Alpenforum

Альпийский форум, нейтральный взгляд - политика онлайн

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Экс-боец «эскадрона смерти» сознался, что участвовал в убийствах критиков Лукашенко. Теперь он просит политического убежища в Европе. Юрий Гаравский рассказал, как 20 лет назад участвовал в похищениях и убийствах белорусских оппозиционеров

Начать новую тему  Ответить на тему

Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Экс-боец «эскадрона смерти» сознался, что участвовал в убийствах критиков Лукашенко. Теперь он просит политического убежища

https://nv.ua/world/countries/yuriy-garavskiy-ubiystva-kritikov-lukashenko-chto-izvestno-poslednie-novosti-50059669.html

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]



Экс-боец белорусского СОБРа Юрий Гаравский рассказал, как 20 лет назад участвовал в похищениях и убийствах белорусских оппозиционеров в интервью DW.

Сейчас он просит политического убежища в Европе.

Гаравскому 41 год. Он утверждает, что в 1999—2003 годах был бойцом СОБРа — специального отряда быстрого реагирования внутренних войск МВД Беларуси, который называли «эскадроном смерти». По его словам, в 1999 году вместе с сослуживцами по приказу «сверху» они похитили и убили экс-министра внутренних дел Беларуси Юрия Захаренко, экс-главу Центризбиркома Виктора Гончара и бизнесмена Анатолия Красовского, который поддерживал белорусскую оппозицию.

Видео:
Как убивали критиков Лукашенко

https://youtu.be/cmE0uM3WuQ4

Официально эти люди пропали весной и осенью 1999 года и расследование их исчезновений в Беларуси так и не довели до конца. Правозащитники и родственники пропавших считают, что их похитили и убили бойцы СОБРа под командованием подполковника Дмитрия Павличенко с ведома руководства страны. Однако пока эту версию доказать не удалось.

НВ рассказывает, какие детали об этих преступлениях стали известны из интервью Гаравского.

Как Юрий Гаравский попал в СОБР

По словам Гаравского, в СОБР он попал сразу же после службы в армии, на тот момент ему было 20 лет. Он стал заместителем командира первой группы СОБРа, в которой было 20 человек.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Юрий Гаравский демонстрирует копию удостоверения ассоциации Честь, которое выдается тем, кто служил во внутренних войсках Беларуси / Фото: Кадр видео DW репортажи via YouTube

Он рассказал, что во время первой операции, в которой он принимал участие, должны были задержать четырех человек в Орше, на которых «в общей сложности было 16 убийств». Троих из них убили во время операции, четвертого задержали и впоследствии приговорили к казни.

Гаравский утверждает, что хорошо знал фактического командира СОБРа Дмитрия Павличенко: «В баню вместе ходили, знал его жену, сына».
Убийство экс-главы МВД Юрия Захаренко

Экс-главу МВД Юрия Захаренко указали как «объект» группе бойцов СОБРа из восьми человек, рассказал Гаравский. Они отслеживали его полторы недели, не прячась, так что Захаренко знал о слежке. В слежке участвовал лично Павличенко.

7 мая 1999 года Павличенко заявил, что Захаренко надо «задержать» и ликвидировать, в первый раз назвав его фамилию.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

После этого бойцы СОБРа на BMW 525 красного цвета и Opel Оmega темного цвета отправились «в район улицы Воронянского» в Минске. В одном автомобиле был Юрий Гаравский, Павличенко и еще двое бойцов — Юрий Бородач и Сергей Шкиндеров. Во втором — еще пятеро бойцов: Дмитрий Карпович, Алексей Румянцев, Новаторский, Кожевников и Панков (последних троих Гаравский называет только по фамилиям).

Захаренко «задержали» возле его дома, надели наручники и посадили в автомобиль Opel. Во время «задержания» он сказал только одну фразу: «Сделайте так, чтобы не было больно». Павличенко в «задержании» участия не принимал — он сидел в машине.

После «задержания» Захаренко привезли на учебную базу внутренних войск в Воловщину под Минском. Там Захаренко, который был в «балдахине» (черная шапка, которая закрывает лицо без прорезей для глаз), достали из автомобиля и положили на землю.

Павличенко убил его двумя выстрелами в область сердца из пистолета ПБ с глушителем, который перед тем давал Гаравскому. Гаравский утверждает, что Павличенко не любил носить оружие и отдавал его именно ему, потому что «есть понятие иерархии, я уже служил по контракту полгода, а другие только заступили».

Через 10−15 минут бойцы СОБРа убедились, что Захарченко мертв, проверив пульс. Затем тело завернули в клеенку и отвезли в крематорий на Северном кладбище в Минске. В крематории был только охранник. Тело сожгли, но присутствовал при этом только Павличенко. После этого Павличенко вышел из крематория с полиэтиленовым мешком и ушел с ним в сторону Северного кладбища. Вернулся через 30−40 минут.

Гаравский говорит, что Захаренко перед смертью не пытали и никаких фото и видео его убийства нет.

После убийства Захаренко некоторые бойцы СОБРа, которые в нем участвовали, взяли недельный отпуск.

Убийство экс-главы Центризбиркома Беларуси Виктора Гончара и бизнесмена Анатолия Красовского

За три дня до убийства Гончара и Красовского Павличенко собрал группу бойцов СОБРа на базе между Бегомлем и Докшицами и объявил им, что надо будет «задержать» и ликвидировать двух человек, не уточнив, кого именно. Он сказал бойцам решать, кто поедет на «задержание», а кто будет копать ямы.

«Ну, мы тогда между собой переглянулись и уже поняли, кто остается, а кто поедет», — описывает подготовку к убийству Гаравский.

Через три дня после этого, 16 сентября 1999 года, Павличенко заявил: «Все, сегодня едем работать».

Около семи часов вечера группа бойцов СОБРа отправилась из Витебской области в Минск. Перед выездом Павличенко, по словам Гаравского, снова дал ему пистолет. Бойцы СОБРа были в гражданской одежде.

На тот момент Павличенко уже знал, где и в какое время будут Гончар и Красовский. Когда бойцы СОБРа приехали на место, Павличенко им сказал, что те, кого надо «задержать», «будут в этой бане» (баня на улице Фабричной в Минске).

Баня, возле которой похитили Виктора Гончара и Анатолия Красовского в сентябре 1999 года / Фото: Кадр видео DW via YouTube

Возле бани был тупиковый двор. Гаравский осмотрел место и спланировал, как перерезать пути к отступлению жертвам. После этого бойцы СОБРа ждали их появления примерно до 11 вечера.

В «задержании» принимали участие восемь человек. Гаравский и Панков «задерживали» Гончара, а Юрий Бородач и Кожевников — Красовского.

Гончар и Красовский вышли из бани последними и сели в машину. Бойцы СОБРа перекрыли им дорогу. После этого Гаравский разбил стекло их машины цепью и «попал в губу и переносицу Гончару».

«Панков открывает дверь, я этой цепью беру Гончара на задушку, достаю его из машины, кладу на землю», — описывает похищение Гаравский.

После этого на Гончара надели наручники и «балдахин». По словам Гаравского, так как Гончар был ранен, когда он разбил стекло автомобиля, «было очень много крови».

«В рот ему вставили небольшой такой кляп, чтобы он мог дышать, и кровь стекала в этот кляп, чтобы в машине не было крови. Садимся, руки подпираем сзади, чтобы его голова была между сиденьями, и говорим: „Не поднимайте голову“», — рассказал Гаравский.

В это время другие бойцы СОБРа «задерживали» Красовского, который был за рулем.

«Конкретно я не видел, но стекло ему не били. Его просто выдернули и увезли на другой машине», — говорит Гаравский.
Читайте также:

Плохи наши дела. Лауреат Нобелевской премии Светлана Алексиевич — о психологии лагеря, агрессии РФ и новой Украине. Интервью НВ

Павличенко в этих событиях участия тоже не принимал, только наблюдал за происходящим из автомобиля.

На вопрос о том, как вели себя во время похищения Гончар и Красовский, Гаравский ответил: «Никто ничего не кричал».

После этого один из бойцов СОБРа сел в черный джип Cherokee Красовского и все три автомобиля поехали в сторону Витебска. По дороге на Витебск они остановились, Павличенко вышел из машины и к ним подошел «какой-то человек, одетый во все темное» (Гаравский также называет его «этот офицер», хотя человек был без погон), и, засунув голову в машину, потребовал, чтобы ему показали Гончара. Бойцы СОБРа выполнили это требование, после чего человек сказал Павличенко: «Да, это он».

