Alpenforum

Альпийский форум, нейтральный взгляд - политика онлайн

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Иран в ЕАЭС: Турция на очереди, Армения на распутье, Грузия на обочине

Начать новую тему  Ответить на тему

Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Иран в ЕАЭС: Турция на очереди, Армения на распутье, Грузия на обочине

https://eadaily.com/ru/news/2021/02/20/iran-v-eaes-turciya-na-ocheredi-armeniya-na-raspute-gruziya-na-obochine

Итак, это уже официально: Иран начинает подготовку к вступлению в качестве полноценного члена в ЕАЭС — Евразийский экономический союз. Причем, судя по отзывам как иранской прессы, так и государственных деятелей страны, за дело в Тегеране берутся, засучив рукава — спикер Меджлиса (парламента) Ирана Мохаммад Бакери Калибаф по возвращении из Москвы, заявил недавно, что предварительный этап займет всего пару недель.

С точки зрения собственно организации ЕАЭС, полноправное членство пятнадцатой экономики мира по объемам национального производства и крупнейшей в Западной Азии и среди стран ОПЕК — событие, которое трудно переоценить. Ту же Турцию Иран обогнал еще в 2007 году, став вдобавок еще и крупнейшей экономикой исламского мира. Иран, после Саудовской Аравии, обладает вторым по объему запасом нефти и занимает нишу в 5,5% на мировом рынке торговли нефтепродуктами. В последние годы полным ходом идет диверсификация экономики, стимулируются точное машиностроение, автомобилестроение, ракетно-космическая промышленность, информационные технологии.

Партнер, что и говорить, в ЕАЭС вырисовывается серьезнейший, к тому же со вступлением в организацию Ирана прекратятся разговоры об ограниченности ЕАЭС бывшими союзными республиками и нет-нет да озвучиваемые незавуалированные намеки на то, что эта инициатива, мол, инструмент возрождения СССР в том или ином виде.

Интерес к ЕАЭС Иран проявлял давно, шли переговоры, были встречи и консультации, но подобная решительная активность началась именно сейчас. Насколько намерения Тегерана подстегнуты последними событиями в регионе Закавказья, сказать трудно, но то, что прошедшая в Нагорном Карабахе война и, как одно из ее последствий, намерения региональных стран разблокировать пути сообщения в немалой степени повлияли на действия Ирана, — однозначно.

Оно и верно, региональная сверхдержава не может и не станет оставаться в стороне от таких масштабных процессов. Тем более, что ей есть, что предложить и в коммуникационном плане, и немало.

Завкафедрой иранистики Ереванского госуниверситета Вардан Восканян указывает, что в полномасштабном членстве в ЕАЭС особенно заинтересованы консерваторы из иранского истеблишмента. Экономические отношения с организацией и, в частности, с Россией Тегерану нужно углублять, учитывая в том числе и разблокировку коммуникаций в Закавказье, полагают они.

И тут возникают самые разные варианты развития событий и немало перспектив — как взаимозависимых, так и параллельных. Особенно неисповедимыми становятся евразийские пути для Армении, тем более в ее нынешнем состоянии.

Если до сих пор Армения была единственной страной региона, входящей в ЕАЭС, то теперь все изменится и определенные преференции, имевшиеся ранее, могут исчезнуть с появлением нового мощного игрока. Не исключено к тому же, что давние разговоры о вступлении в союз Азербайджана вдруг (а на самом деле, вовсе и не «вдруг») обретут плоть, а за Баку теоретически может последовать и Анкара — исходя из четких экономических и геополитических расчетов, приправленных желанием еще раз прищемить что-нибудь не особо жалующему ее в последнее время коллективному Западу, плюс толика ревности к Тегерану — ведь это так в духе эмоционального Реджепа Эрдогана.

Впрочем, утрата некоторых, большей частью эфемерных, преференций Арменией может быть при правильном политическом и экономическом менеджменте с лихвой восполнена массой вполне осязаемых выгод. Например, скорее всего, будет реанимирован давний и вялотекущий, в последние годы и вовсе забытый проект железнодорожной магистрали, связывающий Иран и Армению.

Стоимость этого проекта оценивается в 3,2 миллиарда долларов. Протяженность дороги должна составить 300 километров, в ее инфраструктуру включены 64 моста общей протяженностью в 19,4 километра, 60 тоннелей в 102,3 километра и 27 станций — очень уж там рельеф сложный. Правительство Армении еще в 2014 году одобрило предварительную программу строительства дороги, однако из-за отсутствия реальных инвесторов эту идею надо будет доставать из долгого ящика.

А ведь с этой дорогой Армения получит выход не только в Иран, но и к заливу, и к Каспию — связавшись по морю с другими партнерами по ЕАЭС, Россией и Казахстаном. Излишне объяснять, почему во всем этом — только плюсы, учитывая, что вряд ли кто-нибудь из армянских бизнесменов и потенциальных железнодорожных и автомобильных пассажиров рискнет в обозримом будущем доверить свои грузы и жизни путям, пролегающим через азербайджанскую территорию. Если уж в Грузии армянские фуры подвергаются нападениям, как недавно в районе Марнеули…

В Анкаре и Баку без устали расписывают преимущества разблокировки всех видов региональных путей сообщения, утверждая, что это пойдет на пользу всем вовлеченным сторонам. Кто бы спорил о пользе, вот только решить бы прежде вопрос с реальными, а не на словах, гарантиями безопасности для армянских грузов и пассажиров. В случае же с Ираном подобных опасений не возникает.

