Alpenforum

Альпийский форум, нейтральный взгляд - политика онлайн

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

«Как бы не простудиться на ваших похоронах»: Путин ответил недоброжелателям России

Начать новую тему  Ответить на тему

Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
«Как бы не простудиться на ваших похоронах»: Путин ответил недоброжелателям России

https://topwar.ru/176371-kak-by-ne-prostuditsja-na-vashih-pohoronah-putin-otvetil-nedobrozhelateljam-rossii.html

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Российский президент Владимир Путин жестко ответил оппонентам России, ожидающим "затухания" России. Об этом он заявил в ходе выступления на дискуссионном клубе "Валдай" по видеосвязи. Трансляция велась на YouTube.


В ходе своего выступления Путин предостерег недругов России фразой: "не простудиться бы на ваших похоронах".

Укрепляя нашу страну, глядя на то, что происходит в мире, в других странах, хочу сказать тем, кто еще ждет постепенного затухания России: нас в этом случае беспокоит только одно – как бы не простудиться на ваших похоронах

- заявил он, рассуждая о трех мировых державах: СССР, США и Великобритании, создавших послевоенный миропорядок. По мнению президента, в настоящее время "Россию кто-то попытался списать со счетов".

При этом Путин добавил, что Россия адекватно оценивает собственные интеллектуальные, военные, территориальные и экономические возможности. Он подчеркнул, что Россия справится с введенными против нее санкциями.

Также Путин подчеркнул, что в последнее время крупные международные структуры стали участвовать в политизированных компаниях против конкретных стран, тем самым дискредитируя себя. По его словам, не все международные организации выполняют возложенные на них задачи, попав под сильное влияние "отдельных государств".

И уж совсем удручает, когда солидные международные структуры, мотивированные чьими-то эгоистическими интересами, втягиваются в политизированные кампании против конкретных лидеров и стран. Такая практика только дискредитирует подобные институты, ведет к их упадку, усугубляет кризис мирового устройства

- добавил Путин.

https://youtu.be/g_NkwbCTCUg

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Александр Роджерс: О «валдайской» речи Путина

https://jpgazeta.ru/aleksandr-rodzhers-o-valdajskoj-rechi-putina/

Самое лучшее признание для идеолога – это когда фактически твои тезисы, которые ты продвигаешь много лет, озвучивает глава государства.

Вчера президент Российской Федерации Владимир Путин во время очередного ежегодного форума «Валдай» произнёс ряд ключевых идеологем, которые я продвигаю много лет. И совершенно не важно, кто написал данную конкретную речь, главное – озвучены правильные мысли.

И первая из них: Сильное государство – базовое условие развития России.

Вся история России свидетельствует о том, что когда есть сильное централизованное государство, то это хорошо для всех. Это позволяет справиться с любыми внешними угрозами – будь то пандемия, экономический кризис или иностранное вторжение.

И наоборот, ослабление государства приводило к Смутам, Руинам, оккупации, голоду и страданиям народа.

Сильное государство – это не тотальный контроль, как пытаются запугивать нас либералы. И даже не сильная армия, важность наличия которой также подчеркнул президент, указывая как на особенности российского географического расположения (хартланд), так и на особую миротворческую роль России в Совбезе ООН.

Путин назвал главным условием сильного государства наличие доверия и поддержки со стороны граждан. Это, безусловно, важно (но я бы, как технократ, ещё подчеркнул наличие механизмов реализации делегированных народом полномочий, возможность реально влиять на процессы).

Следующий озвученный Путиным тезис – это невозможность слепо копировать иностранный опыт, бессмысленность подобных бездумных действий, необходимость собственное государство с учётом географических, исторических, культурных, ментальных и прочих особенностей каждой страны и народов, её населяющих.

Этим он без ножа застрелил всех наших западопоклонников, десятилетиями ноющих «хотим как на Западе». «Как на Западе» давно уже не работает даже на самом Западе.

После этого Путин задал вопрос, как отличить глас народа от воплей самозванцев, которые пытаются присвоить себе право вещать от его имени?

Тут мне тоже бальзам на душу, потому что я годами пишу различным крикунам и кликушам, чтобы они не писали от имени народа, потому что их не уполномочивали. Единственный, кто может это делать – это всенародно избранный президент. А остальные должны всегда говорить исключительно от своего имени или, максимум, от имени организаций, которые они возглавляют.

Цитата «чьи-то шумные крики, переходящие порой в истерику, не имеющие никакого отношения к нашему народу» (где-то заплакали одно Лёша, одно Люба и одно Михаил Борухович).

Ещё цитата: «В теории импортирование демократии и гражданского общества, наверное, возможны. Но на практике, честно говоря, я с таким ещё не сталкивался и не очень-то в это верю».

Боль. Боль, стыд и слезинки демократов. Где Ахеджакова, когда она так нужна?!

Дальше Путин озвучил ещё один продвигаемый мной тезис – про бесправных вассалов, за которых всё решают их хозяева. Буквально несколько дней прошло, как я призвал вернуть в политологию данный термин – и вот он уже озвучен.

Ну и, конечно же, уже полюбившийся всем тезис, направленный всем злопыхателям России, ждущим её затухания: «Нам бы не простудиться на ваших похоронах».

За десять дней до ключевых выборов в США это звучит особенным образом. Намекая, что наши прогнозы по Штатам близки к истине.

Необходима коррекция международных институтов типа ООН, исходя из изменившегося баланса сил в мире. Тут я бы ещё немножко подождал, чтобы этот баланс ещё слегка изменился в нашу пользу.

Отдельно мне понравилось «В то же время заметно трансформировалась роль в мировых делах Великобритании и Франции». Такой тонкий намёк, что они утратили силу и возможности на что-то влиять (и их место возле известного заведения).

Уточняет это фраза «Да и США, которые в какой-то момент абсолютно доминировали, уже вряд ли могут претендовать на исключительность. И вообще, нужна ли эта исключительность».

Плакали всем грейтэгейном.

И добивалочка, «Если США не включатся в работу по повышению доверия и обеспечению международной безопасности (что было бы прискорбно), то мы готовы вести её со всеми заинтересованными партнёрами (которых найдётся достаточно)».

Как говорится, «Я видел карты Генштаба. На них нет Америки».