После этого бойцы СОБРа с захваченными Гончаром и Красовским отправились на законсервированную военную базу в Бегомле, где на тот момент базировался СОБР. Это было около половины первого или часа ночи. Джип Красовского оставили возле дороги.

«Около полосы препятствий достаем Гончара и Красовского, кладем их рядышком. Яма уже была готова», — рассказал Гаравский.

По его словам, яму копали Сергей Шкиндеров, Юрий Будько и еще один боец СОБРа, которого он называет только по фамилии — Балынин.

Павличенко снова взял у Гаравского пистолет и сделал два выстрела в область сердца Гончару и два выстрела в область сердца Красовскому.
Гаравский показывает фото места убийства и захоронения Виктора Гончара и Анатолия Красовского / Фото: Кадр видео DW репортажи via YouTube

Гаравский рассказал, что Гончар после первого выстрела вскрикнул, «потому что, видимо, пуля не в сердце попала, а где-то рядышком прошла». Второй выстрел его убил.

Гильзы от пуль с места преступления они не собирали и Гаравский предполагает, что они остались там.

Через 10−15 минут бойцы СОБРа убедились, что Гончар и Красовский мертвы, проверив пульс. После этого они их раздели.

«У Гончара на левой ноге, или на правой, точно не помню, не было большого и указательного пальцев. У него в ботинке была стелька ортопедическая. Наверное, чтобы нормально ходить», — упоминает Гаравский.

Одежду жертв сложили в большой пакет и отдали, вероятно, Кожевникову (Гаравский говорит «по-моему, Кожевникову»), который облил ее бензином и сжег.

Тела бросили в яму вместе с обувью, «потому что она долго горит».

«Яма была достаточно глубокая, 4−5 метров. Мы, здоровые мужики, закапывали ее минут 40″, — вспоминает Гаравский.

Автомобиль Красовского отогнали в яму на старой проселочной дороге, раздавили БТРом и закопали. По словам Гаравского, это сделали боец СОБРа Владимир Будько и солдат-срочник, который был водителем БТРа.

Гаравский говорит, что на момент похищения они не знали фамилий жертв, но потом Павличенко назвал фамилию Гончара. А через три дня он привез бойцам СОБРа по тысяче долларов и дал со словами: «Вот вам, ребята, за Гончара и Красовского». Павличенко также назвал Гаравскому мотив убийства Гончара: «У него был 100-процентный компромат для отстранения Лукашенко». По его словам, приказ об убийстве поступил «сверху», но Гаравский не знает, от кого именно.

Об исчезновении Гончара и Красовского много писали СМИ, но, по словам Гаравского, бойцов СОБРа, участвовавших в их убийстве, это не беспокоило, потому что они были уверены, что свидетелей преступления нет. При этом он отметил, что «по Захаренко свидетели были, люди могли видеть, кто куда кого сажал».
Кто знает об убийствах

По словам Гаравского, приказы об убийствах отдавались устно. О них знают «те, кто сейчас работают в структурах МВД, и те люди, которых я пофамильно знаю. Не больше 14 человек».

Он говорит, что совершенные преступления его исполнители не обсуждали. Гаравский заявил, что на сегодняшний день все, кто принимал участие в этих похищениях и убийствах, кроме него, «находятся при власти».

Он уверен, что о похищениях и убийствах оппозиционеров бойцами СОБРа знали также тогдашний министр внутренних дел Беларуси Юрий Сиваков и тогдашний глава Совета безопасности Виктор Шейман. По словам Гаравского, Сиваков и Шейман неоднократно приезжали к ним на базу.

«Я не знаю, присутствовал или нет Лукашенко (на встречах, где СОБРу ставились задачи. — ред.), но у меня сложилось мнение, что Лукашенко тоже об этом знал», — заявил он также.
Читайте также:

«Не во мне причина». Лукашенко рассказал, почему в Беларуси нет оппозиционеров

Гаравский рассказал, что после того, как в ноябре 2000 года Дмитрий Павличенко провел три дня, а сам он около пяти часов в СИЗО КГБ, Павличенко взял в КГБ материалы своего уголовного дела. Затем они вместе сожгли их на базе СОБРа. По его словам, он не знает, что именно было в этих материалах.

Гаравский предполагает, что четверо бойцов СОБРа могут быть связаны с еще одним преступлением — исчезновением 7 июля 2000 года оператора белорусского корпункта ОРТ Дмитрия Завадского.

По его словам, он не участвовал в этом преступлении, потому что у него «был выходной», но он знает, что в этот день Кожевников, Бородач, Новаторский и Панков выходили на работу, хотя у них тоже был выходной.
После СОБРа

Гаравский рассказал, что многие из рядовых бойцов СОБРа после похищений и убийств «пошли на повышение — майоры, подполковники, полковники». Кроме СОБРа, они сейчас работают в КГБ, МВД и Службе охраны президента.

По его словам, сам он не раз писал рапорт на увольнение, который все время отклоняли, требуя, чтобы Гаравский подписал документ «о неразглашении военной тайны». Уволился Гаравский в 2003 году.

После этого он изготавливал мебель и был индивидуальным предпринимателем.
Читайте также:

Жизнь вопреки системе. Как живет 72-летняя активистка, которая должна государству Беларусь $16 тысяч штрафов за участие в протестах

«А в 2007 году со мной случилось ДТП, хотя мне кажется, что на меня было совершено покушение. В мою машину влетела фура — 16 дней комы, перелом позвоночника, перелом ноги, трепанация черепа. Я три с половиной месяца провел в больнице, а потом три с половиной года жил по графику больница-дом», — рассказал Гаравский.

По его словам, в этот период Павличенко трижды ему помогал, давая деньги на дорогие обезболивающие — «в общей сложности 700 долларов».

Раз или два в год Гаравский встречался с бывшими сослуживцами по СОБРу, а также поддерживал контакт с Павличенко.

«Думаю, что ему говорили следить за мной, держать на контроле. Потому что я — единственный человек, который откололся от этой структуры, ушел на гражданку», — предполагает он.

Гаравский упомянул, что Павличенко однажды задал ему вопрос о том, что он думает «насчет того, что у нас было в 1999 году», но он сделал вид, что не хочет об этом вспоминать, и разговор прекратился.

Он утверждает, что долго пытался найти способ рассказать о преступлениях. По его словам, он писал в ОБСЕ на польский адрес, но ответа не получил.

Кроме того, он говорит, что написал с чужого электронного адреса на оппозиционный сайт Хартия 97. Но на следующий день ему позвонил Павличенко и предупредил, что если он пойдет на встречу с журналистами, то его «посадят».

«После этих слов я пришел к выводу, что вся почта, что приходит на Хартию, вскрывается и контролируется нашим КГБ», — сказал Гаравский.

Гаравский утверждает, что уехал из Беларуси в октябре 2018 года. При этом он отказался объяснить, почему покинул страну и как именно это сделал.

По его словам, подавая ходатайство о политическом убежище, он рассказал, чем занимался в Беларуси: «Я им рассказал все то же самое, что и вам сейчас».

Гаравский заявил, что готов подтвердить свои слова в суде под присягой и может показать на карте места захоронений и убийств.

«Есть раскаяние, есть чувство вины… Если бы эти люди остались живы, что-то было бы по-другому в Беларуси. Я приношу искренние соболезнования родным и близким, так как я участник убийства», — сказал он также.

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
24 ноября 1996 года по результатам референдума о принятии поправок в Конституцию (непризнанного Европой и США[38]) отсчёт 5-летнего срока президентства начат заново, а президент получил бо́льшие полномочия (в том числе право на роспуск парламента).

Лукашенко сразу воспользовался своими новыми полномочиями и распустил Верховный Совет 13-го созыва. ОМОН оцепил здание парламента, а в соседнем помещении расположился новый парламент, состоявший из пропрезидентских депутатов Верховного Совета. В знак протеста в отставку подали премьер-министр Белоруссии, два других министра и семь судей Конституционного суда. Прошение о импичменте было отозвано. Лукашенко сконцентрировал в своих руках власть с помощью усиления спецслужб, в частности КГБ.