В любом случае, вступление Ирана в ЕАЭС открывает для Армении возможности активизации экономики, что особенно актуально в послевоенный и постковидный период, стимулирования поставок энергоносителей с выходом на огромный иранский внутренний рынок. Армянская диаспора Ирана, лишенная, как и почти весь иранский бизнес, возможности инвестиций в третьи страны из-за многолетних западных санкций, сможет принять полноценное участие в процессах интеграции в ЕАЭС.

Возможность открытия путей в Иран через Армению уже в определенной степени всколыхнула и грузинских специалистов, вновь заговоривших о необходимости пересмотреть взгляды на блокировку железнодорожного сообщения через абхазский транзит. Для Грузии этот вопрос до сих пор был больше политическим, нежели экономическим, но в связи с новыми процессами на Южном Кавказе Тбилиси рискует остаться в стороне от развитий, если продолжит считать, что разблокировка коммуникаций с ее стороны будет означать признание самостоятельности тех территорий, которые Тбилиси считает оккупированными.

Таким образом, с вхождением Ирана в ЕАЭС важность разблокирования коммуникаций в регионе, столь усердно рекламируемая из Анкары и Баку, в блеске потеряет немало. Сам же Тегеран, помимо большого глотка свежего экономического воздуха, в немалой степени укрепит и безопасность страны. Это, правда, не очень понравится той же Анкаре и очень не понравится Тель-Авиву, но, разумеется, все ходы просчитаны обеими сторонами. И это уже отдельный большой разговор.

В заключение необходимо заметить, что все выгоды и преференции для Армении, существующие пока что в теории, обретут плоть лишь при условии проведения вменяемой и последовательной политики, в том числе экономической. До сих пор рационализмом и последовательностью нынешние власти страны блистали не особенно, к чему это привело, известно всем. Но время начать смотреть трезво на положение вещей приходит обязательно — лучше, конечно, по возможности пораньше.

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Иран вступает в ЕАЭС: какую выгоду получит Россия?
ЕАЭС может неожиданно пополниться Ираном, что, вероятно, является сейчас важнейшим геополитическим событием в мире

https://iarex.ru/articles/79802.html

ЕАЭС может неожиданно пополниться Ираном, что, вероятно, является сейчас важнейшим геополитическим событием в мире. Вместе с новыми грандиозными возможностями появляются вопросы о том, каким образом в новом составе будут реализованы четыре основополагающие свободы союза — движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы.

Истекают две недели, после которых должно начаться вступление Ирана в Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Его анонсировал 10 февраля спикер парламента Ирана Мохаммад Бакер Калибаф, вернувшийся в Тегеран из Москвы. Он рассказал о подготовке к постоянному членству в блоке, в который, помимо России, входят Белоруссия, Казахстан, Армения и Киргизия. И хотя официальных комментариев со стороны российского руководства пока не было, такое заявление не могло быть сделано само по себе, без предварительной договорённости и согласования.

«Лидер сделал акцент на долгосрочной координации и стратегических договоренностях с Россией. Его послание было, конечно, шире и охватывало другие вопросы, в том числе экономические и политические», — пересказал спикер парламента послание лидера Исламской революции аятоллы Али Хаменеи президенту России Владимиру Путину.

Калибаф отметил, что союз объединил все страны региона и создал зону свободной торговли, поэтому «Иран начал переговоры о том, чтобы стать постоянным членом союза, и подготовка к нашему постоянному членству будет осуществляться в течение следующих двух недель».

Иран представляется для России одним из наиболее перспективных партнёров. Пусть и через Каспийское море, он наш сосед. Это крупное государство Евразии, Ближнего Востока, Западной и Передней Азии с 80-миллионным населением, богатой историей и крепкой армией. И он пока единственный наш ключик к Индии, без которой евразийская интеграции будет означать для РФ экономическое поглощение Китаем. Индию надёжно отрезают Пакистан — у стран давний конфликт и спорные территории, Афганистан — самая горячая точка континента, а также высочайший горный хребет. Наиболее удобный путь для грузов возможен через Иран, что нашло отражение в идее проекта транспортного коридора «Север — Юг». И в этом контексте присоединение Ирана к ЕАЭС упростит движение российских грузов к порту Чехбехар — прямому морскому пути в Мумбаи.

Конечно, Иран стремился не к России. Но он уже много лет находится под санкциями Запада, которые поддерживают и крупные азиатские компании, а также обеспокоен усилением влияния Турции в регионе, в частности на Азербайджан, что проявилось во время последних событий в Нагорном Карабахе.