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Русские ждут наших похорон: западные СМИ о выступлении Путина на форуме «Валдай»

https://actualcomment.ru/oni-zhdut-nashikh-pokhoron-zapadnye-smi-o-vystuplenii-putina-na-forume-valday-2010231209.html

Президент России Владимир Путин принял участие в заседании дискуссионного клуба «Валдай» 22 октября. В этом году мероприятие состоялось в онлайн-формате. Российский лидер говорил о мироустройстве в эпоху пандемии коронавируса, международном сотрудничестве и роли России в мировых процессах.

«Актуальные комментарии» собрали публикации западных СМИ о реакции международного сообщества на выступление Путина на заседании дискуссионного клуба «Валдай».

ABC News сообщает, что в своем выступлении Путин сигнализирует об углублении связей между Москвой и Пекином на фоне растущей напряженности в их отношениях с США. Российский лидер отметил, что сейчас нет необходимости в военном союзе между Россией и Китаем, но он может быть создан в будущем.

Путин также отметил, что Россия поделилась секретными военными технологиями, которые помогли значительно повысить военный потенциал Китая, но не упомянул никаких подробностей, заявив, что информация является конфиденциальной. «Без сомнения, наше сотрудничество с Китаем укрепляет обороноспособность китайской армии», — сказал он, добавив, что в будущем можно увидеть еще более тесные военные связи между двумя странами.

Японская газета «Нихон Кэйдзай» удивилась, что США никак не отреагировали на возможный союз России и Китая. По словам журналистов, свои высказывания российский лидер обратил к большому сообществу международных экспертов и политиков. Возможно, Путин «забрасывает пробный шар» в свете приближающихся в США президентских выборов. Кроме того, Путин подчеркнул, что сейчас Россия сталкивается со все новыми угрозами. Одна из них — готовность США разместить в Азии новые ракеты средней и меньшей дальности. По мнению международных экспертов, именно эти угрозы и растущее недоверие к Америке стали причиной оговорки Путина о гипотетической возможности российско-китайского военного союза.

Trend News Agency пишет, что Армения должна сделать выводы из четкой позиции Москвы по вопросу Карабахского конфликта. Издание ссылается на выступление Путина на заседании дискуссионного клуба «Валдай».

Президент отметил, что Россия занимает такую позицию в отношении конфликта в Нагорном Карабахе, которая позволила бы пользоваться доверием обеих сторон, так как у России всегда были особые связи не только с Арменией, но и с Азербайджаном. «Для нас и Армения, и Азербайджан — равные партнеры, с обоими мы хотим выстраивать полноценные отношения», — объяснил Путин. Президент добавил, что позиция России и Турции в этом вопросе не совпадают.

Однако, по словам журналистов, позиция Анкары также ясна и совпадает с позицией Москвы о том, что конфликт может быть решен только мирным путем. «Россия и Турция всегда выступали за мир и стабильность на Южном Кавказе, но это возможно только после освобождения территорий Азербайджана», — пишет издание.

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
спасибо Путину за это

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Выступление Путина на итоговой сессии клуба «Валдай». Полный текст, видео

https://www.discred.ru/2020/10/22/vystuplenie-putina-na-itogovoj-sessii-kluba-valdaj-polnyj-tekst-video/

Владимир Путин в режиме видеоконференции принял участие в итоговой пленарной сессии XVII ежегодного заседания Международного дискуссионного клуба «Валдай».

— Добрый день, уважаемые коллеги, друзья! Уважаемые участники XVII пленарного заседания клуба Валдай! Дамы и господа!

Позволю себе поприветствовать вас на нашей традиционной ежегодной встрече. В этот раз она проходит в необычном формате, в режиме видеоконференции. Но, я вижу, в зале тем не менее есть люди. Не так много, как обычно, тем не менее присутствуют и в зале, и, видимо, напрямую шла дискуссия, что не может меня не радовать.

Вообще, конечно, мы понимаем, видим это, что эпидемия коронавируса серьёзно изменила общественную, деловую, международную жизнь. Скажу больше, повседневную, привычную жизнь каждого человека.

Практически во всех странах действуют те или иные вынужденные ограничения, массовые мероприятия, как правило, отменены. Для вашего клуба нынешний год также стал непростым. Но главное – вы продолжаете активную работу. С помощью современных дистанционных технологий проводите острые, содержательные дискуссии, спорите, привлекаете новых экспертов, которые делятся своими оценками, представляют интересные, нестандартные, порой и прямо противоположные взгляды на происходящее. Такой разговор, безусловно, крайне важен и полезен сейчас, когда в мире столько сложных вопросов, требующих своего ответа.

Так, нам ещё предстоит глубоко осмыслить, как эпидемия повлияла и повлияет на настоящее и будущее человечества. В противостоянии этой опасной угрозе международное сообщество пытается предпринять определённые действия, мобилизоваться. И кое‑что совместно уже делается, однако сразу хочу сказать: далеко не всё то, что надо бы и необходимо было бы сделать перед лицом такого общего колоссального вызова. И эти упущенные возможности – также предмет для откровенной международной дискуссии.

В России с самого начала эпидемии во главу угла мы поставили главную ценность – жизнь и безопасность людей. И это был осознанный выбор, продиктованный культурой, духовными традициями нашего народа, его сложнейшей, порой драматичной историей. Вы знаете, если вспомнить, какие колоссальные демографические потери мы понесли в ХХ веке, – у нас и другого пути‑то не было, кроме как биться, сражаться за каждого человека, за будущее каждой российской семьи.

Поэтому мы делали всё, чтобы сберечь здоровье и жизни граждан, помочь и родителям, и детям, людям старших поколений, тем, кто потерял работу, максимально сохранить занятость, свести к минимуму ущерб экономике, поддержать миллионы предпринимателей, которые ведут своё небольшое дело или семейное предприятие.

Вы, наверное, как и все, внимательно следите за ежедневными данными по развитию эпидемии в мире. Коронавирус не отступил, к сожалению, и представляет до сих пор серьёзную угрозу. И вероятно, такой тревожный фон у многих лишь усиливает ощущение, что начинается какое‑то совсем другое время, что мы не просто на пороге кардинальных перемен, а эпохи тектонических сдвигов, причём во всех сферах жизни.

https://youtu.be/g_NkwbCTCUg

Мы видим, что стремительно, по экспоненте набирают скорость процессы, о которых не раз шла речь на заседаниях Валдайского клуба раньше: например, шесть лет назад, в 2014 году, в ходе дискуссии на тему «Мировой порядок: новые правила или игра без правил?» мы тогда дискутировали на эту тему. И что теперь? Игра без правил, к сожалению, как представляется, выглядит всё более устрашающе, иногда как свершившийся факт.

