Alpenforum

Альпийский форум, нейтральный взгляд - политика онлайн

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Ну и куда сегодня дуют ветры глобалистов и либерастов?...Не в сторону ликвидации национальных государств? Ганзейский проект Средневековья: как селедка не позволила создать первый Евросоюз…Средневековая Ганза, как исторический урок XXI веку

Начать новую тему  Ответить на тему

Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Прибалт

Прибалт
Гуру
Гуру
Ганзейский проект Средневековья: как селедка не позволила создать первый Евросоюз…



[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]


А давайте сегодня немного за политику? С историческими параллелями. Завершим небольшой цикл статей Новгородом нашим Великим, а сегодня подумаем над некоторыми интереснейшими, но мало подвергнутыми анализу, явлениями. Под названием «Ганзейских Союз (городов)».



Ганзейский Союз —


не самый первый опыт политических партнерских отношений городских поселений. Были античные греческие полисы. Малочисленные шалуны-демократы, в моменты консолидации — были способны перекраивать политическую карту мира. Но когда забывали об единении — падали даже без серьезного воздействия внешних факторов. Другое дело — нонсенс средневековой Европы, Ганза.

Среди вакханалии феодализма, империй, бесчисленных государств, княжеств, герцогств — Союз оставался важной частью европейской истории пять сотен лет. С середины XII до середины XVII веков. В момент зенита и могущества влияние балтийских и северных городов было главным: от Венеции на юге до Бергена на севере. От Лондона на западе до Новгорода на востоке. Корабли ганзейцев свободно ходили везде, заглядывая даже в средиземноморские портовые дыры Малой Азии и Магриба, бросали якоря вдоль берегов Белого моря, в Лиссабоне и Рейкьявике, на атлантическом побережье Африки. С Ганзой считались немецкие герцоги и курфюрсты, французские короли, шведские ярлы, русские князья.

К началу XIV торговый флот Ганзы достиг тысячи судов. Великая Непобедимая Армада Испании XVII века … на минуточку, насчитывала всего 130 новых посудин. Строительством которых король чуть не развязал пуп колониальной и континентальной сверхдержавы. XV столетие — период расцвета Ганзы. Число городов — полноправных членов Союза — колебалось возле отметки «200». А под прямым или опосредованным торгово-политическим влиянием находилось до 3 тысяч населенных пунктов.


[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

(Иллюстрация из открытых источников)



Морские центры силы.



Северная Европа географически была отрезана от прибыльных торговых путей пост-античного и раннесредневекового мира. Не могла исторически претендовать на хоть какое-то лидерство в создании морских торговых союзов. Да и место занято было перманентно. На рубеже первого и второго тысячелетий всем заправляли купцы из портов Италии и Далматинского побережья. Амальфи, Анкона, Гаэта, Генуя, Ноли, Пиза, Дубровник, Венеция, большие и малые союзы постоянно строили самые разные морские республики.

Там торговля формировала политику постоянно. Итальянские морские республики кроваво конкурировали за контроль над торговлей с Востоком. Имперское мышление древнего Рима и Византии настолько крепко сидело под шляпами, что каждый последующий «царь горы» становился им … только после чуть ли не тотального уничтожения предшественника. Как минимум — после полного подрыва его морского могущества. Союзы южных городов всегда носили тактический характер, а противостояние — было стратегическим.

В 1137 году флот Амальфи разгромлен в морской войне с Пизой, город — опустошен победителями. Закатывается навсегда звезда портов Амальфи, Атрани и Равелло. На их место начинает претендовать Неаполь. В следующем столетии низвергнута Пиза (в 1284 году). Она терпит полное поражение от Генуи, теряет весь флот и Корсику с Сардинией. Поглощается Флоренцией. Еще через сто лет завершается «генуэзская гегемония», длительные войны с Венецией завершаются разгромом при Кьоджи (1379 г.) и Туринским миром (1381 г.). В море Генуя уже не выйдет, став лишь крупным финансовым центром, в качестве утешительного приза.