Что Россия может предложить Ирану? Почти весь ассортимент продуктов питания, непродовольственных товаров, стройматериалы, мебель, различную технику как собственную, так и локализованную — почти всё, что нужно для жизни. А также проекты в сфере строительства, многоэтажного и частного, инженерной, транспортной и социальной инфраструктуры. По сути, Россия владеет и знаниями, и материалами, чтобы построить «новую Персию», ограничены лишь финансовые возможности и человеческие ресурсы. Но последнего богатства как раз в избытке у самого Ирана.

Сложнее найти то, что будет интересно покупать. Основные статьи экспорта этой страны — нефть, газ, нефтепродукты, продовольствие, а также ковры и оружие. Из всего списка могут подойти только некоторые агрокультуры. Но главное сокровище, которое есть у Ирана — это море, Индийский океан. За выход к морской торговле Россия столетиями вела кровопролитные войны. А здесь — почти неограниченные пути. Торговые маршруты, помимо Индии, могут быть проложены в Ирак, Кувейт, Катар, ОАЭ, Саудовскую Аравию, Оман, Йемен, Шри-Ланку. В относительной близости окажутся страны Африки, Индокитая, Океании. Между прочим, порт Чехбехар может стать глубоководным, что позволит загружать крупные суда и перевозить товары по низкой цене.

И, конечно, бесконечное побережье Ирана в Персидском заливе и Индийском океане. Оно почти полностью пустует и состоит из диких пляжей, не востребованных ни туристами, ни иранцами. Более полутора тысяч километров береговой линии, россыпь островов, крупнейший из которых, Кешм, в 2,5 раза больше Бахрейна. Для примера, береговая линия Сочи в Чёрном море вытянулась на скромные 118 километров. От центра пляжного отдыха острова Киш до знаменитой «пальмы» в Дубае (ОАЭ) — искусственного острова Палм-Джумейра — менее 200 километров. Недалеко Мальдивы и Сейшелы. Тот же песок, та же лазурная тёплая вода. Развитию туризма в Иране мешает важное обстоятельство — строгие религиозные правила. Так, запрещён алкоголь, а женщины не могут появиться на пляже и купаться без закрытой одежды. Распространены также раздельные пляжи для мужчин и женщин. Очевидно, что российские туристы не согласятся отдыхать на этих условиях. Но в целом дефицит моря и тёплого климата в странах ЕАЭС спрятали глубокий отложенный спрос как на пляжный отдых, так и на длительное пребывание у моря. И, к примеру, житель Белоруссии или Казахстана охотно арендует «дачу» в таком месте, если получит эту возможность и будет чувствовать себя в безопасности.

Кроме того, Евразийский банк развития (ЕАБР) финансирует индустриальные проекты, что может стать выгодным в перспективе всем участникам и позволит найти для Ирана подходящую нишу. Испытывающие давление Запада страны ЕАЭС заинтересованы в замещении продукции, поставляемой из Европы или США. При этом Иран и сам имеет возможности инвестировать в производства, продукция которых найдёт потребителя. И это вопрос хорошего администрирования. Например, автопром Ирана ежегодно выпускает более 1 млн автомобилей различных марок, что сопоставимо с объёмами российского автопрома. И если местный спрос машины удовлетворяют, на наш рынок им не пробиться из-за потребительских требований. Следовательно, чтобы организовать поставки, нужно объяснить, что именно хотим купить, возможно, научить делать, а ещё предусмотреть, чтобы не пострадали наши собственные автопроизводители. Задача для специалистов.

Непонятных вопросов хватает. Например, свободный рынок труда откроет для иранцев вакансии России. По крайней мере, в сферах, где не требуется хорошее знание языка — строительство, АПК, добыча ресурсов. Учитывая примерно двукратную разницу в зарплатах, а также светские свободы, не начнётся ли массовая миграция с юга на север? А как сочетаются ускоренная цифровизация в ЕАЭС с ограничениями в иранском интернете и в целом с его плохим качеством?

Эти неясности требуют ответов, однако не являются сомнениями. Иран обладает притягательной природой, доступом к морским торговым маршрутам, хорошей демографией, а, следовательно, рынком потребления и трудовыми ресурсами. Страны ЕАЭС научились производить большинство товаров и имеют разнообразие сырья, но чтобы пока ещё слабой промышленности встать на ноги, выйти на объёмы и совершенствовать мастерство — нужен сбыт. Важно не увязнуть в декларативных заявлениях, не стопориться, а находить решения и действовать. Использовать исторический шанс.

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Иран вступает в ЕАЭС, конец проекта СССР 2

https://zen.yandex.ru/media/nemoskva/iran-vstupaet-v-eaes-konec-proekta-sssr-2-6034f4a82dc57956361680fd

В феврале 2021 года произошло неожиданное, для большинства экспертов событие. Иран объявил о вступлении в Евразийский Экономический Союз, на правах полноценного члена организации.

Осторожные персы сделали выбор, в пользу углубления стратегического сотрудничества с Россией.

Зачем это Тегерану?

Иран получит выход на крупный рынок Союза, тем самым обезопасит себя от западных санкций.

В дальнейшем сотрудничество может дойти и до вступления в ОДКБ, что обеспечит Ирану и военную защиту.

Но даже сейчас, Россия уже не сможет уклонится от конфликта при нападении на члена ЕАЭС.

