцию.

В 2020 году эти практики были актуализированы и особенно привлекали внимание, так как происходили в контексте президентской кампании, после которой начались беспрецедентные массовые протесты. Формально всё оставалось внутренним делом Белоруссии и выглядело как «зачистка» (в терминологии участников боевых действий) политической системы постсоветской республики. Доминирующие в информационном пространстве прозападные СМИ делали акцент на устранении именно этой части политического спектра, тогда как на самом деле тоталитаризм давно наступал широким фронтом. В этот трал попадали русские общественные организации и партии («пророссийские»).

Теперь уже трудно игнорировать тот факт, что спецслужбы Белоруссии давно проводили свои мероприятия по задержаниям и даже убийствам на территории других государств — прежде всего, в России и на Украине. Особенность ситуации в том, что, согласно специфическим соглашениям в формате СНГ и двухсторонних договоров, официальный Минск обязался не проводить такие мероприятия на территориях государств-участников.

Однако проводит, причём давно и активно. Из недавних примеров — показательная во всех отношениях история 2017 года, связанная со сфабрикованным при участии белорусских спецслужб «делом регнумовцев». Тогда белорусские рыцари плаща и кинжала подобрались почти вплотную к Кремлю, пытаясь заполучить шеф-редактора ИА REGNUM Юрия Баранчика.

Белорусские «люди в штатском» чувствовали себя настолько свободно, что прибыли на автомобиле с белорусскими номерами, несколько дней проводили рекогносцировку центра Москвы, а 8 февраля один из них заявился в офис ИА REGNUM и даже оставил свой номер телефона. Вскоре после этого Юрий Баранчик был задержан по запросу белорусских силовиков. Его экстрадиция была вопросом решённым, уверяли официозные российские СМИ.

Эту уверенность поддерживал генпрокурор Белоруссии Александр Конюк, санкционировавший аресты и содержание за решёткой коллег Баранчика — журналистов ИА REGNUM Юрия Павловца, Дмитрия Алимкина и Сергея Шиптенко. Спецоперация по Баранчику, которого белорусские «сотрудники» не смогли найти, похитить и вывезти из России самостоятельно, дала сбой в последний момент. Его белорусские коллеги, критиковавшие русофобию и «разворот на Запад» официального Минска, отсидели в печально известном минском СИЗО «Володарка» 14 месяцев, получив в итоге по пять лет лишения свободы (с отсрочкой исполнения приговора). Впоследствии уголовное преследование Баранчика было прекращено — очевидно, из-за спешно сфабрикованных фальшивых обвинений.

ФСБ и другие компетентные органы до сих пор не представили общественности внятного ответа на закономерный вопрос, как они допустили проведение нелегальных оперативно-разыскных и иных мероприятий спецслужб Белоруссии в центре Москвы, в других городах Российской Федерации? А ведь такая работа ведётся постоянно.

В 2013 году российская пресса активно освещала «калийную войну» Лукашенко с российским «Уралкалием», который вместе с белорусским госмонополистом «Беларуськалий» входил в картель «Белорусская калийная компания» (БКК). Тогда в Минске был незаконно арестован гражданин России — гендиректор «Уралкалия» Владислав Баумгертнер. Он прибыл в Минск на переговоры по личному приглашению председателя белорусского правительства Михаила Мясниковича и был схвачен в аэропорту перед вылетом по личному приказу Лукашенко.

После этого спецслужбы Белоруссии развернули в России охоту на российских граждан — менеджеров ПАО «Уралкалий», в том числе бывших. В октябре 2013 года российская пресса сообщала о слежке за ними и даже провале попытки задержания в Москве сотрудниками КГБ Белоруссии граждан РФ. В частности, упоминались бывшие менеджеры БКК Дмитрий Самойлов и Игорь Евстратов.

«Кстати, это не первая спецоперация белорусского КГБ в Москве. Например, в ноябре 2010 года из торгового комплекса «Горбушка» был похищен и вывезен в Минск лидер белорусских анархистов Игорь Олиневич. За серию акций, проведенных анархистами в казино и банках, ему назначили максимальный срок в восемь лет заключения», — писала тогда российская газета «Коммерсант».