[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Венеция в период расцвета



Глухой угол


под названием Северная Европа, далекий от баснословных барышей Средиземноморья, живет совсем по-другому. На морские торговые пути (с заключением полноценных договоров) здешние обитатели вышли почти на два века позже, чем их южные аналоги. Первый союз купцов Любека и Гамбурга, как основы Ганзы, оформился к середине XII века. Сразу став привлекательным для прибрежных городов Балтийского и Северного морей. Через сто лет уже соберется около 70 участников. Без яростной конкуренции и грызни. Говоря современным политическим языком, сформировалась некая устойчивая полицентрическая модель Союза.

Объединение проходило «от обратного», что практиковалось по побережью Адриатики. В Италии торговые соглашения инициировались городскими властями: консулами и дожами. Правителями. Ганза сразу родилась частным торговым партнерством, объединением частных лиц. Название взяла соответствующее. На готском и старонемецком — слово «Hanse» означало «группа, дружина, отряд». В отличие от итальянской модели, развитие Ганзы шло «снизу-вверх». Городские власти и знать вовлекались в орбиту интересов и сотрудничество с Ганзой не сразу, очень избирательно.



Любопытный принцип.



Удивительное дело, но среди феодального беспредела, попыток всех сожрать друг друга (что в торговле, что в большой политике) на севере Европы борьба велась не за установление торговой монополии отдельными городами. Идеей «фикс» стало обеспечение равных условий всем членам Союза. Нет, лидер был. Безоговорочный и бессменный Любек. Принимавший съезды ганзейских городов, администрировавший многие вопросы торговли, разместивший у себя апелляционный суд Союза. Никогда не пытавшийся подмять под себя других, хотя по географическому расположению — сам бог велел. Именно через порт Любека проходили все основные торговые пути Ганзы.

Дело не благородстве или политической прозорливости купцов ганзейских. Хитрость в структуре самого здешнего бизнеса. На северах не торговали баснословными по конечной стоимости восточными пряностями, драгоценным шелком, ювелирными изделиями, слоновой костью и прочим восточно-азиатским «лакшери». Где норма прибыли на вложенный капитал сотни процентов была.

Реки Ганзы, Балтика и Северное море двигали по себе пшеницу, лес, железную и медную руду, рыбу, смолу, деготь, воск и мед. Грузовые обороты должны быть очень значительными, чтобы окупить затраты. Если на югах средняя прибыльность морских торговых операций (европских каботажных) в XIV веке колебалась в диапазоне 40%, то на Севере — измерялась однозначными цифрами. Исключая пушнину и торговлю с Псковом-Новгородом, конечно. Тут барыши жирнее плавали.


[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

(Иллюстрация из открытых источников)

Это ограничивало конкуренцию, заставляя купеческие гильдии сотрудничать в рамках стратегических торговых союзов. Именно такой тихой сапой они незаметно и тихо выдавили из восточноевропейской торговли скандинавов. Хотя их торговые прочные связи (с IX века) позволяли прочно сидеть на выходе пути «из варяг в греки». Следующим разумным шагом стал заимствованный из Средиземноморья Кодекс торгового мореплавания. Забытый в Адриатике, на Балтике он быстро стал популярен и обязателен для всех участников торговли.

Поднакопив влияния, наладив торговлю с Англией, атлантическим побережьем Франции и Португалией (в обход Голландии), ганзейские купцы добились от Венеции исключительной привилегии: открыли в сердце итальянской торговой Мекки — собственное представительство. В качестве приятного бонуса получив право беспрепятственного плавания по всему Средиземному морю.



Спрут Балтики.



Ганзу неверно рассматривать, как некий средневековый аналог союза транснациональных корпораций. Не имеющих собственных армий, но экономическими и финансовыми рычагами воздействующих на политическую ситуацию в любой стране. Когда нужно, ганзейские города были очень зубасты. В 1361 году король Дании Вальдемар IV Аттердаг быстрым налётом захватил город Висбю на острове Готланд.

Ганза мгновенно вступилась за члена Союза, организовала экономический и военный отпор наглецу. Был нанят военный флот, установлена морская блокада Копенгагена. Через восемь лет стремительно обнищавшая Дания признала свое поражение. По условиям Штральзундского мира 1369 года статус Висбю был восстановлен. Даны подтвердили права ганзейских городов на свободную балтийскую торговлю. Бонусом Ганзейский Союз получил право вето на выборах наследников датского престола.