Пандемия напомнила о хрупкости человеческой жизни. Трудно было представить, что в технологически продвинутом, нашем XXI веке даже в самых благополучных, состоятельных странах человек может остаться беззащитным перед, казалось бы, не такой уж и фатальной инфекцией, не такой уж и страшной угрозой. А жизнь показала, что дело не только в уровне развития медицинской науки с её подчас фантастическими достижениями. Оказалось, что не менее, а может, и гораздо важнее другое – организация и доступность системы массового здравоохранения. Ценности взаимопомощи, служения и самопожертвования, объединяющие людей, – вот что оказалось важно. Ответственность, собранность и честность власти, её готовность воспринять запрос общества и одновременно чётко, аргументированно объяснить логику и последовательность принимаемых мер, чтобы не дать страху побороть и разобщить общество, а, напротив, вселить уверенность, что как бы ни было трудно, мы вместе преодолеем все испытания.

Борьба с угрозой коронавируса показала, что эффективно действовать в кризисной ситуации может только дееспособное государство. Вопреки рассуждениям тех, кто утверждал и утверждает, что роль государства в глобальном мире сокращается, а в перспективе оно вообще будет заменено какими‑то другими формами социальной организации. Да, это возможно, когда‑то в отдалённой перспективе всё будет меняться – всё течет, всё меняется. Но сегодня роль и значение государства важны.

Мы всегда считали сильное государство базовым условием развития России. И вновь убедились, что были правы, когда кропотливо занимались восстановлением и укреплением государственных институтов после упадка, а порой и полного разрушения в 90‑е годы.

Конечно, стоит вопрос: что такое сильное государство? В чём его сила? Разумеется, не в тотальном контроле или жёсткости правоохранительных органов. Не в вытеснении частной инициативы или ущемлении гражданской активности. Даже не в мощи вооружённых сил и оборонного потенциала. Хотя, думаю, вы понимаете, насколько эта составляющая важна для России с учётом её географии, целого комплекса геополитических вызовов. И конечно, нашей исторической ответственности как постоянного члена Совета Безопасности Организации Объединённых Наций за обеспечение глобальной стабильности.

И тем не менее убеждён, что сила государства прежде всего в доверии к нему со стороны граждан – вот в чём сила государства. Люди, как известно, источник власти. И эта формула заключается не только в том, чтобы прийти на избирательный участок и проголосовать, а в готовности делегировать избранной власти широкие полномочия, видеть в государстве, в его органах, его служащих своих представителей, тех, кому доверено принимать решения, но с кого и строго надлежит спрашивать за исполнение обязанностей.

Причём устроено такое государство может быть как угодно. Я условно говорю «как угодно». Но не имеет значения, как называется политический строй. В каждой стране своя политическая культура, традиции, свой взгляд на их развитие. Пытаться кого‑то слепо копировать – абсолютно бессмысленно и вредно. Главное, чтобы государство и общество находились в гармонии.

И конечно, именно доверие – самая прочная основа для созидательной работы государства и общества. Только вместе всё это способно установить оптимальный баланс свободы действий и гарантий безопасности.

Я в очередной раз, в самые тяжёлые моменты развития пандемии, испытал и, честно скажу, испытываю чувство гордости за Россию, за наших граждан, за их готовность делать друг для друга всё возможное. И конечно, прежде всего за наших врачей, медсестёр, работников скорой помощи – за всех без исключения, на ком держится отечественная система здравоохранения.

Считаю, что гражданское общество будет играть ключевую роль в развитии России в будущем. Поэтому мы стремимся, чтобы голос наших граждан был решающий, а конструктивные предложения и запросы, причём разных общественных сил, были реализованы.

Но, естественно, вопрос: как формируется такой запрос? Чей, собственно говоря, голос должно слышать государство? Как распознать, действительно ли это голос народа или это закулисные нашёптывания либо вообще не имеющие отношения к нашему народу чьи‑то шумные крики, переходящие порой в истерику?

Приходится сталкиваться с тем, что подчас подлинный общественный запрос пытаются подменить интересом какой‑то узкой социальной группы, а то и, прямо скажем, внешних сил.

Настоящую демократию и гражданское общество невозможно импортировать. Много раз об этом говорил. Они не могут являться продуктом деятельности иностранных «доброжелателей», даже если те якобы хотят как лучше. В теории это, наверное, возможно, но, если откровенно, я, честно говоря, с таким ещё не сталкивался и не очень‑то в это верю. Мы видим, как функционируют такие «завозные» модели демократии. Это просто оболочка, фикция, как правило, фикция, лишённая внутреннего содержания, даже подобия суверенитета. У народа там, где реализуется подобная схема, реально ничего не спрашивают. А соответствующие руководители – это не более чем вассалы. А за вассала, как известно, всё решает господин. Поэтому вновь повторю: только граждане своей собственной страны вправе определять, в чём их общественный интерес.

В России мы прошли через довольно длительный период, когда чуть ли не главным источником создания и финансирования неправительственных организаций были зарубежные фонды. Конечно, не все они имели корыстные или дурные намерения, преследовали цель раскачать ситуацию в нашей стране, вмешиваться в наши дела, повлиять на российскую внутреннюю, а порой и внешнюю политику в своих интересах – конечно, нет.

Среди независимых общественных организаций – такие бывают, такие есть – встречались и искренние энтузиасты, которым мы, безусловно, благодарны. Но даже в этом случае они оставались, как правило, чужеродными, посторонними и в конечном итоге отражали взгляды и интересы не граждан России, а своих иностранных попечителей. Словом, служили средством в чужих руках. Со всеми вытекающими последствиями.

Сильное, свободное, самостоятельное гражданское общество по определению национально ориентированно и суверенно. Оно прорастает из толщи народной жизни, может иметь разные формы и направления. Но это явление культуры, традиции именно конкретной страны, а не продукт абстрактного транснационального разума, за которым спрятаны чужие интересы.

