Alpenforum

Альпийский форум, нейтральный взгляд - политика онлайн

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Сверхорган сверхвласти: Путин совершил революцию в госуправлении. 14 октября президент России внёс в Государственную Думу проект закона о Государственном совете. Этот документ – революция в государственном управлении

Начать новую тему  Ответить на тему

Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Сверхорган сверхвласти: Путин совершил революцию в госуправлении

http://agitpro.su/putin-sovershil-revolyuciyu-v-gosupravlenii/

14 октября президент России внёс в Государственную Думу проект закона о Государственном совете. Этот документ – революция в государственном управлении. Он создаёт сверхорган сверхвласти, более влиятельный, чем парламент, правительство и Администрация президента вместе взятые, – площадку для выработки главных решений, обязательных для всех.

До настоящего времени Государственный совет в России был чем-то вроде клуба губернаторов при президенте – местом, где главы регионов иногда могли поговорить с главой государства о том, как планы центрального руководства преломляются на их территориях с учётом местной специфики. Президиум Госсовета состоял из тех же губернаторов, которые входили в него по очереди. Попадание в президиум не означало повышения по службе и ничего к статусу и обязанностям губернатора не добавляло.

О том, что Госсовет может быть чем-то большим, начали догадываться с момента, когда по инициативе Сергея Кириенко заседание Государственного совета провели в формате современного семинара, «оргдеятельностной игры». Разбитые на команды губернаторы разрабатывали проекты стратегических решений, связанных с национальными проектами. Какое-то время это казалось многим начальственной блажью – в стране проблем по горло, а они в игрушки для взрослых играют. Но игры, как и положено, оказались репетицией серьёзных решений, за изменением формы работы последовало изменение формы и содержания деятельности самого Госсовета.

О том, что новая роль Государственного совета – важнейшая часть изменений, которые вносятся в российскую Конституцию, заговорили с января 2020 года. Первая версия изменений была такова, что Госсовет может стать параллельным центром власти, инструментом пресловутого «транзита». Президент в конце своего очередного срока покидает свой пост, проходят новые выборы. Но, говорили сторонники этой версии, перестав быть президентом формально, реальных рычагов управления страной Владимир Путин из рук не выпустит: став председателем Государственного совета, он сосредоточится на принятии стратегических решений. Государственный совет включит в свой состав и нынешних членов Совета безопасности, и глав самых важных министерств – и, таким образом, не будучи формально президентом, Путин останется на неопределённый срок «могущественным гражданином».

У тех, кто, анализируя вероятные изменения в Конституции, распространял такие слухи, были для этого основания: подобная система уже создана в Казахстане. Нурсултан Назарбаев, уйдя с поста президента, располагает параллельным центром власти (который по-русски следовало бы называть именно Государственным советом), ни одно действительно важное решение не может быть принято без его одобрения, он имеет возможность корректировать деятельность своего преемника в режиме реального времени.

Проблема этой системы в том, что она создаёт двоевластие, возможность постоянного соперничества меду чиновниками бывшего и настоящего президента. Путин не мог этого не замечать, и те, кто ожидал что лидер России превратится в «елбасы» по образцу южного союзника, просчитались. Государственная Дума с подачи Валентины Терешковой в апреле «поправила поправки», разрешила действующему президенту переизбираться на свой пост ещё два срока. Вопрос транзита власти отодвинулся в неопределённое будущее: в 2024 году Владимир Путин может никуда не уходить.

Революционный держите шаг

Проект закона о Государственном совете, который президент внёс в федеральный парламент, – это революция в государственном управлении, но совсем не та, которой ожидали. Председателем нового Государственного совета будет сам президент. Никаких «могущественных граждан», никакого параллельного центра власти и принятия решений, ничего подобного двоевластию, которое Назарбаев создал в Казахстане. Вместо этого новый Госсовет решает задачу «согласованного функционирования всех органов публичной власти». То есть командует всей властью в России на всех уровнях. Для того чтобы это согласование было возможным, в состав совета под руководством президента входят председатель правительства, глава Администрации президента и председатель Совета Федерации – верхней палаты парламента России. А также все российские губернаторы. Смысл обсуждений в этом составе – выработка решений, обязательных для всех перечисленных. Если Госсовет считает, что нужен новый закон – такой закон разрабатывается и вносится в Госдуму. Если считает, что нужно изменить что-то в работе правительства – правительство берёт под козырёк.