Не особо влезая в политику, ганзейский союз очень внимательно относился к выбору военных союзников. Ливонский и Тевтонские рыцарские Ордена были долгое время их любимчиками. При поддержке Ганзы им удавалось контролировать значительную часть восточного балтийского побережья. Орденский флот в союзе с ганзейцами и датчанами окончательно избавил Балтику от пиратов. Поставив финальную точку в 1398 году, разгромив вчистую «виталийских братьев», пиратскую Республику на Готланде. Через четверть века ганзейцы помножили на ноль все крупные пиратские флотилии, рыскавшие в Северном море.


[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

(Иллюстрация из открытых источников)

Но эти бравые эпизоды — скорее исключение, не правило в истории Союза. Основным инструментом политики Ганзы были экономические рычаги. Торговые преференции и санкции, концессии на виды деятельности (вылов рыбы, трафик определенных видов товаров), гибкая игра тарифами и пошлинами, взаимные гарантии сохранности материальных ценностей и безопасности торговых представителей, многое другое.

В отношении «потерявших берега» членов Союза и торговых партнеров регулярно использовались экономические санкции. Если в Бергене начинали притеснять ганзейских купцов, следовала команда из Любека. И туда немедленно полностью прекращались поставки зерна. Разум заносчивым скандинавам возвращался очень быстро. Самым главным страдальцем на протяжении всего времени был Новгород.

Против него активно и изобретательно применяли санкции … чтобы давить на всю Русь. Как только начинались стычки с Тевтонским орденом или ганзейскими городами — прилетало сразу. Наряду со стандартными запретами, вводившимися время от времени на экспорт меди, железной проволоки, свинца и серы, вводились особые избирательные ограничения. В конце XV века на Русь нельзя было возить пушки, боевых лошадей, сбрую и латы для конницы. Но мушкеты… пожалуйста. Пехота — это хорошо, ходить пешком на войны полезно для здоровья.

Все правила и установления для торговли дотошно были прописаны в «Большом Ганзейском статуте». Небывало продвинутом для той поры документе. Если критически взглянуть на его положения — перед нами откроется некая Конституция торгово-экономического Союза. Избегающего использование военной силы. Это подтверждается планомерной работой Ганзы с каждым своим членом в отдельности.

Города, входящие в ганзейский Евросоюз, постоянно унифицировали абсолютно всё. Международные торговые операции членов союза, внутреннее законодательство. Действовало преимущественно Любекское городское право. Распространялось не только на городские кварталы. На все населенные (ассоциированные с Ганзой) населенные пункты. От столь прогрессивных идей не устояли даже вольнолюбивые и капризные Новгород с Псковом. Заимствовав в порядок организации своей городской жизни некоторые принципы ганзейского права.


[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

(Иллюстрация из открытых источников)



Немыслимое.



В 1392 году ганзейские города заключили первый европейский валютный союз и начали чеканить общую монету. Аналог евро за шесть сотен лет до появления оного, однако… Никто в европах не пискнул. Впервые в мире было применено некое антимонопольное законодательство: вводились жесткие ограничения на общий объем товаров, доставленных за один рейс в иностранный порт. Для Новгорода в XIV веке он был установлен в размере тысячи марок (около 200 кг серебра).

Самым страшным наказанием для членов Ганзы была угроза исключения из союза. Удар страшный. Изгнание из «дружной семьи городов» автоматически означало запрет вести дела с городом-изгоем. Излишне самостийному Бремену потребовалось всего три года на вразумление: выйдя из Ганзы в 1355 году, он уже в 1358-ом слезно просился обратно.

В XIV-–XV веках Ганза располагала разветвленной системой экономического и политического шпионажа, самой эффективной на европском континенте. Сбор информации шел в представительствах союза в заграничных городах-партнерах, осмысливался в городах Союза. Резидентуры не маскировались, жили легально. На жаргоне самой Ганзы назывались «конторы».

Главные: Лондон (торговля на северо-западе), Новгород (восток), Берген (север), Брюгге (запад). Особую роль играл более низкий по официальному статусу филиал в Венеции (южная торговля). Подкреплялось всё «купеческими клубами» в каждом городе, каждого государства. Своих многочисленных представителей, резидентов и торговых агентов Ганза защищала всеми доступными ей средствами.