Началось преследование независимой прессы и известных оппозиционеров. После публичных призывов Лукашенко расправиться с оппозицией, в 1999—2000 годах при загадочных обстоятельствах исчезли три оппозиционера, в том числе бывший председатель предвыборного штаба Лукашенко Виктор Гончар и оператор российского телеканала ОРТ Дмитрий Завадский[39]. Внезапно умирает вероятный оппонент на будущих президентских выборах Геннадий Карпенко, ходят упорные слухи о его отравлении. За рубежом появляются бегущие сотрудники КГБ и Министерства внутренних дел, которые дают показания о санкции на уничтожение оппозиционеров со стороны власти и о существовании в Белоруссии для этих целей т. н. «эскадронов смерти». Несколько чиновников в Белоруссии были арестованы, однако расследование дел почти не проводилось.

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Список подозреваемых в политических убийствах в Беларуси

https://charter97.org/ru/news/2019/12/18/359361/

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Мне повезло. В конце 1990-х я, начинающая журналистка, студентка журфака БГУ, познакомилась с Юрием Захаренко, Виктором Гончаром, Геннадием Карпенко. Я видела их на демонстрациях оппозиции, на заседаниях разогнанного, но не сдавшегося Верховного Совета, делала с ними интервью, восхищалась их бесстрашным упорством и какой-то исключительной бесшабашностью, оптимизмом и уверенностью в скорой победе. Я сталкивалась на каждой акции оппозиции с доброжелательным и спокойным Дмитрием Завадским с неизменной камерой наперевес. Единственный, кого я не успела узнать лично, это Анатолий Красовский.

Позже я познакомилась с его женой Ириной Красовской и другими вдовами — Светланой Завадской, Зинаидой Гончар, Людмилой Карпенко. И тоже были интервью, но уже другие: тяжелые, со слезами, воспоминаниями, дикой болью и кошмарными снами.

20 лет тема политических исчезновений не сходила со страниц «Хартии-97» и других независимых медиа: мы хватались за любую информацию, чтобы узнать правду, понять, что же произошло с этими людьми — такими яркими, смелыми, редкими и необходимыми. Было много свидетельств — от сотрудников МВД и Генпрокуратуры Дмитрия Петрушкевича и Олега Случека, входивших в первую следственную группу и вышедших на высокопоставленных заказчиков в погонах, бывшего начальника минского СИЗО №1 Олега Алкаева, сотрудника отдела по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом Минского управления КГБ Геннадия Угляницы, руководителей организации «Край» Вадима Кабанчука и Андрея Жерносека. Наконец вышел документ спецдокладчика Парламентской ассамблеи Совета Европы Христоса Пургуридеса «Пропавшие люди в Беларуси», сведшего воедино все факты и вынесшего вердикт: к похищениям лидеров оппозиции и журналиста имеют отношение Лукашенко и его наиболее доверенные силовики — экс-министры внутренних дел Юрий Сиваков, Владимир Наумов, бывший генпрокурор и помощник Лукашенко по особым поручениям Виктор Шейман, а также командир СОБРа Дмитрий Павличенко. Вся эта кровавая четверка попала под санкции ЕС и США и остается под ними по сей день.

И вот сейчас случилось невероятное: появился непосредственный соучастник убийств, который в страшных деталях рассказал, как в Беларуси происходили внесудебные казни лидеров белорусской оппозиции. Рассказал одному из ведущих медиа Германии, очевидно, предварительно дав показания полиции и спецслужбам, как того требует законодательство в случае приезда в страну беженцев.

Я сама беженец и знаю все процедуры. Юрий Гаравский признался в соучастии в убийствах - вещь невероятная для беженца. Уверена, что эту информацию очень тщательно проверяли специальные службы страны, где он попросил убежище и по нему было принято отдельное решение относительно его общения с прессой.

Фильм «Немецкой волны» шокирует подробностями и снова возвращает нас в те страшные дни 1999-2000 годов, когда один за другим исчезали Захаренко, Гончар, Красовский, Завадский. Все ранние свидетельства и показания за исключением некоторых моментов фактически подтверждаются: фамилии палачей из «эскадронов смерти», обстоятельства захвата жертв, способ их убийства, места захоронения, имена заказчиков.

Как минимум, с каждым из этих людей должен поговорить следователь, а их судьбу решить суд — белорусский или международный.

Вот эти фамилии:

Александр Лукашенко

Дмитрий Павличенко

Виктор Шейман

Юрий Сиваков

Владимир Наумов

Юрий Бородач

Сергей Шкиндеров

Дмитрий Карпович

Юрий Гаранский

Алексей Румянцев

Юрий Будько

Новаторский

Кожевников

Панков

Балынин

...

… Вот уже два дня я вспоминаю свои последние разговоры с похищенными, всю информацию, которую удалось узнать из самых разных источников, в том числе из силовых структур (тогда они еще были более разговорчивыми), вспоминаю, как ездила с западными журналистами на Северное кладбище и пыталась выяснить, как здесь можно спрятать тела убитых...

И сегодня меня шокирует другое. Реакция белорусских журналистов из вроде как независимых медиа, которых я сто лет знаю, которые когда-то вместе с нами писали бесстрашные тексты и проводили расследования. В большинстве своем белорусские медиа, словно по команде, уже на второй день после сенсационных показаний Юрия Гаравского, переключились на какие-то иные, второстепенные темы или стали искать возможности опровергнуть очевидное, найти «русский след» в редакции крупного немецкого медиахолдинга или вспомнить, каким замечательным и «шляхетным» парнем является подозреваемый в тяжелых преступлениях командир СОБРа Дмитрий Павличенко.

Коллеги, что с вами?! Что произошло с вашей совестью? Лучших представителей Беларуси похитили и убили подло, страшно, чудовищно. И неважно сколько лет прошло. Наконец у нас появился реальный шанс узнать правду и призвать убийц и заказчиков к ответу. О чем вы рассуждаете? О чем вы умничаете? Вам скучно? Вам мало? Кого вы оправдываете?

«Русский след»... Не секрет, что в Москве огромная и толстая папка компромата на Лукашенко и не только за убийства лидеров оппозиции и журналистов. Но только за 25 лет Москва ни разу не предоставила серьезных доказательств его преступлений. Сериал «Крестный батька» - это, конечно, инструмент информационной войны, в котором россияне намекали на имеющиеся у них факты, но то, что сегодня сделала «Немецкая волна», предоставив нам непосредственного и живого участника преступлений Лукашенко— это совершенно другой уровень, который тянет на проведение международного расследования в Совете безопасности ООН.

А что мы? Вот этот вопрос меня сейчас волнует больше всего. Я всегда гордилась тем, что белоруска и никому не позволяла унижать нацию стереотипами о чрезмерном «терпении». Я понимаю, что с таким уровнем самоцензуры в СМИ сложно широко распространить информацию.

И сегодня я изо всех сил хочу поддержать тех журналистов, правозащитников, политиков, активистов, которые, несмотря на риск, продолжают расследовать, может, самое главное в новейшей белорусской истории дело. Людей, в течение многих лет выходивших в портретами убитых лидеров на улицы и площади белорусских городов. В память о тех, кто этого достоин...

Наталья Радина, главный редактор Charter97.org

Прибалт

Прибалт
Гуру
Гуру
огласив список, по сути, этим исполнителям спасли жизнь...

кто их теперь тронет или попробует сжечь в крематории, или закопать?

а у ПапыКоли страх щас вызовет очередной пристут мозаичной шизофрении...


_________________
Путин: воплощение идей социализма в России было далеко от сути

"Все обвиняли царский режим в репрессиях.

А с чего началось становление советской власти?
С массовых репрессий.
Я уже не говорю про масштаб, он просто такой наиболее вопиющий.
Пример — это уничтожение, расстрел царской семьи вместе с детьми.
Но могли бы быть еще какие-то идейные соображения по поводу того, чтобы искоренить, так сказать, возможных наследников.
Но зачем убили доктора (царской семьи) Боткина?
Зачем убили всю прислугу?
Людей, в общем-то, пролетарского происхождения.
Ради чего?
Ради того, чтобы скрыть преступление"

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Новая информация об убийствах оппозиционеров в Беларуси - это шаг к Гаагскому трибуналу

Седьмой срок Лукашенко может быть только в тюрьме.

https://charter97.org/ru/news/2019/12/17/359303/

Координатор гражданской кампании «Европейская Беларусь» Дмитрий Бондаренко принял участие в спецвыпуске телеканала «Белсат» и прокомментировал сенсационные признания экс-бойца СОБРа Юрия Гаравского, заявившего «Немецкой волне», что 20 лет назад он участвовал в похищениях и убийствах белорусских оппозиционеров. Сайт Charter97.org приводит стенограмму разговора.