Кроме этого, Тегеран обезопасит себя от поглощения экономикой Китая. Восточный сосед, хоть и ведёт себя пока дружелюбно, попадать в полную зависимость от него Иран не хочет. Москва в свою очередь, предлагает равноправное сотрудничество в рамках Союза.

Что получит Россия?

Россия без войн осуществит давнюю мечту всех Русских Царей, получит выход к Индийскому океану.

Российские грузы пойдут через порт Чехбехар — прямым морским путем в Индийский Мумбаи.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Откроется доступ на рынок с населением 83 млн.человек. По подсчетам экономистов для создания самодостаточной экономики необходимо население равное 300 млн. чел.

Россия(146)+Иран(83)+Киргизия(6)+Казахстан(16)+Белоруссия(9)+Армения(3) уже получаем общий рынок в 263 млн. чел. Кроме этого свою заинтересованность во вступлении в ЕАЭС демонстрирует Узбекистан(34) и Куба(11) они уже получили статус наблюдателя. Подробнее в предыдущей статье.

Вот мы и получаем в ближайшей перспективе рынок в 308 млн чел.

Именно под этот рынок Россия строит новые Самолеты. Авиастроение, металлургия, химическая и атомная отрасли нуждаются в рынках сбыта.

Большой рынок позволит создать замкнутую систему экономики, менее зависимую от внешних факторов.

В этой конструкции не хватает одного пазла. Для устойчивого сухопутного соединения необходим Азербайджан. Будет он вступать в Союз или нет, пока не понятно. Но теперь становится ясно для чего Россия, так упорно сохраняла нейтралитет в Карабахе. Азербайджан нужен России как надежный союзник.

Подтвердилось и ранее озвученное заявление Кремля, что проект ЕАЭС не является конструкцией для будущего восстановления СССР.

Бывшие республики просто не хотят потерять свою независимость окончательно. При этом к Москве постоянно сыпятся претензии.

Не успели утихнуть споры с Белоруссией, как свое недовольство высказал Казахстан. Их беспокоит, что у них очень большое отрицательное торговое сальдо с Россией, примерно 8,5 млрд долларов в год.

Причина в отсутствии инвестиций со стороны России в компании Казахстана, без которых последние не могут на равных конкурировать с Российскими.

Им хочется, чтобы было все как раньше, Россия строила в республиках за свой счёт, а потом ещё потребляла эти товары на своем рынке.

Именно поэтому проект ЕАЭС оказался не способен воссоздать СССР.

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Слом стратегии Анаконды: к вступлению Ирана в ЕАЭС
Активизация сотрудничества с Ираном может принести России десятки миллиардов долларов

https://russtrat.ru/comments/24-fevralya-2021-0010-3217

Спикер парламента Ирана Мохаммад Бакер Калибаф заявил, что его страна готовится к вступлению в ЕАЭС. Если подобное случится, это будет означать коренное переформатирование целей и задачей союза. ЕАЭС перестанет рассматриваться как сугубо постсоветский интеграционный проект и станет претендовать на задачу консолидации экономического потенциала всего евразийского континента.

Тем не менее, даже если рассматривать развитие торгово-экономического сотрудничества исключительно с Ираном, Россия при грамотном подходе может получить существенные выгоды. Потенциал российско-иранских экономических отношений не раскрыт и на треть.

Несмотря на то, что иранская экономика по ВВП (ППС) только в два раза уступает турецкой, торговый оборот между Россией и Ираном не дотягивает и до двух миллиардов долларов в год. С Турцией – более 20 млрд. Причиной этому является целый комплекс факторов, начиная от отсутствия бесперебойно работающей системы взаиморасчетов, заканчивая неразвитостью транспортно-логистической инфраструктуры.

Вместе с этим, Иран может «принести» российской экономике миллиарды долларов. Тегеран не нуждается в наших энергоносителях. Соответственно, экспорт в эту страну носит несырьевой неэнергетический характер. Особый потенциал имеется в продаже отечественного высокотехнологичного оборудования, производителям которого жизненно важно найти новые рынки сбыта.

Нефть в обмен на товары

Несколько лет назад Москвой и Тегераном разрабатывалась программа «нефть в обмен на товары». Ее суть заключалась в том, что Иран продает России свою санкционную нефть с существенным дисконтом. Взамен получает российские промышленные товары. Речь шла об оборудовании для электростанций, транспорте, железнодорожной инфраструктуре. Потенциальные цифры программы назвались оптимистичные. Иранская сторона заявляла о 50 млрд. долларов оборота за 5 лет.

При этом возникает справедливый вопрос: зачем России иранская нефть, когда мы имеем собственную? Здесь варианта использования персидского «черного золота» два.

Первый касается внутреннего потребления. Нарастив импорт иранской нефти для нужд собственной экономики, Россия высвобождает большие объемы отечественных углеводородов, которые можно направить на экспорт. Таким образом, в страну попадет дополнительно несколько миллиардов долларов валютной выручки.