[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

(Иллюстрация из открытых источников)



Падение.


Трудно сказать, что именно стало причиной исторической неудачи первого европского интеграционного проекта. Версий много, все не без рационального зерна. Пройдемся по самым очевидным группам негативных тенденций. Они снежным комом прошли в XV-XVII веках по европскому северу.

Экономические причины. Во второй половине XIV века начинается затяжной кризис: опустошительные эпидемии чумы, демографический провал, прекращение активной торговли. Рушатся цены на многие товары ганзейской торговли, даже на зерно и пушнину. Начинает меняться сама структура торговли (с XV столетия), предпочтение отдается продукции мануфактур. К таким изменениям в надбавленной стоимости Ганза оказалась не готова.

Ганзейские торговцы вовремя не осознали эффективность новых финансовых инструментов. Предпочитали традиционные расчеты наличным серебром (тоннами) или натуральный обмен. Их конкуренты из Брюгге, Генуи, Венеции, Флоренции активно оперировали векселями, сложными кредитными механизмами, создавали первые европейские банки. Вовлекая в орбиту зависимости страны, королевства и Церковь.

Самое экзотическое (весьма здравое) объяснение упадка Ганзы …селедка балтийская. Она была одним из самых ходовых ганзейских товаров. Реформация в Северной Европе привела к резкому падению спроса. Вообще на всю рыбу. Если раньше Ватикан железной лапой заставлял христиан соблюдать посты, то протестанты это гастрономическое рабство скинули. Не считая их обязательными. А наступление «малого ледникового периода» и ослабление Гольфстрима изменили миграционные пути миллионов тонн сельди. Огромные косяки рыбы все чаще мигрировали из закрытого Балтийского моря в открытую Атлантику, где становились добычей главных конкурентов Ганзы — предприимчивых голландцев.


[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

(Иллюстрация из открытых источников)



Не обошлось без политики.


Внутри ганзейских городов накопилось много своих социальных проблем. Острые противоречия между купеческой элитой и остальным городским населением. Нежеланием верхушки Ганзы делиться сверх-прибылями, развивать промышленные сектора, глубокая пропасть между горожанами и сельским населением. Это особенно остро чувствовалось. Жизнь внутри ганзейского города превратилось в очень дорогую привилегию. Дело дошло до того, что стали возводить крепостные стены от своих соотечественников, запрещать селиться в «посадах»…

Входящие в стадию «абсолютизма» феодальные прежде государства стали тоже очень недовольны торговой «пятой колонной», опутавшей их владения шпионажем и экономической зависимостью. Первый звоночек прозвенел после выхода из Союза — Берлина (1452 г.). Под давлением Бранденбургского маркграфа. Дальше посыпалось со всех сторон, самое нокаутирующее прилетело от Московии, Швеции и Англии.

После присоединения Новгорода к Московскому государству Иван III отказывает Ганзе в особых правах. Причины очевидные: поддержка новгородского «сепаратизма», многочисленные экономические санкции против Москвы, явный шпионаж в пользу ливонцев.

Швеция, уже примеряющая на себя мантию гегемона Северной Европы и Балтики, тоже серьезно прищемила ганзейскую вольницу, стала развивать собственный военно-торговый флот. В 1579 г. английская Елизавета I бросает Союзу прямой вызов, создав прямого конкурента — Восточно-Балтийскую компанию. Это было прямым нарушением сложившейся традиции. Со времен Генриха II Плантагенета (1154-1189 гг.). В 1598 году Англия закрывает представительство Ганзы в Лондоне (контору «Стальной двор»).


[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

(Иллюстрация из открытых источников)

Потом был проигрыш ганзейцев в «графской распре», междоусобной борьбе за датский престол в 1534–1536 годах. Так полностью была закрыта для Союза Скандинавия. Раздробленность самой Германии всегда играла на руку торгашам из Любека, позволяла немало наловить рыбки в мутной водице противоречий и амбиций сотен князьков, маркграфов, баронов и т.д. … Но в эпоху позднего феодализма это разношерстность и лоскутность немецких земель сыграла против Ганзы. Не было военной силы (типа Тевтонского Ордена), которая сдерживала бы врагов, отрезвляла «партнеров». Разрушительные религиозные войны, особенно роковая для немцев Тридцатилетняя война (1618–1648 гг.) — поставили жирную точку в первом интеграционном проекте «Ганзейский Евросоюз».