Обязанность государства – поддерживать общественные инициативы, открывать для них новые возможности. Именно так мы и поступаем. И считаю этот вопрос важнейшим для повестки власти на предстоящие десятилетия независимо от того, кто конкретно и какие должности занимает. В этом залог суверенного, поступательного развития России, подлинной преемственности в её движении вперёд, нашей способности отвечать на глобальные вызовы.

Уважаемые коллеги, вы хорошо знаете, что острейших вопросов и противоречий в современной международной жизни накопилось много, если не сказать очень много. С того момента, как по‑своему устойчивая и по‑своему предсказуемая модель отношений периода холодной войны начала меняться – не подумайте, что я по ней скучаю, ни в коем случае, – мир преображался несколько раз с того времени. Всё происходило настолько быстро, что у тех, кого принято называть политическими элитами, просто не было времени, а может, желания или способности проанализировать, а что же на самом деле происходит.

Одни страны спешили поделить пирог, как правило, в свою пользу, конечно, воспользоваться преимуществами, полученными в результате завершения «холодного» противостояния. Другие судорожно искали способ приспособиться к изменениям любой ценой. А некоторые – тут можно вспомнить и наш собственный, прямо скажем, невесёлый опыт – боролись, что называется, за выживание, за то, чтобы остаться единой страной, сохраниться, в том числе и субъектом мировой политики.

Между тем время всё настойчивее ставит вопрос: что ждёт человечество впереди, как должен быть сконструирован мировой порядок или хотя бы его подобие, будем ли мы идти вперёд осмысленно, координируя наши шаги, или двигаться вслепую, полагаясь исключительно каждый на себя?

В последнем докладе Валдайского клуба, вашего клуба, говорится: «В принципиально изменившихся международных условиях институты становятся не гарантией мировой стабильности и управляемости, а помехой выстраиванию системы отношений, соответствующих наступившей эпохе». Авторы полагают, что нас ожидает мир, где отдельные государства или группы государств будут действовать гораздо более самостоятельно, а привычные международные организации потеряют своё значение.

Что я в этой связи хотел бы сказать? Конечно, понятно, что лежит в основе такой позиции. По сути, послевоенный миропорядок был создан тремя державами‑победительницами: Советский Союз, США, Великобритания. Изменилась роль Великобритании с этого времени, СССР вообще не существует, а Россию кто‑то попытался вообще списать со счетов.

Я уверяю вас, дорогие друзья, мы объективно оцениваем наши возможности: интеллектуальные, территориальные, экономические и военные – и сегодняшние возможности, и наш потенциал. И укрепляя нашу страну, глядя на то, что происходит в мире, в других странах, хочу сказать тем, кто ещё ждёт постепенного затухания России: нас в этом случае беспокоит только одно – как бы не простудиться на ваших похоронах.

А как глава государства, непосредственно работающий в той среде, которую вы и ваши коллеги описываете с экспертных позиций, не могу согласиться с тем, что существующие международные структуры надо полностью перестроить, а то и вовсе отбросить как устаревшие и устранить их. Напротив, важно сохранить все основные механизмы поддержания международной безопасности, доказавшие свою эффективность. Это ООН, Совет Безопасности и право вето его постоянных членов. Недавно говорил об этом на юбилейной Генеральной Ассамблее ООН. И, насколько знаю, такая позиция – сохранение основ международного порядка, сформировавшегося по итогам Второй мировой войны, – пользуется широкой поддержкой в мире.

Но сама идея коррекции институционального устройства мировой политики кажется мне как минимум достойной обсуждения. Хотя бы в силу того, что соотношение сил, возможностей, позиций государств, как я уже только что говорил, серьёзно изменилось, особенно за последние 30–40 лет.

Да, как я уже говорил, уже не существует СССР. Но есть Россия. По своему экономическому весу и политическому влиянию активно идет к позиции супердержавы Китай. По этому же направлению движется и Германия, всё более и более важным участником международного сотрудничества стала Федеративная Республика Германия. В то же время заметно трансформировалась роль в мировых делах Великобритании и Франции. Да и США, которые в какой-то момент абсолютно доминировали, уже вряд ли могут претендовать на исключительность. Да и вообще нужна ли эта исключительность самим Соединенным Штатам. И конечно, серьёзно усилились такие державы, как Бразилия, ЮАР, некоторые другие страны.

Да, далеко не все международные организации эффективно выполняют возложенные на них миссии и задачи. Призванные быть беспристрастными арбитрами, они зачастую действуют исходя из идеологических предубеждений, попадают под сильное влияние других государств, становятся инструментом в их руках. Жонглирование процедурами, манипуляции с прерогативами и полномочиями, предвзятость, особенно когда дело касается конфликтов с участием соперничающих держав или групп государств, стали распространённой, к сожалению, практикой.

И уж совсем удручает, когда солидные международные структуры, мотивированные чьими-то эгоистичными интересами, втягиваются в политизированные кампании против конкретных лидеров и стран. Такая практика только дискредитирует подобные институты, ведёт к их упадку, усугубляет кризис мирового устройства.

И напротив, есть позитивный опыт, примеры того, как группа заинтересованных государств объединяет усилия, чтобы решить конкретные вопросы. Имею в виду работу, например, Шанхайской организации сотрудничества, которая уже почти два десятилетия способствует урегулированию территориальных споров и укреплению стабильности в Центральной Евразии, формирует в этой части мира уникальный дух партнёрства.

Или, например, Астанинский формат, благодаря которому удалось выйти из глубокого тупика, в котором находился политико-дипломатический процесс по Сирии. Вспомним здесь и «ОПЕК-плюс» – действенный, хотя и очень сложный инструмент стабилизации мировых нефтяных рынков.

В условиях фрагментированного мира подобный подход действительно зачастую более продуктивен. Но что здесь важно: он не только позволяет решать конкретные проблемы, но и способен вдохнуть новую жизнь в многостороннюю дипломатию. Это важно. Но также очевидно и то, что без общего, универсального каркаса международной жизни – какие бы группы, объединения, ситуативные союзы по интересам сейчас и в будущем ни возникали – нам в любом случае без этого общего каркаса не обойтись.

Просто многосторонность следует понимать не как всеохватность, а как необходимость привлечения тех, кто действительно заинтересован в урегулировании проблемы. И, разумеется, ничего хорошего не получается, когда в процесс, затрагивающий определённый круг игроков, реально способных договориться между собой, подчас грубо и беспардонно вмешиваются сторонние силы. Причём делают это исключительно с целью продемонстрировать свои амбиции, власть и влияние. «Застолбить поляну», «развести» всех, а не внести свой позитивный вклад в решение вопроса.