Неудивительно, что белорусские диссиденты не рассматривают Россию как надёжное убежище от политически мотивированного преследования. Не задержались в Москве и участники президентской кампании 2020 года и даже члены их семей. Все они тем или иным способом вывозят детей и капиталы в Евросоюз и США, на Запад. Там белорусские спецслужбы даже близко не решаются проявлять такую же дерзкую активность, как в России, — что бы ни говорил Тертель, Макей и другие. Похоже, российские чиновники и спецслужбисты, по непониманию или иным причинам, целенаправленно создают имидж России как ненадёжного убежища даже для самых убеждённых сторонников России. Белорусские спецслужбы чувствуют себя в РФ как у себя дома. И, разумеется, именно в России они и собираются «карать предателей», ибо попытаться устроить что-нибудь подобное в любой стране ЕС, не говоря уже о Британии и США, у них не хватит духу никогда.

Помимо России, белорусские «мстители» осмеливаются устраивать свою возню только на постепенно пожираемой анархией Украине. В июле 2016 года в центре Киева был взорван автомобиль, в котором находился основатель и редактор известного белорусского оппозиционного издания Павел Шеремет. Он считался врагом Александра Лукашенко едва ли не с первых дней его бессменного правления (с 1994 года).

Убийство Шеремета получило широкий международный резонанс. Расследование по возбуждённому уголовному делу длится до сих пор. В свете осложнения белорусско-украинских отношений, о чём свидетельствуют постоянные нападки Лукашенко и его пропагандистов на Владимира Зеленского, провокации с незаконной насильственной высылкой на Украину белорусских оппозиционеров и прочие инциденты, официальный Киев при помощи западных друзей и партнёров может подготовить весьма интересную ответную акцию. На новый уровень таких специфических отношений указывает опозорившее белорусские спецслужбы уголовное «дело вагнеровцев».

В начале 2021 года не только Белоруссию потряс скандал с публикацией аудиозаписи, из которой следовало, что председатель белорусского КГБ Вадим Зайцев на совещании с силовиками обсуждал организацию терактов за рубежом. Речь шла о физической ликвидации не только Павла Шеремета, который в 2012 году ещё не выехал из России на Украину, но также граждан России — в частности, критически настроенного к «режиму Лукашенко» зам. декана ВШЭ Андрея Суздальцева.

Из той же аудиозаписи следовало, что среди убитых могли оказаться получившие убежище в Евросоюзе белорусские силовики. Среди них — осевший в Германии бывший начальник минского СИЗО №1 УДИН МВД Олег Алкаев, бывший командир бригады армейского спецназа Владимир Бородач и другие. Зайцев на аудиозаписи говорил об убийствах (интересовался в том числе ядами), утверждая, что «президент ждет этих четких мероприятий».

Особенность ситуации в том, что независимая экспертиза санкт-петербургского АНО «Криминалистическая лаборатория аудиовизуальных документов» подтвердила подлинность голоса Зайцева на аудиозаписи. Спецслужбы Украины провели свою экспертизу и допросили свидетелей, пояснивших эпизод с убийством Шеремета и предоставивших дополнительную информацию.

Евросоюз тем временем рассматривает варианты расширения санкций. В этом контексте обсуждается вопрос о признании структур МВД Белоруссии (в частности, ГУБОПиК и ОМОН) террористическими организациями. Такую инициативу продвигает с прошлого года экс-кандидат в президенты Белоруссии — жена блогера-политзаключённого Светлана Тихановская.

Минск на это может ответить только откровенно смешными запросами о выдаче Степана Путило (Telegram-канал NEXTA), Валерия Цепкало и прочих оппозиционеров. Очевидно, минских товарищей ждёт такой же успех, которого добились их киргизские коллеги, второе десятилетие требующие выдачи сбежавшего в Белоруссию вместе с «непосильным трудом нажитым» Курманбека Бакиева.

Министр иностранных дел Белоруссии через интервью российским изданиям и иными путями ищет, но не может найти способа улучшить имидж официального Минска. Во внутренней политике можно себе позволить имитировать параллельную реальность через проведение клоунских «всебелорусских» курултаев и тому подобного. Но во внешней политике, похоже, дела совсем плохи. В связи с этим особую актуальность приобретают признания главы дипломатии официального Минска, в конце позапрошлого года заявившего, что «все мы серьезно больны».

Министр иностранных дел России Сергей Лавров сейчас много говорит о вине ЕС за возможный разрыв дипотношений. Было бы неплохо уделить больше внимания другой части Союзного государства, которую в не столь уж далёкой перспективе, с учётом мнений спецдокладчика ООН по Белоруссии и авторов доклада в рамках Московского механизма ОБСЕ, могут признать террористической.

Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Начать новую тему  Ответить на тему

Права доступа к этому форуму:
Вы можете отвечать на сообщения