А вот какие исторические уроки можно вынести из анализа длительного существования (почти до XIX в.) Ганзейского Союза городов — милости прошу к спору. В не совсем типичную для нашего канала статью: «Средневековая Ганза, как исторический урок XXI веку».


_________________
Путин: воплощение идей социализма в России было далеко от сути

"Все обвиняли царский режим в репрессиях.

А с чего началось становление советской власти?
С массовых репрессий.
Я уже не говорю про масштаб, он просто такой наиболее вопиющий.
Пример — это уничтожение, расстрел царской семьи вместе с детьми.
Но могли бы быть еще какие-то идейные соображения по поводу того, чтобы искоренить, так сказать, возможных наследников.
Но зачем убили доктора (царской семьи) Боткина?
Зачем убили всю прислугу?
Людей, в общем-то, пролетарского происхождения.
Ради чего?
Ради того, чтобы скрыть преступление"

Прибалт

Прибалт
Гуру
Гуру
Средневековая Ганза, как исторический урок XXI веку





[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]


Вновь приветствую Читателя, пришедшего из предыдущей обзорной статьи о Ганзейском Союзе городов. Уникальном и любопытном для европской истории явлении. Формально Ганза, образованная в середине XII века, просуществовала после Тридцатилетней войны (1618–1648 гг.) еще больше двух столетий. На последний съезд Союза, который удалось собрать в 1669 году, приехали представители только девяти городов. До окончательного роспуска (в 1862 г.) дохромали всего три города — Любек, Гамбург и Бремен.

К чему была прошлая статья? Для чего текущая? 

Поспорить охота в комментариях. О современности, ага. 

Есть такой любопытный политический философ Бенджамин Барбер, американец. Много чего интересного написал, но его книга «Если бы мэры правили миром», намедни перечитанная, — это приятное интеллектуальное упражнение. Всем рекомендую. Очень провокационно и убедительно там прописано: мир пошел не по тому пути развития. Выбрал самый нерациональный и губительный.


[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

(Иллюстрация из открытых источников)

Многочисленные преимущества городов перед национальными государствами заставляют совсем по-другому смотреть на историю. Поселения — древний и устойчивый формат организации социальной и экономической жизни, успешно существовал несколько тысячелетий. История национальных государств — от силы четыреста лет. С океанами крови, социальным неравенством, грязной политикой и прочими «радостями»…



Мысль такая:



сейчас все главные приоритеты человечества смещаются в сферу компетенций городского управления. Мегаполисы решают большинство практических вопросов. Миграции, экология, борьба с террором, проблемы расово-социальной поляризации, центры экономического роста, новые технологии, социальные модели, рынки товаров и услуг, хранилища огромных финансовых ресурсов — это всё города. Еще десяток лет таким темпом… и будем жить в мире полной шизофрении. Цивилизационной.

XXI век уже идет под знаком конвергенции городов. А развитие национальных государств находится в процессе дивергенции. Шанхай и Лос-Анджелес почти неотличимы друг от друга в понимании жизни, ее ценностей и проблем. А вот между Китаем и Соединенными Штатами — глобальные противоречия. Москва и Лондон друг друга понимают отлично, там полностью совпадающие повестки дня. Но туманный Альбион с Россией …чуть не в состоянии войны.

Киев намного старше Украины, Новгород — России, Стамбул — Турции, Рим — Италии. Даже карапуз Нью-Йорк древнее младенца Соединенных Штатов. Рушились империи и державы, лишь прочно стояли большинство городов… Начиная после катаклизмов возрождение остальных земель из своих кварталов, дворцов, портов, мастерских и цитаделей.

Ганзейский союз городов стал интересной моделью построения международной системы. Не понятно как, но противопоставил себя европской модели Средних веков. Органично вписался в хаотичное варево и резню пестрого конгломерата монархических государств — империй, королевств, герцогств, княжеств, графств.

Политологи с историческим образованием уже давно твердят: ганзейская модель превосходит даже Вестфальскую систему европейской политики. Чьи принципы образуют фундамент современного мироустройства. Вестфальская модель исторически победила ганзейскую, но то была победа грубой силы. Никаких существенных преимуществ там нет. Тем более, современность доказывает: незыблемость вестфальского порядка ставится под сомнение самим историческим процессом.