Второй вариант заключается в перепродаже иранской нефти на рынок АТР. В настоящий момент Россия активно занимается поставками тяжелой венесуэльской нефти в Китай и Индию. Причем, в индийском варианте сырье идет на нефтеперерабатывающие заводы компании Nayara Energy, половина которой принадлежит «Роснефти». Организация поставок иранских углеводородов на рынок стран АТР через российские трейдинговые контакты также является перспективным проектом.

Взаиморасчеты по подобной схеме предполагалось вести в рублях, которые поступали бы на специальные счета в финансовых организациях и могли бы быть использованы иранской стороной исключительно при закупках российских товаров.

Таким образом, Россия ничего не теряла. Мы могли существенным образом нарастить экспорт промышленной продукции. Более того, получить дополнительную валютную выручку за счет увеличения продажи отечественных углеводородов. В добавок этому в качестве положительного момента можно привести такой факт, как расширение рублевой зоны, что, безусловно служило бы важным фактором укрепления нашей валюты.

Причины провала

К сожалению, программа «нефть в обмен на товары» так и осталась по большей части на бумаге. За все время Ирану удалось поставить российским компаниям не более 2 млн. баррелей нефти. Это чуть выше 100 млн. долларов.

Причин провала несколько. Во-первых, в Москве определенными кругами проект изначально воспринимался скептически. Основной аргумент состоял в том, что Россия, плотно работая с Ираном, грозит обрушить на себя дополнительный гнев «уважаемых партнеров» с Запада. В свою очередь, это может привести к санкциям. Мы, конечно, понимаем, что санкции будут вводиться против России в любом случае, однако данный аргумент является хорошим козырем системных либералов во власти, видящих Россию частью глобалистского мира.

Во-вторых, практически сразу же после разработки программы в отношении Ирана были облегчены санкции. После этого Тегеран стал не так остро нуждаться в рынках сбыта своего сырья. Разумеется, иранской стороне было выгоднее продавать нефть за валюту, чем получать взамен российские товары. Как бы то ни было, через некоторое время санкции против Ирана были наложены вновь, но реализация программы «нефть в обмен на товары» осталась в прошлом.

Вступление Ирана в ЕАЭС дает надежду на то, что вышеописанная программа, как и многие другие проекты, будет реализована. К настоящему моменту системные либералы потеряли значительную часть своего влияния на экономическую политику. Да и Ирану снова необходимо продавать нефть.

Прибалт

Прибалт
Гуру
Гуру
К тройственному союзу Москвы, Пекина и Тегерана

Или почему американцы так встревожены ирано-китайским стратегическим соглашением и перспективой вступления Ирана в ЕАЭС

МОСКВА, 17 февраля 2021, Институт РУССТРАТ. 
Внезапно в подконтрольных США СМИ стала набирать силу волна изумления по поводу утечки содержимого готовящегося ирано-китайского стратегического соглашения. Как пишет пресса, власти Исламской Республики Иран собираются, мол, продать за 400 млрд долларов страну в полную кабалу Китаю на предстоящую четверть века. Более того, в особенности подчеркивают западные издания, к чисто экономическому содержанию сейчас добавилась значительная военная составляющая, предполагающая размещение в Иране боевых подразделение НОАК.

В общем, Китай расширяет свою будущую Сферу Всеобщего Благоденствия уже до Ближнего Востока, и, что еще важнее, тем самым ущемляются российские геополитические интересы. Однако иранские власти просто так продаваться не желают. В связи с чем, Тегеран делает реверансы в сторону Москвы, как бы приглашая на этот танец еще и Россию. В общем, как всегда, «все пропало и мы все обязательно умрем».

Как водится, шумиха поднялась не совсем на пустом месте. Более того, большинство упомянутых фактов – правда или что-то очень к ней близкое. Другое дело – как хитро она подается американцами и подконтрольными им мировыми СМИ, и как расставляются акценты. Поэтому разбираться начнем, по традиции, «от печки».

Программа ирано-китайского сотрудничества действительно существует. Пресс-службы ИРИ и КНР сообщали, что некую дорожную карту всеобъемлющего 25-летнего взаимного стратегического партнерства обсуждали иранский министр иностранных дел Мохаммад Джавад Зариф и глава МИД Китая Ван Ли еще на встрече в августе 2019 года в Пекине. Но тогда все подавалось лишь как работа по продлению предыдущего аналогичного договора от 2016 года, потому особой тревоги ни у кого не вызвало.

Объявить аларм попыталась New York Times, якобы «из собственных источников» раздобывшая «возможный проект» документа по состоянию на июнь 2020, якобы служивший основой новой ирано-китайской дипломатической встречи тоже в Пекине. Но, вероятнее всего, сыгравшая лишь каналом запуска добытых разведкой сведений в официальный публичный оборот.

Как бы там ни было, в «проекте» говорилось об обещании КНР инвестировать 280 млрд долларов в развитие нефтегазовой, нефтехимической и нефтедобывающей отрасли ИРИ. И не меценатства ради, а прямой корысти для.

В общем, на эти деньги китайские компании получают приоритетное право участия в любых (новых, остановленных, незавершенных или перепрофилируемых) нефтегазовых проектах. Участия – в смысле приобретения максимально возможной доли активов. Далее, Иран заранее, на весь период действия договора, то есть, на 25 лет, гарантирует Китаю автоматическое и безусловное предоставление скидки в 12% от средней скользящей цены за 6 месяцев на любой закупаемый Китаем объем. Включая все, что будет в Иране вообще выставляться на продажу. Плюс к тому, Китай получает дополнительный бонус в виде еще 8% скидки для компенсации рисков.