В законе перечислены направления, по которым Госсовет принимает решения – и это действительно ВСЕ направления, по которым должна работать в России государственная власть. Кадровые решения, экономическая стратегия, стратегия социального развития, развитие отдельных регионов. Госсовет решает всё. И передаёт свои решения: в парламент (там новые законы), правительству (там конкретное оперативное руководство в масштабах страны), в Администрацию президента (там политическое и кадровое управление), губернаторам – то есть на места. При этом губернаторы не являются только исполнителями воли центра. Наоборот, у них теперь будет возможность сразу, в процессе принятия решения предлагать корректировать его с учётом понимания того, как оно там на земле будет восприниматься.

Депутатов – в общий строй, АП рассекретить

По сути, закон о Госсовете даёт новый ответ на вопрос о том, есть ли в России разделение властей. Точнее, есть ли независимость законодательной и исполнительной власти друг от друга. Ответ отрицательный. Законодательная власть и исполнительная – есть. Но на самом верху, там, где принимаются самые важные решения, они объединены под рукой президента. Причём задачи законодательной власти ставят в основном представители власти исполнительной. Парламент должен принимать те законы, которые нужны с точки зрения реального управления. Вообще, парламент – это неотъемлемая часть единой системы государственного управления. Подчинённая президенту.

Проект закона, кстати, содержит очень любопытную норму: к работе Госсовета могут привлекаться руководители парламентских фракций. То есть и главная часть – принципиальное обсуждение новых законов с оппозицией – выносится из Государственной Думы сразу под прямое управление президента.

– на выездном заседании Госсовета в Крыму, том самом, которое проходило как бы в несерьёзном игровом формате, без галстуков, с работой нескольких независимых команд. Не знаю, станут ли снимать галстуки впредь, но то, что «семинарский» формат быстрого и свободного принятия стратегических решений будет востребован, – несомненно.

Во-вторых – на организации работы по борьбе с эпидемией коронавируса. Как известно, первую скрипку тут играло не правительство, а рабочая группа Государственного совета. Потому что президент решил, что ситуация в регионах слишком сильно отличается друг от друга, и отдал ответственность за принятие конкретных карантинных решений губернаторам. А координировать их работу поручил мэру Москвы. Насколько хорош в этой роли оказался Сергей Собянин – отдельный разговор, для мэра Москвы, скорее, неприятный. Но факт – главные решения по важнейшим вопросам несколько месяцев принимались именно через Госсовет. И пенять на то, что в Москве не учитывают специфику территорий, губернаторы не могли.

И теперь, надо полагать, больше никогда не смогут.

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
залупу лижи толстобрюхая высочанская. пошла на хyй тупая пи3да

Тони Шоймоши

Тони Шоймоши
Гуру
Гуру
А то!

Надо смыть его!


_________________
be aware of propeller

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
залупу лижи толстобрюхая высочанская. пошла на хyй тупая пи3да

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Была власть Советская — будет Госсоветская

https://вперёдроссия.рф/blog/43658277678/Byila-vlast-Sovetskaya-budet-Gossovetskaya?utm_referrer=mirtesen.ru

[Только модераторы имеют право видеть это изображение]

Внесенный президентом России Владимиром Путиным на рассмотрение Госдумы пакет законопроектов о Госсовете, включающий изменения в Уголовно-процессуальный, Гражданский и Семейный кодексы страны, а также в отдельные законодательные акты, вызвал весьма острую реакцию среди отечественной оппозиции, где чуть ли не хором начали кричать «Волки! Волки!», обвиняя Кремль в осуществлении «революции сверху» и чуть ли не в попытке госпереворота.

При этом наибольшее внимание критиков ожидаемо привлек ключевой законопроект «О Государственном Совете Российской Федерации», входящий в состав путинского пакета. Так, например, политолог Екатерина Шульман, выступая в эфире «Эха Москвы» 15 октября, заявила, что содержащиеся в нем положения являются, по сути, антидемократическими, поскольку вводят понятие «единой системы публичной власти», противоречащее принципу разделения властей.

«Монтескье мы с вами преодолели, видимо, в своем политическом развитии и от него отреклись», — с изрядной долей сарказма заявила она.

Так и хочется сказать: «Браво, Екатерина Михайловна! Вот что значит школа!» Чтобы не было домыслов и разночтений — имеется в виду правовая школа РАНХиГС, где в 2005 году Шульман (тогда еще Заславская по девичьей фамилии) получила свой диплом юриста.
Ее понимание было бы, возможно, и правильным — если бы не одно важнейшее «но»! Которое заключается в связи тех или иных правовых концепций с той идейной — или даже теологической — матрицей, на которой они строятся.