[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

(Иллюстрация из открытых источников)


Что можно взять из практик средневековой Ганзы? Полезного. Актуального для нашего века…



Сетевое мышление.



Как средство борьбы с государственной иерархией. Ганзейский союз создавался «снизу-вверх», частной инициативой низшего купеческого сословия. П о матричному принципу. При минимальной вертикали власти внутри системы. Город Любек, как условная столица Ганзы, выступал лишь координатором. Гегемоном не был, иногда интересы его купцов страдали после особо бурных средневековых съездов. Несмотря на администрирование и прописку внутри его стен — всех главных канцелярий и апелляционного торгового суда Союза.

Такой принцип формирования Ганзы придавал устойчивость всей конструкции. Как бы не складывалась Большая Политика, сколько бы городов не приходило в состав. С любыми внутренними проблемами, издержками. Вступление-выход отдельных членов не отражалось на самой организации, просто не замечалось системой.

А вот сложные иерархические системы европской и мировой политики часто сбоят, даже рушатся. Когда проблемы возникают у государств-гегемонов. Забил все кладовки поп-корном, ожидая: как рамолик Байден будет разгребать внешнеполитические Авгиевы конюшни Трампа, ага… Других исторических примеров — десятки, не будем даже перечислять. Преимущество матрицы «сетевого мышления» перед жесткой иерархией — очевидно.

Финансово, в первую очередь. Для Средних веков это был прорыв, на минуточку. Резкое снижение транзакционных издержек (расходы на управление) обходились небольшому бюджету небогатого в XII Любека — в … полушку медную. Если сравнить с самым захудалым европским монархом. Его расходами на госаппарат и личный двор. А уж армию содержать-вооружать своими арсеналами… пресвятая богородица и угодники, тот еще головняк.


[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

(Иллюстрация из открытых источников)



Открытые двери.



Ганзейский союз очень не любил войны, торговля этому всегда противник. Хотя иной раз приходилось вразумлять сталью и огнем особо зарвавшихся пациентов — доктриной Союза это не было. Никто и никогда не был присоединен к Ганзе силой оружия, угрозой ее применения. Или политическим шантажом. Ганза целенаправленно «приглашала» новых членов многочисленными преимуществами полноценного участия в системе торговли.

Добровольность вхождения в Ганзу была гарантией выполнения новыми членами своих обязательств перед Союзом. Не готов подчиняться правилам общежития — ничего страшного, будь в статусе «внешнего партнера». Тоже выгодно, хоть барыш меньше. Как и открытых путей торговых. Государства и империи Вестфальской системы росли и утверждались путем насилия (изредка — ее угрозы). Всё шло через войну, захватническую или освободительную. Сколько это стоило в золоте и человеческих жизнях… всем известно. А самое мотовство государственной кубышки начиналось после. Чтобы закрепить за собой плоды экспансии.



Нам любые дОроги дорОги…



Ганза, как и все морские торговые Республики, предпочитала контроль над коммуникациями. Отказываясь от содержания и удержания территорий. Особенно новых, куда необходимо вбухивать немерено средств. С неизвестным конечным результатом. Если Ганзейский союз и контролировал территории, то лишь косвенно. Используя экономический ресурс чужой территорий: хитрой системой пошлин, концессий, тарифов.

Гораздо важнее для ганзейских городов было удержать контроль над перевалочными центрами морских и речных коммуникаций. Обезопасить от пиратов и враждебных государств воды торговых маршрутов. Обязательно получить приоритетный доступ ко всем рынкам, без исключения. Господство на коммуникациях — тоже дело дорогое для казны, но куда дешевле подчинения недружественных территорий. Поэтому, Ганза никогда не сталкивалась с острым дефицитом бюджета. Не перенапрягалась до обморока, как это испытывали на себе все ведущие государства.


[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

(Иллюстрация из открытых источников)



Интересы одного купца выше государственных.