Уже одно это обеспечивает Пекину возможность на длительную перспективу получать не менее 2 млн баррелей нефти в сутки по цене на 20% «ниже рынка». А с учетом перспективы расширения добычи и, соответственно, экспортных возможностей Ирана в перспективе, то и до 3,5 млн баррелей в день.

На первый взгляд, не очень много. Китай импортирует от 11 до 12 млн баррелей в сутки. Но, во-первых, «курочка по зернышку», и во-вторых, это еще не весь перечень удовольствий. Соглашение позволяет Пекину расплачиваться с Тегераном в так называемых «мягких валютах» (например, в валютах африканских стран или государств постсоветского пространства), что уже само по себе сулит дополнительную экономию в 10–12%. Да еще Китаю позволено задерживать платежи сроком до 2 лет.

В общем, по самым скромным оценкам, в случае его подписания, Соглашение даст Китаю возможность получать около четверти импортируемого объема нефти и нефтепродуктов по цене минимум на 32–35% ниже текущих котировок. А вот это уже вполне достойный приз даже для очень сложной и рискованной партии.

Впрочем, только упомянутыми 280 миллиардами инвестиции не ограничиваются. Еще 120 млрд предполагается вложить в развитие иранской инфраструктуры. В самом широком смысле этого понятия. Обычные дороги. Железные дроги. Расширение существующих и строительство новых портов.

Плюс электрификация главной магистрали ИРИ – пути между Тегераном и Мешхедом протяженностью в 900 км. А также построить линию скоростных поездов Тегеран-Ком-Исфахан и расширить эту модернизированную сеть до северо-запада через город Тебриз, который встраивается в сухопутную часть китайского проекта «Пояса и Пути» и становится основным логистическим узлом его так называемого «южного сектора».

Тебриз – мощный хаб для целого ряда ключевых объектов нефтегаза и нефтехимии, а также отправная точка для магистрального газопровода Тебриз-Анкара, станет точкой опоры на 2300 - километрового проекта Новый Шелковый путь, который связывает г. Урумчи (столица западной провинции Синьцзян) и г. Тегеран и соединяет Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан и Туркменистан по пути, а затем через Турцию - Европу.

Зачем все это Китаю – понятно. Пользуясь сформировавшейся слабостью США, как мирового гегемона, в американоцентричном глобальном мире, Пекин активно формирует собственный закрытый кластер, опираясь на который он сможет спокойно благоденствовать, минимум, до конца текущего века. Крайне мало завися от торговых отношений с США, а в идеале не завися от них вовсе, превратив внешнюю торговлю лишь в приятный, но не обязательный бонус к своему «Всестороннему региональному экономическому партнерству», подписанному в ноябре 2020 года на базе стран АСЕАН.

А вот причина, по которой на вроде как кабальные условия соглашаются власти Ирана, выглядит не столь очевидной. На первый взгляд, многим кажется, что иранское руководство прямо продает страну китайцам «за смешные деньги». Однако не стоит забывать, в каком положении находится ИРИ в экономическом и политическом смыслах.

В 2004 году Иран формировал до 5,1% мировой добычи нефти, зарабатывая на этом от 25 до 30 млрд долларов в год, что только напрямую формировало 18,7% его ВВП, а с учетом экономических мультипликаторов давало 60% всех государственных доходов и формировало до 80% общей годовой стоимости экспорта и поступлений иностранной валюты, на которых страна вообще могла строить свое долгосрочное развитие. Так как других источников экономического роста у ИРИ попросту нет.

Американские санкции перекрыли более 80% денежного потока, не просто сильно затормозив развитие иранской экономики, но и создав угрозу геополитическому существованию страны в целом.

Эта старая и многократно апробированная схема – стимулировать рост внутреннего недовольства в неугодном государстве через падение уровня жизни его населения. Чтобы дальше толпы протестующих сами снесли собственное правительство. И в возникшей кутерьме появилась возможность привести к власти «более правильных пацанов, хорошо понимающих, кто – рука кормящая, а с кем не то что дружить, но даже по одной пустыне ходить не следует».

Иранские власти научились жить под санкциями, но при этом они еще поняли две долгосрочные угрозы. В мире, где торговля завязана только на США и подконтрольную американцам Европу, им в реальности ничего хорошего не светит. Во всех смыслах, включая региональный.

Хорошо видно, как из Монархий Залива новый геополитический союз достаточно успешно формирует Израиль, которому сильный Иран на Ближнем Востоке нужен примерно, как в финской бане лыжи.

Более того, Тель-Авив оставляет Тегерану всего две перспективы: или сдаться на милость победителя, отказавшись от какой бы то ни было независимости даже в рамках Персидского залива, став бесправным, даже не американским, а израильским сателлитом, или геополитически полностью умереть. Израильское руководство полно решимости даже прямо бомбить Иран, если сочтет такое возможным. Тем более что израильские ВВС иранские ядерные центры уже несколько раз на ноль множили.