– Дмитрий, вы, как никто другой, помните конец 1990-х годов. Вы были одним из организаторов «Марша Свободы» в 1999 году. И стоит напомнить, что около 30 тысяч человек вышло тогда на улицы. Это было опасное время для Лукашенко?

– Это был опасное время для Лукашенко, и я хочу добавить, что этот марш мы готовили вместе с Виктором Гончаром. Это мало кто знал, но я уже пару раз про это говорил и сейчас хочу еще раз повторить, что этот марш мы готовили вместе с ним.

Он собирался провести заседание Верховного Совета в день марша. А люди поддержали бы это заседание и дали бы определенные гарантии безопасности для тех депутатов, которые приняли в нем участие. Это был план Гончара и это было одной из целей «Марша Свободы». Но за месяц до марша Виктор и его друг Красовский исчезли и были убиты.

– Как мы видим в фильме, который показала «Немецкая волна», разговор ведется о том, что за казнь Гончара каждый участник получил по 1000 долларов. Убить человека за 1000 долларов «на лапу», грубо говоря, получается… И также действительно выходит, что Виктор Гончар был очень опасной фигурой — персонально для первого человека в стране.

- Гончар – очень сложная личность и он понимал, что он должен исправить ту ошибку, которую сделал, поддержав Лукашенко.

Я знал, что его это мучило, и он в этом видел свою миссию, чтобы эту ошибку исправить, но он был юристом до мозга костей и хотел, чтобы все было по закону. Он подготовил очень много документов, которые уличали Лукашенко в нарушении Конституции и других законов. Он хотел провести эту процедуру (импичмента — ред.) на заседании Верховного Совета, который на тот момент еще был легитимной властью в Беларуси.

Хочу сказать, что и Геннадий Карпенко, и Виктор Гончар, и Юрий Захаренко – это были те люди, которые выигрывали бы Лукашенко на так называемых президентских выборах. И каждого из них Лукашенко имел основания опасаться.

– Когда вы смотрели материал «Немецкой волны», какое у вас сложилось впечатление?

– У меня сложилось впечатление, что Господь сегодня хочет открыть глаза белорусам. Спустя столько лет наши мученики, повстанцы в Вильнюсе, сами вышли из горы. Сегодня люди, которые исполняли незаконные смертные приговоры в отношении лидеров белорусской оппозиции, делают признания.

И что с этим будут делать белорусы? Как сейчас модно говорить, для меня в этом нет ничего нового. Возьмем фильм Степана Светлова (NEXTA) «Лукашенко. Уголовные материалы»: люди говорят — «нет ничего нового, я все это знал».

В Словакии, например, когда узнали, что убили журналиста, сотни тысяч человек вышли на улицы. Хорошо, вышли тысячи белорусов в Вильнюсе — а что сейчас? Это вопрос к каждому белорусу сегодня.

– А может, это российские спецслужбы хотят что-то открыть о Лукашенко?

– Российские спецслужбы имеют компромат на Лукашенко, и не только этот. И очень много компромата. Но я хочу подчеркнуть, что правду открыла Германия, это «Немецкая волна» открыла.

– К которой обратился бывший боец СОБРа Юрий Гаравский.

– А я знаю, что главный прокурор Беларуси в свое время обращался по этому вопросу к российским спецслужбам и российским властям. И российские власти ничего не сделали для этого. Не было открыто уголовное дело. Это Германия сегодня вынуждена реагировать на эту правду, потому что Германия – это страна, где правит закон. Это — не Россия.

– Не верите в то, что «Немецкую волну» втянули в эту игру российские спецслужбы, приготовив своего рода запасной козырь против Лукашенко перед пятницей, перед подписанием соглашения (о «союзном государстве» — ред.)?

– Я знаю, что Лукашенко – убийца, что Лукашенко – вор.

– Это сильные слова.

- Лукашенко лично отдавать приказ пытать людей, которые находились в заключении после 2010 года. Я это испытал на своей шкуре. И сегодня очень удивляюсь тем людям, которые говорят: «Давайте объединимся вокруг Лукашенко, он гарант Конституции и независимости». Нельзя вокруг него объединяться, потому что он убийца.

А второе: у русских есть на него компромат, что он убийца. И при этом мы слышим сегодня предложения «теток-вышиванок», которые сидели в палате №6: «Давайте объединимся, а потом выставим меня в президенты». Это очевидно, что сегодня идет попытка замолчать фильм NEXTA, потому что там все было сказано, и 3 миллиона белорусов посмотрело этот фильм.

– Властями фильм был признан «экстремистским».

– Это было признано преступной властью.

– Что вы думаете, когда мы слышим, что «все все знали, никакой сенсации нет, знаем про это 20 лет»?

– Я и говорю, что есть очень большое сходство с делом Калиновского. Люди знали, что повстанцы похоронены на горе Гедимина, знали, что они были убиты — но пришел момент истины, пришло время, произошло что-то необычное. И этих героев похоронили надлежащим образом на государственном уровне.

Тоже самое происходит с нашим героями: с Карпенко, Гончаром, Красовским, Завадским.

– Но через сколько? Через 100 лет?

– Это от белорусов зависит. Я уже говорил об этом в свое время, когда белорусы голосовали за Андрея Санникова и других лидеров. Они выходили во второй тур, и Лукашенко выборы проигрывал. Да, разогнали акцию. Но надо было бороться за своих лидеров.

И способны ли белорусы бороться за своих лидеров — это сегодня экзистенциальный вопрос, здесь и сейчас.

– Вопрос в том, есть ли лидеры?

– Эти лидеры есть. Гончар был лидером. Странно слышать, когда говорят: «А фильм для чего снимался?» А где Гончар? Где Красовский? Где Захаренко? А отсидел ли Статкевич свои 8 лет в тюрьме? Или он сидел на диване и только писал смс и в интернете что-то?

Есть настоящие герои — и их надо защищать. Приходится слышать: «Нет героев – я не выйду». Хорошо. Гончара убили. Сегодня человек говорит — и его убили. Он был опасен для Лукашенко. И тут возникает вопрос: герои есть, а есть ли белорусская нация? Вот такой вопрос.

– Понятно, что реакция нужна. Общество должно реагировать. Но как реагировать?

– Очень разные люди продолжали расследовать это дело в разное время. И тут также возникает экзистенциальный вопрос: «А кто такой Олег Алкаев?» (экс-начальник минского СИЗО-1, рассказавший об убийствах оппозиционеров — прим. Charter97.org). Можно сказать, что у этого человека в каком-то смысле страшная биография. Но человек сделал свой выбор, резко изменил свою жизнь, уехал в Германию, потому что Божий глас ему сказал: «Ты должен сказать правду людям». И он принял это решение.

Мы знаем, что Вадим Кабанчук и его товарищи проводили расследование, в нем также участвовал офицер КГБ Угляница — и они тоже сказали правду.

Офицеры, которые уехали, о которых говорил Олег Волчек… Сам Олег участвует в этом расследовании и очень рискует. Есть герои, есть люди, которые делают это.

И это вопрос выбора для каждого белоруса.

– Это очень рискованно.

– Безусловно. Но даже этот человек, Юрий Гаравский — я ему верю. Он сказал, что он принимал участие в этих действиях.

– Журналисты «Немецкой волны» вообще говорят, что это не дело доверия.

– Я надеюсь, что «Немецкая волна» пошла на этот фильм и на этот шаг после того, как человек побывал на детекторе лжи. Думаю, что без этого не могло быть такого фильма.

Мы еще назовем генерала Лопатика, можно также назвать генерального прокурора Божелко и генерала КГБ Мацкевича, потому что они отдали приказ об аресте командира СОБРа Павличенко, они знали правду. И сегодня жизнь показывает нам, что правду не спрячешь. Не важно, было ли это событие 150 лет назад или 20 лет назад.

– Хорошо. Правду не спрячешь, но Павличенко говорит, что это все «неправда и не о чем разговаривать».

– Есть Муравьев-вешатель и есть Павличенко. Я думаю, что это фигуры одного масштаба. А есть Виктор Гончар и есть Калиновский и Сераковский.