Повторю, при всей современной раздробленности и фрагментарности международной жизни есть задачи, для решения которых недостаточно объединения потенциала отдельных, даже очень влиятельных государств. Проблемы такого уровня, которые требуют именно общемирового внимания, существуют.

Безусловно, это международная стабильность, безопасность, противодействие терроризму и разрешение острых региональных конфликтов. Это обеспечение глобального экономического развития и борьба с бедностью, расширение сотрудничества в области здравоохранения, в конце концов. Сегодня это очень актуально.

Подробно говорил об этих задачах месяц назад на юбилейной Генеральной ассамблее ООН. И в их решении, конечно же, нужна систематическая совместная работа, рассчитанная на длительную перспективу.

Но есть соображения и ещё более общего характера, затрагивающие буквально каждого, на которых хотел бы остановиться подробнее.

Многие читали в детстве «Маленького принца» Антуана де Сент-Экзюпери и помнят завет главного героя: «Есть такое твёрдое правило… Встал поутру, умылся, привел себя в порядок – и сразу же приведи в порядок свою планету… Это очень скучная работа, но совсем нетрудная».

Убеждён, мы должны постоянно заниматься этой «скучной работой», если хотим сохранить наш общий дом для будущих поколений. Надо прибирать свою планету.

Тема охраны окружающей среды давно и прочно вошла во всемирную повестку. Но я бы расширил дискуссию и обсудил ещё и такую важную задачу, как отказ от неумеренного, ничем не ограниченного сверхпотребления в пользу рачительной и разумной достаточности. Когда живёшь не только сегодняшним днем, но и думаешь, что будет завтра.

Мы часто говорим о том, что природа крайне уязвима перед человеческой деятельностью. Особенно по мере того, как эксплуатация земных ресурсов приобретает всё более масштабный, глобальный характер. Но и человек по-прежнему не защищён от природных катаклизмов, многие из которых порождены именно антропогенным вмешательством. Кстати, по мнению ряда учёных, вспышки опасных болезней – это тоже ответ на такое вторжение. И потому так важно выстроить гармоничные отношения человека и природы.

Здесь уже накопилось критическое напряжение. Мы это видим по изменению климата. Эта проблема требует реальных действий и гораздо большего внимания. Она уже давно перестала быть сферой отвлечённых научных интересов и затрагивает практически каждого жителя Земли. Из-за глобального потепления сжимаются полярные ледяные шапки и происходит таяние вечной мерзлоты. Причём, по оценкам экспертов, в ближайшие десятилетия частота и интенсивность этого процесса только увеличатся.

Это серьёзный вызов для всего мира, для всего человечества и, конечно, для нас, для России, где вечная мерзлота занимает 65 процентов территории. Подобные изменения могут нанести непоправимый ущерб биоразнообразию, сказаться крайне негативным образом на экономике и инфраструктуре, создать прямые риски для людей.

Вы знаете, для нас это очень актуально. Это касается трубопроводных систем, жилых комплексов в вечной мерзлоте и так далее. Если около 25 процентов приповерхностных слоёв вечной мерзлоты (это 3–4 метра) растают к 2100 году, тогда мы это очень почувствуем на себе. При этом ситуация может идти, что называется, по нарастающей. Вероятная своеобразная цепная реакция при этом, поскольку таяние вечной мерзлоты стимулирует выброс в атмосферу метана, который по своему парниковому эффекту – внимание! – в 28 раз сильнее углекислого газа. Следовательно температура на планете и дальше будет расти, мерзлота и дальше все быстрее будет таять и всё больше будет выделяться метана. И так по спирали. Не хотим же мы, чтобы климат на Земле приблизился к условиям Венеры с её безжизненной, выжженной поверхностью. Напомню, у нас, на Земле, где-то 14 градусов по Цельсию, на Венере – 462 °C.

Другая тема, совсем другая. Хочу по другой теме несколько слов сказать. Давайте не будем забывать, что на Земле существуют уже не только географические континенты. На планете формируется практически бесконечное цифровое пространство, и люди с каждым годом осваивают его всё быстрее.

Вынужденные ограничения, связанные с эпидемией коронавируса, только стимулировали развитие дистанционных, электронных технологий. Сегодня коммуникации, в основе которых лежит Интернет, превратились во всеобщее достояние. И нужно добиваться, чтобы эта инфраструктура, всё киберпространство действовали бесперебойно и безопасно.

Так, например, удалённая, дистанционная работа – это не просто вынужденная мера предосторожности в период пандемии. По сути, речь идёт о новых формах организации труда, занятости, социального взаимодействия и просто человеческого общения. С развитием технологического прогресса эти изменения абсолютно неизбежны. Стечение обстоятельств только ускорило эти процессы. Все оценили возможности и удобства, которые дают эти технологии.

Но, конечно, есть и оборотная сторона – рост угрозы всем цифровым системам. Да, киберпространство – это принципиально новая среда, где, по сути, никогда не было общепризнанных правил поведения. Технологии просто ушли в громадный прорыв от законотворческой, юридической практики. И в то же время это очень специфическая область, где особенно остро встаёт вопрос доверия.

Здесь, мне кажется, стоит вернуться к нашему историческому опыту. Что имею в виду? Напомню, что в годы холодной войны существовало устоявшееся понятие «меры укрепления доверия». Касалось оно отношений между СССР и США, между Варшавским договором и НАТО, то есть военно-политической сферы.

При этом подчеркну, конкуренция сейчас носит, как правило, «гибридный» характер, затрагивает все сферы. В том числе только формирующиеся. Поэтому и доверие требуется укреплять повсеместно.

В этом смысле киберпространство может послужить – площадкой для апробирования этих мер, так же как в своё время контроль над вооружениями проложил путь к повышению доверия в мире в целом.

Понятно, что сформировать необходимый «набор мер» в этой сфере, в киберпространстве очень сложно. Однако начинать эту работу нужно. Нужно делать это сейчас.

Напомню, что Россия активно продвигает двусторонние и многосторонние договорённости в сфере кибербезопасности. Мы внесли в ООН проекты двух конвенций по этой теме, учредили соответствующую рабочую группу открытого состава.