Чтобы продолжить жить по-своему, иранскому истеблишменту необходимы деньги, причем большие, а взять их, кроме как от продажи нефти, неоткуда. Россия, кто бы что о ней ни думал, инвестиции такого масштаба предложить не в состоянии. Да и покупать иранскую нефть в таких объемах нам совершенно незачем. Ее некуда будет деть. Своей хватает, что называется, выше крыши.

Вот так и выходит, что при всех сиюминутных экономических минусах, стратегическое соглашение с Пекином оказывается единственным вариантом долгосрочного выживания иранского государства.

На этом фоне даже 32% скидки на нефтяные цены для Китая, являются вполне приемлемой ценой. К тому же, за нее Иран еще получает статус важного логистического хаба, связывающего не только ближневосточный, но и среднеазиатский регион с Китаем и огромным рынком ВРЭП. А это уже открывает перспективу развивать и другие отрасли собственной экономики, не связанные «с нефтегазовой иглой».

Согласен, расклад выглядит цинично, однако большая политика всегда является искусством возможного, где играть приходится лишь теми картами, что есть, а не теми, которыми хочется в мечтах.

Однако изложенным выше дело не ограничивается. Существуют еще несколько важных факторов, влияющих на происходящее самым непосредственным образом.

Спикер парламента Ирана Мохаммад Бакер Калибаф заявил, что его страна провела необходимые переговоры и готовится к постоянному членству в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). Для чего?

Причин минимум две. На самом деле – три, но о третьей речь пойдет позже.

Во-первых, власти Ирана вовсе не в восторге от цены, которую им сейчас вероятно придется заплатить за сохранение перспективы дальнейшего существования своего государства. Неизбежность неизбежностью, но уж слишком велик риск оказаться в вечных сателлитах на очень вторых, если вообще не третьих ролях. Да еще с трудно подъемной кучей долгов, погашение которых окажется зависимым от кредитора, являющегося и покупателем главного экспортного товара страны.

Поэтому им нужен кто-то способный в ощутимой мере китайское доминирование уравновесить. Если не в экономике, то хотя бы в международной политике. Вариантов такого союзника в текущем геополитическом раскладе ровно один – это Россия и членство в ЕАЭС.

Во-вторых, западные СМИ несколько (поправка – сильно) лукавят, гремя во все колокола на тему поглощения Ирана Китаем. Имей эта версия под собой основания, Пекин с Тегераном обсуждали не отдельное, строго двустороннее, соглашение, а прорабатывали бы вариант вступления Ирана во ВРЭП, что гораздо проще по целому ряду соображений. А самое главное в публичной плоскости выглядит более чем пристойно и приемлемо для властей Исламской Республики.

Однако Китай идет по пути двустороннего соглашения. Зачем? Ответ достаточно очевиден, и очень странно, что алармисты его не замечают. Как и уже прочно привязанному к Пекину Пакистану, Китай Ирану отводит роль второго внешнего слоя будущего китайского пространства всеобщего благоденствия.

Если члены АСЕАН на китайскую экономику завязываются жестко и полностью, то внешний круг должен служить элементом сопряжения ВРЭП с другими глобальными политико-экономическими образованиями. Это как бы буферный пояс, сопрягающийся с тем же ЕАЭС. Что дает Ирану возможность взаимодействовать не только с Китаем, но и с Россией, а Китаю – продолжить переформатировать в такой же буфер еще, как минимум, Среднюю Азию.

Тем самым Пекин неофициально предлагает России разделить «на двоих» Среднюю Азию, Кавказ, Закавказье, часть Ближнего Востока. Но не жестко, с видимой границей,  «от сих и туда это только мое, от сих и далее сюда – твое», а мягко, смешивая взаимное проникновение и взаимное влияние «в буферной полосе», но ограждая его от проникновения третьих сил.

При этом и Москва, и Пекин видят Иран не только в качестве торгового партнера или источника прибыли для себя, но еще и в роли неофициального «главного смотрящего на Ближнем Востоке», способного уравновесить Израиль, а то и в долгосрочной перспективе существенно подвинуть его влияние в регионе.

И эта роль Тегеран вполне устраивает. Потому что обеспечить не только свои региональные интересы, но даже собственную национальную безопасность, опираясь лишь на свои внутренние силы, он совершенно точно не сможет.

Ирану, для своей защиты, однозначно требуется прямая военно-техническая и даже военная помощь. Но вступить в военный союз он ни с кем не может. По вполне очевидной причине. Он союзников лишь ослабит, тем самым сильно снижая их желание его активно защищать.

А вот если они вложат в Иран свои деньги, тем более такие огромные, если Иран окажется краеугольным камнем в будущей конструкции геополитического влияния сразу в трех регионах, расклад оказывается совершенно иным. Причем, это в равной степени касается как Китая, который, за свои 400 млрд долларов, кому угодно «глаза на седалище натянет», так и России, в области защиты собственного будущего настроенной не менее решительно. В том числе внутренне согласной, фигурально выражаясь, прикрыть Иран «частью тени русского ядерного зонтика».