Каждый из нас имеет глаза и уши, чтобы сделать выбор. Кому ты больше доверяешь — Калиновскому, Сераковскому, Гончару или Павличенко и Муравьеву-вешателю? Это вопрос сегодняшнего дня.

Сидеть дома, молчать и ждать, что кто-то принесет тебе хорошую жизнь — или в определенной степени рискнуть, но не жизнью, и выйти на улицу вместе с тысячами людей? И этот вопрос, поверьте, каждый задает себе.

Да, есть контрактная система — но это же не смерть. Если я промолчу — что будет с моими детьми, с моими внуками? Они будут продолжать жить под еще большей диктатурой много лет. Если я сам не рискую, значит, я предлагаю решить этот вопрос своим детям и внукам и рисковать потом им.

А мы знаем, что эта система может укорениться. И это — главный вопрос. Я для себя в свое время выбор сделал и продолжаю участвовать в белорусском сопротивлении именно потому, что знал лично Геннадия Карпенко, знал Виктора Гончара, встречался несколько раз с Юрием Захаренко. И самое главное: я знаю вдов наших пропавших людей, их дочек, детей. И мое участие в сопротивлении нужно именно для того, чтобы справедливость победила. Это важно. Это важно и для Волчека, и для Кабанчука. Люди действуют ради этого. Каждый сам ищет мотив, решает действовать ему или нет.

– Что такого надо сделать властям, чтобы народ наконец отреагировал?

– Алкаев сказал, что Фудзияму построить — но она уже построена.

– Это интервью 2011 года…

- Чернобыльская Фудзияма в Островце построена. И это вопрос не только для белорусов, но и для европейских чиновников. Потому что среди них есть разные люди. Был сенатор Джон Маккейн, который также знал про это дело и высказывался на этот счет, был и есть спецдокладчик ПАСЕ Христос Пургуридес, герой этого фильма, который предпринял определенные действия — а есть чиновники, которые говорят, что Лукашенко – «теплый человек», которые с ним целуются, имеют общие интересы, бизнес.

Диктатура заразна и те, кто с Лукашенко якшается, имеет с ним разные грязные дела —они тоже замазываются. Но это и есть цель Лукашенко, чтобы показать, что «вы на Западе такие, какие есть». Это вопрос и для белорусов, и для поляков, и для жителей Европы.

Эта Фудзияма может взорваться. Та же Даля Грибаускайте (экс-президент Литвы — прим. Charter97.org) допустила определенные ошибки, но потом пыталась исправить и сказала, что АЭС в Беларуси опасна для всей Европы. И фильм «Чернобыль» это нам напомнил...

Вы задавали уже этот вопрос Алкаеву несколько лет назад. Значит, не так мало людей в это заангажировано и разделяют ваш подход, разделяют, что Алкаев проявил смелость, что Волчек — смелый человек, и благодарят Христоса Пургуридеса за то, что он, может, единственный из европейцев, кто пошел на определенные шаги.

– Юрий Сиваков назвал интервью «Немецкой волне» очень профессиональным вбросом перед встречей Лукашенко и Путина…

– А может, Лукашенко не встречаться с Путиным? Он что сказал: «Я не хочу встречаться, я выхожу из Евразийского союза, «союзная государство» – зло для Беларуси»? Где такие идеи?

Если бы я был руководителем государства, я бы думал, где выгодно: в Евразийском союзе и в «союзном государстве» или с Европейским союзом. Знаю, что в Литве, Латвии, Польше люди живут значительно лучше. А тут его «принуждают» ехать в Москву. Съезди в Польшу, тебя приглашали, съезди в Берлин. Не хочешь? Почему? Потому что есть компромат в Москве. Потому что он — русская марионетка.

Как говорил Калиновский: «Только тогда начнем хорошо жить, когда москаля над нами не будет». Верно и другое: когда Лукашенко над нами не будет, тогда белорусы получат шанс на лучшую жизнь. Поэтому давайте не заниматься этой ерундой и отправим Сашу в Рашу. Пусть он едет в Москву и не возвращается.

– Но это все риторика.

– Нет, это не риторика. Это правда и политическая воля. А эту чушь «давайте поддерживать подонка-убийцу и объединимся вокруг»… Как это? Можно объединиться вокруг Гончара, вокруг Калиновского, вокруг Статкевича, вокруг Северинца. Но вокруг убийцы Лукашенко, который уничтожил белорусскоязычное образование, объединяться нельзя.

Я понимаю, что появилось много тайных поклонников Лукашенко якобы бы из оппозиции. И для них сегодняшняя информация — это холодный душ. И отсюда эти споры: Россия —не Россия… «Немецкая волна» открыла правду. Причем здесь вброс Путина? Давайте фактам верить.

– Что с этими всеми фактами мы можем сделать?

– То, что это появилось на «Немецкой волне», и то, что человек, который признался в этом преступлении, находится за пределами Беларуси, может быть первым шагом к Гаагскому трибуналу. Возможно, надо создавать международную комиссию, в которой бы принимал участие Христос Пургуридес и немецкие специальные службы. А белорусов, которые занимались этим делом и могут им что-то сообщить, есть очень много.

Очень много офицеров, бывших силовиков из Беларуси сейчас находятся в разных европейских странах и даже в Америке. Возможно это делать. Потому что от России мы ничего не дождемся. У России есть информация на этот счет. Генпрокурор Божелко все предоставил туда. Но она ничего не делала, она не будет начинать этот суд. Суд должен быть под международной юрисдикцией. Не являюсь юристом, но думаю, что с этого можно начинать. Потому что это преступление против человечества и людей.

– Это также означало бы конец дороги в Европу для Лукашенко?

- Знаете, меня не интересует его судьба. Меня интересует судьба Беларуси. Позволим ли мы этому человеку, диктатору, в седьмой раз прийти к власти? И сколько за эти годы он принесет несчастья и смертей для белорусов?

Сегодня надо думать про это. Нет седьмому сроку Лукашенко! Потому что его седьмой срок может быть только в тюрьме. Сегодня доказательств, даже по уничтожению политических оппонентов Лукашенко, уже достаточно. Давайте об этом говорить. А Москва, не Москва, Сочи – это все чушь.

Алжирцы вышли и сказал: «Нет. Не хотим этого диктатора на пятый срок». Суданцы восстали и сказали: «Не хотим, чтобы он пошел на четвертый срок». Украинцы сделали свой выбор в отношении Януковича. Это к нам вопрос. Давайте перестанем «сдавать эти анализы», что делают Путин и Лукашенко. Давайте действовать. И героев у нас хватает.

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
@Россия, вперед! пишет:Список подозреваемых в политических убийствах в Беларуси

https://charter97.org/ru/news/2019/12/18/359361/

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Мне повезло. В конце 1990-х я, начинающая журналистка, студентка журфака БГУ, познакомилась с Юрием Захаренко, Виктором Гончаром, Геннадием Карпенко. Я видела их на демонстрациях оппозиции, на заседаниях разогнанного, но не сдавшегося Верховного Совета, делала с ними интервью, восхищалась их бесстрашным упорством и какой-то исключительной бесшабашностью, оптимизмом и уверенностью в скорой победе. Я сталкивалась на каждой акции оппозиции с доброжелательным и спокойным Дмитрием Завадским с неизменной камерой наперевес. Единственный, кого я не успела узнать лично, это Анатолий Красовский.

Позже я познакомилась с его женой Ириной Красовской и другими вдовами — Светланой Завадской, Зинаидой Гончар, Людмилой Карпенко. И тоже были интервью, но уже другие: тяжелые, со слезами, воспоминаниями, дикой болью и кошмарными снами.

20 лет тема политических исчезновений не сходила со страниц «Хартии-97» и других независимых медиа: мы хватались за любую информацию, чтобы узнать правду, понять, что же произошло с этими людьми — такими яркими, смелыми, редкими и необходимыми. Было много свидетельств — от сотрудников МВД и Генпрокуратуры Дмитрия Петрушкевича и Олега Случека, входивших в первую следственную группу и вышедших на высокопоставленных заказчиков в погонах, бывшего начальника минского СИЗО №1 Олега Алкаева, сотрудника отдела по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом Минского управления КГБ Геннадия Угляницы, руководителей организации «Край» Вадима Кабанчука и Андрея Жерносека. Наконец вышел документ спецдокладчика Парламентской ассамблеи Совета Европы Христоса Пургуридеса «Пропавшие люди в Беларуси», сведшего воедино все факты и вынесшего вердикт: к похищениям лидеров оппозиции и журналиста имеют отношение Лукашенко и его наиболее доверенные силовики — экс-министры внутренних дел Юрий Сиваков, Владимир Наумов, бывший генпрокурор и помощник Лукашенко по особым поручениям Виктор Шейман, а также командир СОБРа Дмитрий Павличенко. Вся эта кровавая четверка попала под санкции ЕС и США и остается под ними по сей день.