Недавно обратился к Соединённым Штатам с предложением начать комплексное обсуждение вопросов международной информационной безопасности. Мы понимаем, что из-за предвыборной кампании политикам в США сейчас не до этого. Но рассчитываем, что следующая администрация, какой бы она ни была, откликнется на приглашение начать разговор по этой теме. Так же, как и по другим пунктам российско-американской повестки. А это проблемы глобальной безопасности, судьба договора о стратегических наступательных вооружениях, да и ряд других вопросов.

И вы знаете сами, назревших тем для откровенного разговора много, и мы готовы к их конструктивному и равноправному обсуждению.

Разумеется, времена, когда все важнейшие международные вопросы обсуждались и решались, по сути, между Москвой и Вашингтоном, канули в Лету, давно прошли. Но мы рассматриваем установление двустороннего диалога, в данном случае по повестке кибербезопасности, как важный шаг к гораздо более широкой дискуссии с привлечением множества других стран и организаций. Ну а если США не захотят включиться в эту работу, что было бы прискорбно, тем не менее, мы готовы вести её со всеми заинтересованными партнёрами, которых, надеюсь, найдётся достаточно.

Хотел бы обратить ваше внимание и на ещё один важный аспект. Мы живём в эпоху ощутимых международных потрясений и кризисов. Конечно, нам, что называется, не привыкать. Особенно людям тех поколений, которые застали холодную войну, не говоря уже о Второй мировой, для кого это не просто память, а часть жизни.

И вот что интересно. Человечество достигло очень высокого технологического и социально-экономического уровня. И вместе с тем столкнулось с утратой, размыванием нравственных ценностей, потерей ориентиров и ощущения смысла существования, если хотите – миссии человека на планете Земля.

Такой кризис не разрешается при помощи дипломатических переговоров или даже созыва крупной международной конференции. Он требует переоценки приоритетов и переосмысления целей. И начинать надо с себя – с каждого человека, сообщества, государства, а уже потом бороться за мировое устройство.

Пандемия коронавируса, переживаемая в этом году, может послужить своеобразной точкой отсчёта для такой трансформации. А переоценка понадобится всё равно. Она все равно понадобится, эта переоценка, поверьте мне, рано или поздно, раньше или позже. Мы все осознаём её необходимость. Поэтому согласен с теми, кто говорит, что лучше, если этот процесс начнётся уже сейчас.

И не случайно вспомнил об истории, о старших поколениях, которые прошли через все перипетии минувшего столетия. Всем, о чём сегодня шла речь, очень скоро предстоит заниматься молодым людям. Всеми этими вопросами, о чем я сказал, о чем вы дискутировали, всеми этими проблемами придется заниматься молодым людям. Гражданам, если говорить о нашей стране, России, которые растут, набираются опыта, уже в XXI веке. Это им, именно им предстоит отвечать на новые, может быть гораздо более сложные вызовы.

Они по-своему смотрят и на прошлое, и на настоящее, и на будущее. Но я верю, что неизменным останется главное: главное – это лучшие качества нашего народа. Это патриотизм, воля, творчество и работоспособность, взаимовыручка, способность удивлять мир, решая самые трудные, казалось бы, неразрешимые задачи.

Уважаемые друзья! Уважаемые коллеги!

Я говорил сегодня о проблемах самых разных. И конечно, хочется верить, что несмотря на все эти сложности, мир сможет консолидироваться и начать сообща бороться не с мнимыми, а с настоящими угрозами, успешно противостоять им. Сможет отказаться, в конце концов, от эгоизма, алчности, бездумного и расточительного потребления. Конечно, встает вопрос, не утопия ли всё это, не пустые ли благопожелания.

Да, когда смотришь на действия и слышишь высказывания некоторых представителей рода человеческого, закрадываются сомнения, что вообще это возможно. Но я твёрдо верю, надеюсь, во всяком случае, на разум и взаимопонимание. Нужно просто открыть глаза, посмотреть вокруг и понять: земля, воздух, вода – это наше, наше общее достояние, это то, что нам дано свыше и нужно научиться это беречь. Так же как и ценность каждой человеческой жизни. По-другому в этом сложном и прекрасном мире не получится. Очень бы не хотелось, чтобы повторялись ошибки прошлого.

Спасибо вам большое за внимание.

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
На сколько же мы продвинулись с 2018 по мнению В.В.Путина? Две фразы, сказанные им в 2018 и 2020 годах на Валдае

2018: "мы как мученики попадем в рай, а они просто сдохнут" в 2018г. и " хочу сказать тем, кто еще ждет постепенного затухания России. Нас в этом случае беспокоит только одно: как бы не простудиться на ваших похоронах" в 2020г

интересуюсь

Anonymous
Гость
К весне окурка вынесут
к весне какого года? «Как бы не простудиться на ваших похоронах»: Путин ответил недоброжелателям России 1485540604

...

...
Carpal tunnel
Carpal tunnel
кстати подруга анжелка рулит нашими партнёрскими бошами в непрерывном стиле дольше чем д.вова
как отвечают наши друзья либегасты - а у бошей закон такой
их прёт потому что от того что их пастух может их пасти бесконечное кол-во времён

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Такого Путина не видели давно

https://www.discred.ru/2020/10/24/takogo-putina-ne-videli-davno/

[Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

Президент России ужесточает и стратегическую риторику, и конкретные политические решения по отношению и к западным партнёрам, и во внутренней политике. Новая русская дипломатия – жёсткая, сильная и бескомпромиссная. Некоторые даже говорят, что такого Путина мы не видели со времен “Мюнхенской речи” 2007 года. Новая внутренняя политика направлена на укрепление государства, даже если это идёт вразрез с навязываемыми нам извне “демократическими” стереотипами.

Ковидобесие, в которое погрузился весь земной шар, как-то отодвинуло на поля информационной повестки важнейшие стратегические вопросы внешней и внутренней политики. Как ни включишь телевизор – всё про ковид да про ковид, да про маски, да про перчатки. Но штука в том, что если меньше говорить о серьёзных проблемах, они не исчезают. Скорее, наоборот, постепенно становятся острее.

Есть предположение, что «наши западные партнёры» предполагали, что в условиях эпидемических и экономических проблем Россия станет более сговорчивой по многим вопросам. А может быть, что русский народ окажется восприимчивее к проповеди из «свободного мира».