Ганза возникла не как союз князей или бургомистров. Или по решению дожей-консулов Республик, как на Адриатике. Это было объединение частных лиц, купцов. Позже — гильдий, тоже негосударственных структур, занятых морской торговлей. Очень цементирующий систему фактор, кстати. Сбиваясь в такие саморегулируемые стайки, купчины защищали себя от сюрпризов и неожиданностей средневековой политической жизни.

Смена власти в государстве, городском совете, даже официальной религии… крайне редко влияла на обязательства купеческих гильдий, отдельных ганзейских купцов. Они всегда выглядели оплотом стабильности и покоя, что для европейских государств было большой редкостью. А принцип организации «снизу-вверх», приоритет частного интереса — двигал предприимчивость, инициативность, изобретательность всех участников союза.

Интернациональность ганзейского союза совсем не мешала ему процветать. Туда входили очень разные города: большие и маленькие, старые и новые, богатые и не очень. Говорящие на разных языках, молящиеся разным богам, находящиеся в разных формах зависимости от своих суверенов. Были свои лидеры в Союзе — Любек, Гамбург, Бремен. Но система работала на основе баланса индивидуальных и групповых интересов. «Восточная Ганза» (балтийская торговля) никогда не грызлась с «Западной Ганзой» (морская торговля Северного моря). Все члены Союза имели равные права и обязанности, сотрудничество стояло выше конкуренции.

Все решения съездов Ганзы — это радение за общее благо. В Вестфальской системе мироздания — баланс сил остается фундаментальной основой всей конструкции. Сильные игроки подчиняют слабых (имеют полное право), а соперничество смеется над сотрудничеством.



Скорость принятия решений.



Уникальность Ганзы еще в том, что на внешнеполитическом контуре она всегда была впереди, опережая всех и вся. По меркам средневековья принимая почти мгновенные решения, прям как заготовками пользовалась. Нет сообщений, чтобы ганзейцы вели длительные и утомительные переговоры. Союз не был юридическим лицом, не мог заключать юридически обязывающие договоры с европскими монархами.

Зато в Ганзе прекрасно понимали ценность «купеческого слова», это было религией. Более строгой, чем монастырский обет францисканца. Забота о политической репутации Союза, каждого города и отдельного купца привели буквально за столетие к тому, что в надежности писанных «на коленке» соглашений никто даже помыслить усомниться не мог. Договоры с Ганзой считались самыми гарантированными в исполнении. На любом уровне.


[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

(Иллюстрация из открытых источников)

По сравнению с мучительно согласованными в бесконечных интригах — договорами между монархами. Ганза не была подвержена династической чехарде. В отличие от большинства государей и стран почти мгновенно могла мобилизовать огромные финансовые и материальные ресурсы. Не прибегая к новым налогам или займам. Самое главное — ее нельзя было уничтожить физически. У Союза не было юридической столицы, дворца правителя, жутко значимых персон. Без которых всё… сливай воду, подписывай капитуляцию. Границ государственных не было, армии...



Ум против жадности.



В мидовских академиях всех стран изучают прецеденты ганзейские… Где виртуозное мастерство купчин использовало набор позитивных и негативных стимулов. В политическом общении, с более сильными и агрессивными партнерами. Средневековый монарх в случае возникновения проблем с Ганзой мог использовать только два основных инструмента давления: конфискация товаров ганзейских купцов и заточение последних в тюрьму.

В ответ они всегда получали полный набор «умных санкций». Всегда безошибочных, бьющих точно в самое больное место наглецов в короне. При этом не страдали местные «партнеры» или потенциальные союзники ганзейцев. В особо критических случаях дипломаты Ганзы научились «передать на аутсорсинг» решение этих проблем. Политическим противникам своих обидчиков. В лице неожиданно разбогатевших (для короткой победоносной войнушки) европейских государств, или средневековых «частных военных компаний».

Самые дальновидные монархи (повсеместно) в планировании внешней политики руководствовались собственным пониманием задач, стоящих перед их государствами. Самые дальновидные еще могли посоветоваться с «братьями по короне». Под эти идеи копились ресурсы, создавались конструкты военные или гражданские, намечались конкретные цели, придумывались тактические ходы. Изучая историю Ганзы… никакой долгосрочной стратегии никогда не было. Вся ее деятельность — совокупность отдельных международных проектов. Очень быстро исполняемых. Привязанных к конкретным групповым интересам.