И вот сейчас случилось невероятное: появился непосредственный соучастник убийств, который в страшных деталях рассказал, как в Беларуси происходили внесудебные казни лидеров белорусской оппозиции. Рассказал одному из ведущих медиа Германии, очевидно, предварительно дав показания полиции и спецслужбам, как того требует законодательство в случае приезда в страну беженцев.

Я сама беженец и знаю все процедуры. Юрий Гаравский признался в соучастии в убийствах - вещь невероятная для беженца. Уверена, что эту информацию очень тщательно проверяли специальные службы страны, где он попросил убежище и по нему было принято отдельное решение относительно его общения с прессой.

Фильм «Немецкой волны» шокирует подробностями и снова возвращает нас в те страшные дни 1999-2000 годов, когда один за другим исчезали Захаренко, Гончар, Красовский, Завадский. Все ранние свидетельства и показания за исключением некоторых моментов фактически подтверждаются: фамилии палачей из «эскадронов смерти», обстоятельства захвата жертв, способ их убийства, места захоронения, имена заказчиков.

Как минимум, с каждым из этих людей должен поговорить следователь, а их судьбу решить суд — белорусский или международный.

Вот эти фамилии:

Александр Лукашенко

Дмитрий Павличенко

Виктор Шейман

Юрий Сиваков

Владимир Наумов

Юрий Бородач

Сергей Шкиндеров

Дмитрий Карпович

Юрий Гаранский

Алексей Румянцев

Юрий Будько

Новаторский

Кожевников

Панков

Балынин

...

… Вот уже два дня я вспоминаю свои последние разговоры с похищенными, всю информацию, которую удалось узнать из самых разных источников, в том числе из силовых структур (тогда они еще были более разговорчивыми), вспоминаю, как ездила с западными журналистами на Северное кладбище и пыталась выяснить, как здесь можно спрятать тела убитых...

И сегодня меня шокирует другое. Реакция белорусских журналистов из вроде как независимых медиа, которых я сто лет знаю, которые когда-то вместе с нами писали бесстрашные тексты и проводили расследования. В большинстве своем белорусские медиа, словно по команде, уже на второй день после сенсационных показаний Юрия Гаравского, переключились на какие-то иные, второстепенные темы или стали искать возможности опровергнуть очевидное, найти «русский след» в редакции крупного немецкого медиахолдинга или вспомнить, каким замечательным и «шляхетным» парнем является подозреваемый в тяжелых преступлениях командир СОБРа Дмитрий Павличенко.

Коллеги, что с вами?! Что произошло с вашей совестью? Лучших представителей Беларуси похитили и убили подло, страшно, чудовищно. И неважно сколько лет прошло. Наконец у нас появился реальный шанс узнать правду и призвать убийц и заказчиков к ответу. О чем вы рассуждаете? О чем вы умничаете? Вам скучно? Вам мало? Кого вы оправдываете?

«Русский след»... Не секрет, что в Москве огромная и толстая папка компромата на Лукашенко и не только за убийства лидеров оппозиции и журналистов. Но только за 25 лет Москва ни разу не предоставила серьезных доказательств его преступлений. Сериал «Крестный батька» - это, конечно, инструмент информационной войны, в котором россияне намекали на имеющиеся у них факты, но то, что сегодня сделала «Немецкая волна», предоставив нам непосредственного и живого участника преступлений Лукашенко— это совершенно другой уровень, который тянет на проведение международного расследования в Совете безопасности ООН.

А что мы? Вот этот вопрос меня сейчас волнует больше всего. Я всегда гордилась тем, что белоруска и никому не позволяла унижать нацию стереотипами о чрезмерном «терпении». Я понимаю, что с таким уровнем самоцензуры в СМИ сложно широко распространить информацию.

И сегодня я изо всех сил хочу поддержать тех журналистов, правозащитников, политиков, активистов, которые, несмотря на риск, продолжают расследовать, может, самое главное в новейшей белорусской истории дело. Людей, в течение многих лет выходивших в портретами убитых лидеров на улицы и площади белорусских городов. В память о тех, кто этого достоин...

Наталья Радина, главный редактор Charter97.org

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
страна обосранных коров и ментовского беспредела

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
страна обосранных коров и ментовского беспредела

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
В конце 1990-х в Беларуси правоохранительными органами по приказу президента были созданы специальные неформальные силовые группы, которые занимались ликвидацией существовавших тогда организованных преступных группировок и лидеров криминального сообщества – без суда и следствия, расстреливая и закапывая прямо в лесу. Об этом Александр Лукашенко впервые прямо признался на большой пресс-конференции для российских региональных журналистов, которая состоялась в Минске.

https://news.21.by/politics/2013/10/14/831637.html

Слухи о таких «Эскадронах смерти» ходили давно, однако впервые этот факт публично признал глава страны.

11 октября в Минске состоялась более чем пятичасовая пресс-конференция, которой завершилась длительная поездка по Беларуси большой группы журналистов региональных СМИ из России. Такие пресс-туры проводятся ежегодно. Всего в нынешнем мероприятии приняли участие 90 журналистов, которые представляли более 70 СМИ.

Практически в самом начале пресс-конференциии белорусскому президенту пришлось отвечать на вопрос о том, почему в Беларуси до сих пор не отменена смертная казнь. В ходе пространного монолога Александр Лукашенко заявил, что не виновен в том, что Беларусь – это сегодня единственная европейская страна, в которой действует и применяется смертная казнь.

«Я не считаю, что это хорошо. Но не я виноват, не я причина, что она сохраняется, потому что есть в стране процессы такие, когда нужно применять смертную казнь. Возьмите теракт в метро. В нашей стране, в Беларуси. Какое они имеют право жить, когда погибли люди в этом метро. И он это делал умышленно, к примеру?», – высказал мнение глава белорусского государства. По его словам, смертная казнь нужна в стране, чтобы поддерживать в ней порядок и не давать бандитам разгуляться.

Но главным откровением президента стало признание того, что в Беларуси в конце 90-х существовали «эскадроны смерти», которые занимались уничтожением белорусских и заезжих ОПГ. По словам Лукашенко, когда он стал президентом, то столкнулся с разгулом бандитизма в стране. И очень уверенно бандиты себя чувствовали на белорусской транзитной трассе М1 (Москва-Брест-Берлин).

«Когда я стал президентом, Советский Союз только развалился, и самая страшная была беда: страна транзитная, надо было обеспечить безопасность. На трассе Москва-Минск-Берлин я столкнулся в первый раз, как президент, с этим бандитизмом. Мне приходят, докладывают: там остановили машину – убили водителя, машину забрали. Тогда же не было столько "Мерседесов", как сейчас, это было редкостью. Бандиты сразу глаз на эти автомобили положили и их хозяев. Они видят – "Мерседес" или "Ауди" едет – останавливали под видом милиции. Если сопротивлялись – могли и убить или искалечить. Автомобиль и все что в нем – забирали», – рассказал Лукашенко.

«Я вынужден был принять радикальное решение. Мы собрали несколько наших групп, взяли крутые автомобили и устроили ловушку на этой трассе. Всех, кто сопротивлялся, расстреливали на месте. Три группы таких уничтожили, четвертой не было. Может это слишком. Но я не увидел другого выхода, как дать в морду. В сортире не мочили, но в морду дали. Бандит понимает, только когда ты с ним разговариваешь на его языке», – заявил президент.

Впрочем, одними дорожными бандитами дело не ограничилось. В конце 90-х в Беларуси произошло резкое падение уровня организованной преступности – и без особого роста числа уголовных процессов по таким делам. В то же самое время бесследно исчез целый ряд местных «воров в законе», в том числе их лидер – «Щавлик». Тогда же и поползли первые слухи про созданные властями «эскадроны смерти».