Именно это и формирует упомянутый выше третий фактор, оказавшийся сегодня главным источником большой истерики в западных СМИ.

Если в течение до 2019 года включительно, 25-летнее стратегическое соглашение между Ираном и Китаем содержало только экономическую часть, то после встречи летом 2020 в документе, судя по всему, появился уже чисто военный раздел, предложенный, как говорят источники, верховным лидером Ирана Али Хаменеи и высшим командованием Корпуса стражей исламской революции, а также руководством иранских спецслужб.

Как следует из опубликованного NYT проекта (который, конечно, не есть истина в конечной инстанции, но достаточно сильно соответствует текущей реальности, что позволяет считать его в достаточной мере достоверным), документ предполагает активное развитие военного сотрудничества сразу в трехстороннем формате.

Предполагается договориться о неограниченном доступе к иранским авиабазам самолетам китайских и российских ВВС. Для чего, в частности, планируется построить «специализированные объекты двойного назначения» (читай – военные авиабазы) рядом с существующими аэропортами в городах Хамедан, Бандар-Аббас, Чабхар и Абадан, на которых возможно постоянное нахождение некоторого количества «модифицированных в Китае версий российских дальних бомбардировщиков Ту-22М3, а также истребителей-бомбардировщиков Су-34 и Су-57».

Китайским и российским военным кораблям будет предоставлена возможность постоянного базирования в ключевых иранских портах Чабахар, Бандар-э-Бушер и Бандар-Аббас.

Отдельно обсуждается развертывание в Иране мощной группировки РЭБ, способной решать задачи раннего предупреждения, защиты (включая глушения противника) и даже нападения (подавление электроники противника на сопредельных территориях, в том числе нейтрализации систем командования, управления, связи, компьютеров, наблюдения и разведки НАТО C4ISR).

Ну, и, конечно, говорится о создании мощной системы ПВО с опорой на С-400 и прочие успешные российские новинки, куда же без них.

Если предположить, что стороны договорятся, Иран превращается в достаточно мощную крепость, непробиваемую для ВВС Израиля и трудно взламываемую даже для массового налета крылатых ракет США.

Плюс к тому, у иранских властей, если так можно выразиться, значительно развязываются руки в части проецирования уже своей иранской «мягкой силы» в Сирию и Ирак, где иранцы сегодня достаточно неплохо закрепились, как более привычные в регионе «свои», чем хорошие, но все-таки далекие «русские», и куда совсем сложно выходит продвигаться Китаю.

Более того, иранский план «Шиитского полумесяца» получает не только тыловую поддержку, но и серьезные материальные ресурсы для его протягивания плоть до Ливана и даже Египта. А это, скажем так, уже непосредственная граница Израиля.

Да и в части сдерживания «турецких инициатив» по восстановлению «Великого Турана», такой Иран тоже окажется более чем полезен. Что важно еще и тем, что это будет соответствовать его собственным государственным интересам, а это очень сильный мотив, гораздо сильнее денег.

Такой вот причудливый получается клубок.

У этой конструкции существует единственное слабое место – специфическая особенность мировосприятия и поведения иранской элиты. Она очень любит тишину и секретность.

Если помните, один раз американцы уже сорвали российско-иранскую договоренность об использовании российскими ВКС некоторых иранских авиабаз в качестве аэродромом подскока при выполнении операций в Сирии в 2019 году. Соглашение еще подписано не было, шли только переговоры, и возникшая шумиха в западной прессе привела к их резкому свертыванию иранской стороной.

Сейчас США пытаются надавить на ту же мозоль. Особенно напирая на то, что военная часть, это, мол, прямая оккупация Ирана Китаем, а экономическая означает, что правительство предательским образом пытается продать всех иранцев Китаю оптом.

Впрочем, Вашингтон тут понять можно. У него с Китаем и без того серьезно подгорает. А тут еще такое явное увеличение его могущества и расширение зоны абсолютного влияния, одновременно формирующего прямую угрозу логистической магистрали через Суэц и сильно снижающее региональный потенциал Индии, из которой США, спят и видят, сделать достойный противовес китайской экспансии в мире. Вот и бьют, куда способны дотянуться.

Однако потуги Лондона и Вашингтона вряд ли что-то принципиально изменят в большой геополитической игре Москвы и Пекина, идущей вокруг формирования новой глобальной геополитической конфигурации мира к 2046–2050 годам.


_________________
Путин: воплощение идей социализма в России было далеко от сути

"Все обвиняли царский режим в репрессиях.

А с чего началось становление советской власти?
С массовых репрессий.
Я уже не говорю про масштаб, он просто такой наиболее вопиющий.
Пример — это уничтожение, расстрел царской семьи вместе с детьми.
Но могли бы быть еще какие-то идейные соображения по поводу того, чтобы искоренить, так сказать, возможных наследников.
Но зачем убили доктора (царской семьи) Боткина?
Зачем убили всю прислугу?
Людей, в общем-то, пролетарского происхождения.
Ради чего?
Ради того, чтобы скрыть преступление"

Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Начать новую тему  Ответить на тему

Права доступа к этому форуму:
Вы можете отвечать на сообщения