[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

(Иллюстрация из открытых источников)

Ганза была… как расширяющаяся мафиозная структура наркоторговцев. Стоит одному «боссу» приехать в незнакомый город — на следующий же день тот уже под контролем. Со всеми тамошними бандами, полицейскими, судами, городским советом. Так происходило повсеместно, куда приходили ганзейские корабли. «Купеческий клуб», представительство, быстрый договор о партнерстве… и все довольны. По алгоритму это напоминало быстрое распространение греческих колоний по акваториям Средиземного и Черного морей в VIII–VI до нашей эры. С одной большой разницей: древним грекам не удалось договориться друг с другом. На едином эллинском языке. И создать единый торгово-экономический союз.



Ну и выводы.



Глянем на современную действительность. 

Что работает эффективнее — город или государство. 

Мэру глубоко фиолетова государственная идеология, чтобы обосновать легитимность. Не нужно оперировать абстракциями (как государствам). Или создавать искусственную национальную идентичность. В городских кварталах она складывается естественным путем. Общением, взаимовыручкой, тысячами бытовых мелочей.

Национальные лидеры — подневольные существа вознесших их спонсоров и идеологических конструкций. Городские советы и градоначальники — прожженные прагматики, старающиеся, как черти от ладана, избежать четкой партийной идентификации. Специфика хозяйства приближает к своему электорату. Поэтому зачастую у мэров более высокий уровень общественного доверия, чем у президентов.

Возвращаясь к началу статьи и американскому полит-философу Бенджамину Барберу, вот что обсудим… 

Его концепцию нового миропорядка, ага. 

В которой Организацию Объединенных Наций должна заменить Организация Объединенных Городов, глобальная Ганза. 

Избирать по квотам: треть — малые и средние города (50-500 тысяч); треть — больших городов (до 5 млн. жителей). Ну и мегаполисы. Сможет ли эта новая организация отразить реальное соотношение сил в мире? 
Будет ли более эффективной с точки зрения глобального управления? Глядя на импотенцию ООН ... всяко лепше.

Понятно, никуда национальные государства не денутся, в обозримой перспективе. Но и процесс урбанизации, по всем прогнозам, будет продолжаться столь стремительно, что роль городов вполне начнет становиться все более заметной. На фоне повсеместного кризиса национальных государств. С их ущербными системами администрирования… не знаю, к чему сие безобразие приведет.

Так что, дорогие горожане… многовековой опыт средневековой Ганзы пока рано списывать в архивы, в самом недалеком будущем может оказаться востребованным. А ваш покорный слуга в Степь подастся, может там какую Орду кто замутит, ага…


_________________
Путин: воплощение идей социализма в России было далеко от сути

"Все обвиняли царский режим в репрессиях.

А с чего началось становление советской власти?
С массовых репрессий.
Я уже не говорю про масштаб, он просто такой наиболее вопиющий.
Пример — это уничтожение, расстрел царской семьи вместе с детьми.
Но могли бы быть еще какие-то идейные соображения по поводу того, чтобы искоренить, так сказать, возможных наследников.
Но зачем убили доктора (царской семьи) Боткина?
Зачем убили всю прислугу?
Людей, в общем-то, пролетарского происхождения.
Ради чего?
Ради того, чтобы скрыть преступление"

Прибалт

Прибалт
Гуру
Гуру
Прижали нынче хвосты глобалистам...и с кадрами у них напряг...

вытащили из шкафа последний скелет...Байдена...


_________________
Путин: воплощение идей социализма в России было далеко от сути

"Все обвиняли царский режим в репрессиях.

А с чего началось становление советской власти?
С массовых репрессий.
Я уже не говорю про масштаб, он просто такой наиболее вопиющий.
Пример — это уничтожение, расстрел царской семьи вместе с детьми.
Но могли бы быть еще какие-то идейные соображения по поводу того, чтобы искоренить, так сказать, возможных наследников.
Но зачем убили доктора (царской семьи) Боткина?
Зачем убили всю прислугу?
Людей, в общем-то, пролетарского происхождения.
Ради чего?
Ради того, чтобы скрыть преступление"

Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Начать новую тему  Ответить на тему

Права доступа к этому форуму:
Вы можете отвечать на сообщения