Лукашенко утверждает, что именно по этой причине теперь российские бандиты боятся ехать в Беларусь. «Лет восемь назад мы контролировали какую-то бандитскую группу, серьезно контролировали по всем направлениям. И мне наш прежний министр внутренних дел дал оперативную информацию: этот бандит, который у нас сидит, договаривается со своим коллегой в Москве. И у них разговор шел о какой-то сходке, наши их пригласили приехать в Беларусь, – рассказал Лукашенко. – А московские им говорят: вы что, совсем сдурели, у вас же там этот ненормальный и законов нет, поэтому мы не поедем».

На самом деле и ранее было известно о существовании в Беларуси (по крайней мере, в то время) «эскадронов смерти», сформированных из преданных президенту силовиков нижнего и среднего уровня. Получается, Лукашенко ничего нового не сказал; то, что государство приложило руку к «пропаже» многих представителей преступного мира, сами власти никогда и не отрицали. Хотя и не подтверждали.

Еще 14 июня 2001 года все белорусские СМИ получили фотокопии документов, свидетельствующих о том, что несколькими годами ранее в Минске была создана спецгруппа для устранения неугодных власти людей. Данную информацию распространили бывшие следователи прокуратуры Беларуси Олег Случек и Дмитрий Петрушкевич, находящиеся сейчас в Вашингтоне. Эти два белорусских следователя добились получения политического убежища в США, ссылаясь на возможную угрозу их жизни на территории Беларуси.

Впрочем, в ходе все той же пресс-конференции белорусский президент перечислил еще несколько ярких примеров того, как белорусские власти решают криминальные проблемы в стране недостаточно правовыми методами. В частности, Лукашенко привел пример недавнего ограбления, жертвой которого стал сын некого его знакомого, предположительно – бизнесмена Александра Шакутина. «С нами во время поездки в Сочи находился один добрый человек, которого я знаю давно, смотрю, сидит нос повесив, начинает рассказывать: да вот четверо ворвались в квартиру к его сыну с оружием, связали, на пол положили, что-то из денег забрали и так далее. Притом не в масках – в открытую, – рассказал белорусский президент. – Это – уникальный случай, редко бывает в Беларуси. Я сразу же позвонил министру внутренних дел, говорю: к моему приезду эти люди должны быть найдены. Это – вопиющий факт, и на это надо реагировать публично и жесточайшим образом. Через четыре дня эти люди были найдены, хотя это было не так просто. Сейчас они ждут жесточайшего наказания».

Лукашенко припомнил: когда-то давно были конфликты на белорусских рынках, и поступали жалобы на то, что «люди кавказской национальности (у нас правда так не говорят, но я ваш термин использую) плохо себя ведут» – и рассказал, как он решил эту проблему.

По его словам, в Службе охраны президента Беларуси некогда работал чеченец, который после начала Чеченской войны в России решил покинуть службу, чтобы у Лукашенко не возникло проблем, но пообещал «сделать добро», если у руководителя республики возникнет потребность в его услугах. Лукашенко приказал разыскать своего бывшего охранника и поручил решить ему проблему конфликтов с кавказцами на рынках, и он быстро справился с этой задачей – за неделю.

«С тех пор я ни одной жалобы не слышу. Мне потом сказали – он там по своим каналам разобрался, что они стали самыми вежливыми и знали, где они находятся. Ну, я позже спросил: "Что он там говорил?". Он пришел: "Вы знаете президента? Знаете. Меня тоже знаете – я его человек. Если президент махнёт – не только шапок, ни у кого головы не останется. Поняли? Поняли. Работайте честно», – рассказал Лукашенко, отметив, что данный эпизод, возможно, относится не к чеченцам, а к азербайджанцам, доминирующим в торговле на белорусских рынках.

Еще одной темой из той же серии стал ответ президента на заданный ему вопрос о минских казино. «Когда игорный бизнес запретили в Москве, то у нас тоже нашлось много желающих ввести аналогичный запрет, – рассказал Лукашенко. – Но я сказал нет. Давайте посмотрим, принесут ли игорные заведения ущерб. Оказалось, что эти заведения не стали у нас криминальными центрами. Знаю, что многие из Москвы прилетают в Минск, оставляя здесь немалые деньги. Пока мы не видим в этом беды».

При этом Лукашенко оговорился, что контролировать тоже есть что. «Недавно арестовали несколько человек в каком-то казино. Это приехали москвичи и, подвыпив, потребовали девочек. У нас с этим жестко. В борьбе с торговлей людьми мы в мире – лидеры. Не то что мы каждую девчонку удерживаем руками, но и не позволяем организовывать банду с целью поставок их за рубеж. В общем, побежали эти москвичи искать девочек и прямо в камеру забежали. Мы контролируем игорный бизнес, но не запрещаем», – заявил он.

«Преступность представляет угрозу обществу, только если она сливается с властью. Все остальные случаи легко решаются с помощью обычной оперативной работы и Уголовного кодекса, – напоминает Михаил Пегасов, эксперт охранного агентства «Cлужба Безопасности Ветеранов Спецназа» (Иркутск). – Можно вспомнить, что по России уже два десятка лет ходят легенды об аналогичных «эскадронах смерти», объединяемых под общим названием «Белая Стрела». Эту тему уже вовсю использует кино: «Белая Стрела» упоминается в двух десятках художественных фильмов, включая сериал «Бригада». Но официально никогда не признавалось существование в России чего-либо подобного. Это городская легенда, не более того».

Комментарий эксперта

«На самом деле в этих словах никакой сенсации нет. Лукашенко лишь подтвердил то, что было известно и ранее. Об том, что «комитет отстреливает воров» говорили на рынках по всей Беларуси. Если признание Лукашенко стало сенсацией для политиков и правозащитников, это свидетельствует не в их пользу, – считает Андрей Поротников, руководитель аналитического проекта Belarus Security Blog. – Первая половина 90-х характеризуется развалом системы государственного управления на всем постсоветском пространстве. В том числе и правоохранительной сферы. В Беларуси это имело специфику в силу транзитного статуса страны. Бандиты (в том числе и приезжие из других стран СНГ) «оседлали» все международные трассы. Охотились на перегонщиков и челноков. Причем, если местные быстро поделили трассы и ограничивались мздой за проезд, то приезжие занимались открытым беспределом. Многие из тех, кто без вести пропал в тот период, везя товар или перегоняя машину из Польши, стали жертвами гастролеров. В стране сложился рынок оружия: одни покупали, чтобы защищаться, другие чтобы «зарабатывать». Оружием торговали даже в центре Минска на Комаровском рынке. Закон не работал, уровень государственного управления был крайне низок.

В такой ситуации чрезвычайные меры были оправданы. Расплатой за промедление и отвлечение на формальности были бы чьи-то жизни. В общем-то в той ситуации такая охота на живца, про что рассказал Лукашенко, была абсолютно оправдана. Хотя местами и не законна. Но по вопросу необходимости жесткого государственного террора в отношении организованной преступности в белорусском обществе и элитах (включая, уверен, и большую часть оппозиции ) – полный консенсус».

Справка БДГ

Согласно энциклопедии, «эскадроны смерти» (исп. los escuadrones de la muerte) – это подразделения, создаваемые или поощряемые государством для похищения, уничтожения и запугивания преступников, оппозиции и враждебных элементов. Эта деятельность ведется в законспирированном режиме, связь с государственными органами отрицается как самим государством, так и их участниками.

Термин появился в Латинской Америке в 1960-х годах. Первоначально использовался как обобщенное название организаций «Белая рука», «Эскадрон Смерти», «Сальвадорская антикоммунистическая бригада», «Карибский легион», «Центральноамериканский антикоммунистический фронт», «Око за око», «Пурпурная роза», «Новая антикоммунистическая организация», «Аргентинский Антикоммунистический Альянс» и ряда других, в большинстве своём действовавших в Гватемале и Сальвадоре. В этих странах создавались негосударственные (по крайней мере, официально) вооружённые отряды для противодействия организованным преступникам, партизанам и подпольщикам в период, когда усилилось левое революционное движение и началась гражданская война. Ведущую роль сыграли латифундисты, против которых и был направлен партизанский террор.

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
страна обосранных коров и ментовского беспредела

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Дойче Велле сообщает, что Лукашенко планировал убийство Павла Шеремета

https://chervonec-001.livejournal.com/3584129.html

В своём заявлении немецкое издание Deutsche Welle ссылается на попавшие в сеть записи разговоров

На этих записях, по мнению немцев, экс-глава КГБ Беларуси Вадим Зайцев с двумя сотрудниками спецподразделения "Альфа" обсуждает в 2012 году возможную ликвидация противников Лукашенко, среди которых упоминается Павел Шеремет.