Трудно сказать, чего ждали общественное мнение и эксперты от выступления Владимира Путина на очередном заседании Валдайского клуба. Насколько можно судить, многим казалось, что речь будет «формальной» и «проходной». Однако вышло по-другому. 22 октября Путин произнёс речь, по значению для мировой политики подобную его знаменитой речи в Мюнхене в 2007-м. Тогда он показал мировому сообществу, что Россия больше никогда не будет прогибаться под НАТО. Сейчас – что он готов быть достаточно жёстким по отношению к любой угрозе – и к внешней, и к внутренней.

Россию не признают демократией? Это более не важно

Лично для меня речь Путина кажется принципиально важной вот чем: президент сказал, что мы больше не будем клясться словом «демократия». Не признают нас демократией наши «друзья»? Ну и ладно, назовите хоть автократией, хоть горшком. Это больше не важно. «Не имеет значения, как называется политический строй». Как угодно он может называться, для Путина важно только доверие, которое граждане испытывают к органам государственной власти, и понимание гражданами, какие полномочия они этим органам государственной власти делегируют:

«Сила государства прежде всего в доверии к нему со стороны граждан. Вот в чём сила государства. Люди, как известно, источник власти. И эта формула заключается не только в том, чтобы прийти на избирательный участок и проголосовать, а в готовности делегировать избранной власти широкие полномочия».

Более того, для Путина ценностью являются не формально демократические институты, а государство российское: «Мы убедились, что были правы, когда кропотливо занимались восстановлением и укреплением государственных институтов после упадка, а порой и полного разрушения в 90-е годы».

Президент, таким образом, отвергает главную претензию «несистемной оппозиции» и «либералов», которые винят его в том, что в России слишком много государства. Но для Путина Россия – это и есть государство, и оно, с одной стороны, не может не прислушиваться к мнению своих граждан по каждому значимому вопросу и рассчитывает на активность «гражданского общества» но, с другой стороны, совершенно не собирается прогибаться под давлением ни со стороны отечественных «освободителей», ни от международных гуру, которые готовы всех учить, что такое настоящая демократия.

«Как распознать, действительно ли это голос народа или это закулисные нашёптывания, либо вообще не имеющие отношения к нашему народу чьи-то шумные крики, переходящие порой в истерику? – спрашивает президент и добавляет. – Приходится сталкиваться с тем, что подчас подлинный общественный запрос пытаются подменить интересом какой-то узкой социальной группы. А то и, прямо скажем, внешних сил».

Жёсткая внутренняя политика в повестке дня

По сути, это тихая сенсация. Путин спокойно, даже буднично, в разговоре с экспертным сообществом обозначает российский либерализм как инструмент внешнего влияния и сообщает, что никакого внешнего влияния на свою внутреннюю политику Россия не потерпит.

Это сказано в спокойном тоне, без напряжения, без угрозы. Так говорят о деле рёшенном и даже самоочевидном. В недавние ещё годы что-то подобное приходилось доказывать с огромным напряжением интеллектуальных сил администрации президента и экспертного сообщества. В обоснование понятия «суверенная демократия», означавшего, по сути, совсем простую вещь – что российское государство не обязано во всём следовать внешним образцам, что его институты могут быть самобытными, – писались целые тома. Теперь эти тома уже не нужны, как не является необходимым и специальный термин. Все просто: государство – это ценность; доверие граждан – ценность, а если вы не считаете нас демократами, так и не считайте. Нам всё равно.

Но вот если вы попытаетесь подорвать российские государственные институты, то пеняйте тогда на себя. Это очень жёсткая риторика, предполагающая в дальнейшем очень жёсткую политическую практику. Хотя и в бархатной упаковке.

Кстати, одним из уже проявившихся следствий нового жёсткого подхода президента к внутренней политике некоторые эксперты считают кадровые решения. Как раз 22 октября Владимир Путин уволил со службы первого заместителя директора ФСБ Сергея Смирнова, занимавшего этот пост с 2003 года. Генерала Смирнова долго называли «всесильным». До самого последнего дня, когда вдруг выяснилось, что он уходит в отставку по выслуге лет.

Конечно, кадровые перестановки в спецслужбах не стоит прямо связывать с тем, что президент сказал об общественных организациях. Нет, речь идёт об общем впечатлении: подходы к политике ужесточаются, ответственность исполнителей становится выше, компромиссы больше не принимаются.

Всем зарубежным «доброжелателям»: мы простудимся на ваших похоронах

Второе важнейшее положение путинской речи — почему эта «валдайская» войдёт, я уверен, в историю вместе с «мюнхенской» – это очень жёсткая оценка происходящего в мире и в российской внешней политике. Владимир Путин не обольщается насчёт существования международных организаций и даже насчёт существования в международной политике каких-то обязательных для всех правил: «Игра без правил, к сожалению, как представляется, выглядит всё более устрашающе, иногда как свершившийся факт». Подтверждения этому мы действительно видим каждый день: политика западных партнёров состоит из сплошных «двойных стандартов». Никаких норм международного права не осталось, не нужны никакие доказательства, чтобы выдвинуть обвинения против «недемократической» страны или, наоборот, начать против неё холодную войну, а то и попытаться подорвать её экономику или социальную сферу с помощью санкций.

При этом иллюзий нет и ещё в одном отношении: санкции накладывают не «за что-то», а «почему-то» – потому, что Россия видится соперником, и цель Запада состоит в том, чтобы ослабить российское государство.

Рассуждая на эту тему, Путин произнёс историческую фразу – её теперь будут вспоминать так же, как его обещание «мочить в сортире» террористов и «вы сами-то поняли, чего натворили?» – в обращённой к Западу речи в ООН.

Стоит привести полную цитату:

«Укрепляя нашу страну, глядя на то, что происходит в мире, в других странах, хочу сказать тем, кто ещё ждёт постепенного затухания России. Нас в этом случае беспокоит только одно: как бы не простудиться на ваших похоронах».

В устах российского лидера – это не просто жёсткое высказывание. Путин – это вам не один из западных публичных политиков, он вообще никогда риторически не рвёт на груди рубаху. Это предельно жёсткий тон, взятый в общении с западными партнёрами в ситуации, когда они, по-видимому, не готовы слушать никаких дипломатических выражений. Это продолжение линии, начатой несколько дней назад министром иностранных дел Сергеем Лавровым, сказавшим, что мы можем прекратить общение с Евросоюзом.

Это декларация готовности больше не уступать никогда и ничего.