Поскольку этому в РАНХиГС и даже в МГУ, к сожалению или к счастью, не учат, видимо, следует пояснить, о чем здесь идет речь.



Идея разделения трех ветвей государственной власти: законодательной, исполнительной и судебной, — возникла не сама по себе, а как следствие проекции протестантской теологии в сферу права. Тот же Монтескье в своей концепции разделения властей исходил из того, что такое разделение наилучшим образом обеспечивает жизнь и свободу каждого гражданина:

«Все погибло бы, если бы в одном и том же лице или учреждении, составленном из сановников, из дворян или простых людей, были соединены эти три власти: власть создавать законы, власть приводить в исполнение постановления общегосударственного характера и власть судить преступления или тяжбы частных лиц», — рассуждал философ.

В Декларации независимости США зафиксировано, что «все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода и стремление к счастью», — этот тезис является аксиоматическим и назван «самоочевидной истиной».

Несколько в ином виде та же мысль изложена во Всеобщей декларации прав человека ООН: «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах».

Это своего рода Евклидова геометрия, основа основ современного международного права. Но значит ли это, что иных, «неевклидовых» геометрий нет и быть не может, что они не имеют права на существование? А ведь речь, применительно к праву, идет не о законах природы, а о законах общества.

Никто же не будет спорить с тем, что аксиома «Каждый человек рождается свободным» мало применима к только что появившемуся на свет младенцу, а предоставляемые обществом для людей «пакеты» прав, свобод и обязанностей отличаются в зависимости от их возраста, здоровья, лояльности, отношений с другими обществами и ряда иных параметров… Так что нынешнее международное право является секулярно-протестантским по основе своей, исходящей из приоритета прав и свобод человека, которые служат прогрессу всего человечества. Но, опять же, мало кто может всерьез считать, что так было, есть и будет всегда.

Например, хорошо известная нам, многим — по личному опыту, советская правовая система строилась на совершенно ином принципе — принципе единства государственной власти в СССР, прямо противоречащем принципу разделения властей, и в этом смысле она исходила из монотеистической матрицы. Именно к попытке возродить и восстановить эту «советскую» матрицу, апофеозом которой отчего-то признается пресловутый 1937 год, собственно, и сводятся либерально-оппозиционные стенания в связи с законопроектом о Госсовете.

Эта логика крайне незамысловата: или «демократическое» разделение ветвей власти, или их «тоталитарное» единство! И если бы это было действительно так, то из этих двух зол пришлось бы выбирать меньшее. Но в данном случае, на мой взгляд, все уже совсем иначе: понятие «единая система публичной власти», предложенное Путиным, фундаментально отличается от советского понятия «единая государственная власть». Можно даже сказать, что мы являемся свидетелями в некотором смысле чуда, поскольку в нашем правовом поле внезапно (ну, для очень и очень многих — внезапно) проросла не матрица «многовластия» и не матрица «единовластия», а матрица «триединой власти»: не только законодательной, исполнительной и судебной, но также федеральной, региональной и местной.

Именно Госсовету, председателем которого будет президент РФ, предоставляется право решать такие вопросы, как согласование и координация действий всех других органов, входящих в систему публичной власти Российской Федерации, споров между ними, формирования «федеральных территорий», не входящих в состав ни одного из субъектов РФ, а также «иных задач, имеющих важное государственное значение».

Что немаловажно, президент РФ, он же — председатель Госсовета, имеет право включать в состав Госсовета не только лиц, занимающих определенные посты в органах федеральной и региональной власти, но и, грубо говоря, всех, кого он сочтет нужным: никаких ограничений в данном отношении законопроект не предусматривает.

Конечно, по сути своей, это даже не грандиозное усиление института президентской власти, а принципиально новая для нашей страны политическая система. Конечно, здесь можно усмотреть исторические аналогии с учреждением «земщины» и «опричнины» царем Иваном Грозным в 1565–1572 годах. В этой связи можно предположить, что Россию, как и четыре с лишним века назад, ждет испытание новой Ливонской войной. Но любые аналогии подобного рода справедливы только в первом-втором приближении.

Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Начать новую тему  Ответить на тему

Права доступа к этому форуму:
Вы можете отвечать на сообщения