На фото - обвиняемые по делу Шеремета

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Выскажу личное мнение.

Безотносительно того, обсуждалось на записи что-либо или не обсуждалось, Зайцев там был или выложенное аудио смонтированный фейк - это роли вообще не играет. Абсолютно. То, что белорусского журналиста убили украинские "воины света и добра", уже давно и всем известно. Причем именно при Порошенко до последнего прикрывали убийц Шеремета. Да и при Зеленском дело движется ни шатко ни валко и на заказчика даже не копают, чтобы не выйти на самих себя, я имею ввиду СБУ.

Странно, что немцы об этом даже не заикнулись.

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Силовики сливают Таракана

Скоро будут обнародованы новые громкие материалы по преступлениям режима в Беларуси.

https://charter97.org/ru/news/2021/1/5/406419/

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Национальная полиция Украины обнародовала данные о том, что к убийству журналиста Павла Шеремета, который был взорван 20 июля 2016 года в автомобиле в Киеве, причастны белорусские спецслужбы.

Выводы были сделаны на основании аудиозаписей и документов, датированных 2012 годом, оказавшихся в распоряжении украинских правоохранителей.

«Украинская правда» сообщает, что аудиозапись была сделана скрытым устройством в апреле 2012 года. Однако на ней можно разобрать голос руководителя белорусского КГБ Вадима Зайцева, который тогда возглавлял Комитет. На пленке якобы слышно, как он инструктирует своих подчиненных из контртеррористического подразделения «Альфа», каким образом следует убрать Шеремета. Речь идет о закладке бомбы.

На тот момент Павел Шеремет уже жил в России. Однако белорусские силовики по-прежнему считали журналиста большой проблемой для Лукашенко. На этой же записи речь якобы идет об организации убийств еще нескольких белорусских граждан. В частности, упоминаются экс-командир бригады спецназа, бывший начальник отдела МВД по борьбе с коррупцией и бывший начальник СИЗО в Минске. Все они на тот момент могли находиться в Европе.

Достоверность этой информации «МК» прокомментировал белорусский политолог Дмитрий Болкунец:

- Я думаю, что эти записи - абсолютно достоверная информация. Слив, который произошел и был опубликован, на мой взгляд, показывает, что заказчиком убийства Шеремета, совершенного в Киеве и до сих пор не расследованного, является в том числе Лукашенко.

Слив компромата подтверждает информацию о том, что для Лукашенко Павел Шеремет был действительно «занозой». И «занозой» он стал для него еще в 1997 году, когда в дело освобождения Шеремета из тюрьмы вмешался Борис Ельцин. Тогда Лукашенко на каждом углу кричал, что Павел Шеремет - главный враг российско-белорусских отношений.

Павел Шеремет снял много фильмов, посвященных событиям в Беларуси. В частности, об исчезновении известных политиков. Он написал книгу, которая называется «Случайный президент», где описал, как Лукашенко пришел к власти.

- Конечно же, все это сыграло против Павла, - заявляет Дмитрий Болкунец. - Я, кстати, напомню, что Лукашенко, когда узнал, что Павел Шеремет получил российское гражданство, своим закрытым указом незаконно лишил его гражданства белорусского. Хотя гражданином Беларуси Павел был изначально по рождению. Таких эпизодов было много.

По мнению Дмитрия Болкунца, слили эту информацию не украинские спецслужбы, а белорусские силовики либо люди, причастные к ним.

- Это уже не первый слив из белорусских силовых органов, - рассуждает эксперт. - И свидетельствует он лишь о том, что силовики (даже те, которые работают в белорусском КГБ) «сливают» Лукашенко, так как не видят в нем политика, у которого есть будущее в Беларуси. Поэтому я думаю, что в ближайшее время будут обнародованы еще более громкие материалы, связанные с преступлениями режима Лукашенко.

Как подчеркивает белорусский политолог, из материалов, которые были переданы Украине, следует, что белорусское КГБ, видимо, занималось слежкой за гражданином Российской Федерации Павлом Шереметом уже на территории России, что недопустимо в рамках российско-белорусских соглашений. Белорусские спецслужбы не имеют права вести оперативную розыскную деятельность на территории России, так же, как и российские спецслужбы - на территории Беларуси. Это запрещено законом.

- И еще один эпизод, - добавляет эксперт «МК». - В списке на убийство фигурирует еще один гражданин России - Андрей Суздальцев, доцент Высшей школы экономики. Это, кстати, ваш эксперт, он часто дает «МК» комментарии. Я ему сегодня звонил, и он подтвердил, что он тоже упоминался в этом разговоре. Его ликвидацию тоже планировали на территории Российской Федерации.

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
залупу лижи свинорылая толстуха высочанская. пошла на хyй тупая пи3да

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Экс-боец белорусского спецназа Игорь Макар готов дать в Киеве показания по делу Шеремета. С ним связались украинские спецслужбы.

https://charter97.org/ru/news/2021/1/5/406441/

Бывший сотрудник белорусского спецназа Игорь Макар, который распространил аудиозаписи, на которых якобы должностные лица КГБ Беларуси обсуждают устранения политических оппонентов, в частности журналиста Павла Шеремета, и направивший их для расследования в Украину и Европейский Союз, заявил о готовности прибыть в Киев и дать показания, сообщает interfax.by.

«Я планирую прилететь в Киев. Не знаю, когда. Это зависит от спецслужб Украины. Сейчас очень плохая ситуация с ковидом, поэтому все зависит от них и, видимо, от следствия. Когда будет такая необходимость, будут какие-то факты, я, конечно, буду сообщать, а когда украинская сторона будет готова, чтобы я прилетел и дал показания, - я готов», - сказал он в интервью интернет-изданию «Суспильне.Новини».

Макар отметил, что передал записи украинским правоохранителям «примерно в декабре», однако официального допроса пока не было.

«Но сегодня (4 января - ред.) со мной связывались украинские спецслужбы. Я разговаривал и дал свое согласие на сотрудничество. Я буду готов дать показания в Генеральной прокуратуре Украины (Офисе генпрокурора - ред.). Также я сказал, что показания будет готов предоставить бывший сотрудник, который сейчас уехал в страну Евросоюза», - сказал он.

Как сообщалось, 4 января интернет-издание «Украинская правда» со ссылкой на обнародованные аудиозаписи и бельгийское издание EUobserver сообщило о том, что убийство Шеремета готовили спецслужбы Беларуси. Как следует из записи разговоров главы Комитета госбезопасности Беларуси в 2008-2012 году Вадима Зайцева, переданные «Украинской правде» белорусской оппозицией, секретные службы Беларуси в 2012 году по приказу президента Беларуси Александра Лукашенко обсуждали возможность подорвать взрывчаткой Шеремета, что было осуществлено 4 года спустя.

«На записи звучат слова Зайцева, записанные скрытым устройством 11 апреля 2012 года во время инструктажа сотрудников элитного контртеррористического подразделения КГБ «Альфа» в офисе Зайцева в Минске. В том числе на записи обсуждается способ убийства Павла Шеремета, который в то время жил и работал в России. Ставится задача его взорвать. И сделать это так, чтобы это убийство стало публичным сигналом», - пишет «Украинская правда».

«Украинская правда» цитирует слова Зайцева EUobserver: «Мы должны поработать над Шереметом, который является большой головной болью… мы заложим бомбу… президент (Лукашенко) ждет этих операций».

Позже в тот же день в Национальная полиция Украины сообщила, что получила в свое распоряжение информацию о возможных заказчиках убийства журналиста Павла Шеремета - документы и аудиозаписи, сделанные не позже 2012 года.

В ведомстве также сообщили, что следствие получило разрешение на проведение следственных действий в одной из стран Европы, а распорядителя переданной информации пригласили для проведения следственных действий.

«В настоящее время следствие Национальной полиции Украины получило разрешение а проведение следственных действий в одной из европейских стран, кроме того, лицо распорядитель переданной информации пригласили для проведения необходимых следственных действий», - говорится в сообщении, размещенном на сайте Нацполиции.

Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Начать новую тему  Ответить на тему

Права доступа к этому форуму:
Вы можете отвечать на сообщения