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Ну что, Норникель будут отбирать, хе-хе? Матвиенко грозит не на шутку.

https://aftershock.news/?q=node/915625

Такое впечатление, что уже можно ставки открывать и пари заключать. Послушайте Валентину Матвиенко

https://youtu.be/ENhycQBt04Y

Позавчера, спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко заявила, что в Норильске царит олигархия на муниципальном уровне — свой заводик, свой мэр, свои депутаты, бюджет, неподконтрольный краевым властям. Она обвинила компанию «Норникель» в бесплатной аренде города, установлении контроля над местным мэром и депутатами и управлении норильским бюджетом и призвала восстановить вертикаль власти в Красноярском крае.

«Олигархи за последние десятилетия вывезли из России сотни миллиардов долларов, купили себе золотые паспорта, отправили за бугор свои семьи. Возможно, во власти пришло осознание, что подобное больше нельзя терпеть», — высказал мнение Пронько.
Он заявил, что российские олигархи потерялись во времени и пространстве, и назвал заявление Матвиенко серьезным предупреждением им о том, что бизнес не должен превращать Россию в сырьевую колонию, а должен инвестировать в ее развитие.

А вот тут поподробнее даже. Царьград.

https://youtu.be/rHJEhZNK2yk

Давно я ждала этого. Даже и не надеялась.

PS:
Я очень сильно удивлялась все эти годы, что жилье в Норильске отдали муниципальным властям. Там содержание инфраструктуры стоит безумных денег. Это, знаете, как выглядело? Все прибыли нам, а все убытки государству.

Это как государство построило базу на Луне и все жители там живут за счёт государства. Но вся фишка в том, 99,99% там живут работники Компании, добывающие чего-то на Луне. И все прибыли Компании, а содержание инфраструктуры там -за счёт государства

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
Валдай: военное взаимодействие Москвы и Пекина выходит на новый уровень
Уровень взаимного доверия между Россией и Китаем не требует формальной фиксации в виде военного союза, но если потребуется – без проблем

https://iarex.ru/articles/78071.html

Ну, вот, что и требовалось доказать, как говорится. Очень сильно посрамлены те, кто — не секрет — стремился «не упустить момента» для геополитических спекуляций вокруг кризиса в китайско-американских отношениях. И мечтал в этой мутной водичке выловить рыбку своих специфических интересов, особенно после заявлений президента США Дональда Трампа, госсекретаря Майка Помпео и сподобившего их на эти телодвижения кукловода Генри Киссинджера насчет того, чтобы побудить нашу страну к антикитайскому альянсу с Вашингтоном.

На публике эти потуги у нас в СМИ звучали как «китайское вмешательство в белорусский кризис» — заворот мысли настолько конспирологически маргинальный, что развития эта тема не получила даже в «дружественных» либеральных изданиях. И понятно почему: интерес — интересом, но прилюдно выставлять себя в качестве… словом, в нехорошем качестве ради непонятных целей, рискуя поскользнуться на арбузной корке, никому не охота. Так не договаривались. Поэтому авторы этой провокации остались без информационной поддержки. Да и обещанных в свое время «доказательств» того, что «повышенный» интерес Пекина к Минску-де имеет собственную природу и далеко не во всем совпадает с российским, они так и не представили. Ибо таковых в природе не существует. Зато другими СМИ приводилась куда более обоснованная точка зрения, проистекающая из дипломатических источников, что перспективы защиты своих экономических интересов в Белоруссии китайская сторона связывает с российским влиянием в этой постсоветской республике. Что конечно же гораздо ближе к истине ввиду хотя бы одного только географического фактора. В кулуарах же белорусским прикрытием вообще не «заморачивались», и вопрос ставили чисто конкретно: о своих интересах в США, для которых альянс Москвы и Вашингтона был бы манной небесной. При этом речь шла, разумеется, не о государственных интересах, и даже не о корпоративных. А в основном о шкурных; которые отдельным представителям определенных кругов намного ближе любых геополитических раскладов.

Точки над i расставил президент России Владимир Путин, который в ходе пленарной сессии Валдайского дискуссионного клуба как минимум дважды подробно затрагивал проблематику российско-китайских отношений через призму вопросов региональной и глобальной безопасности и военно-политической стабильности. Первый эпизод посвящался недавнему решению США разместить в АТР свои РСМД. Заострив проблему судьбы российско-американского договора СНВ-3, срок действия которого истекает 5 февраля 2021 года, российский лидер показал, что выбор состоит между сохранением контроля над ядерными вооружениями и полной его утратой, что будет означать гонку вооружений без ограничений и без правил. Подчеркнув, что первый вариант конечно же предпочтительнее, Путин отдельно отметил попытки Вашингтона на определенном этапе надавить на Россию, чтобы вовлечь в переговоры по РСМД и СНВ еще и Китай. «Россия не против, но только на нас не нужно перекладывать ответственность за то, чтобы сделать этот договор многосторонним, — парировал он американские усилия. — Но аргументы, которые выдвигают наши китайские друзья, очень простые. Да, Китай — огромная страна, великая держава с огромной экономикой, полтора миллиарда человек. Но уровень ядерного потенциала чуть ли не в два раза, если не больше, ниже, чем в России и в США. Они задают законный вопрос: а чего мы будем ограничивать или будем замораживать наше неравенство в этой сфере? Ну что здесь скажешь? Это суверенное право полуторамиллиардного народа — решать, как он считает целесообразным строить свою политику в сфере обеспечения своей собственной безопасности». Не ограничившись этим аспектом данной проблемы, Путин привел и второй, подчеркнув, что российская позиция в данном вопросе не отстраненно-нейтральная, а заинтересованная и близко совпадающая с китайской: «Позвольте, но если добиваться привлечения Китая к этому процессу и подписанию, ну, а почему тогда только Китай? А где другие ядерные державы? Где Франция, которая только что, как пресса сообщила, испытала очередную систему крылатой ракеты с подводной лодки? Тоже ядерная держава. Великобритания. Есть и другие ядерные державы, которые официально как бы не признаны в качестве таковых, но весь мир знает, что у них ядерное оружие есть. Что же мы будем, как страус, прятаться, в песок голову запрятать и делать вид, что мы не понимаем, что происходит?».

Иначе говоря, давление США на КНР в пользу ее участия в переговорном процессе с точки зрения российского президента безосновательно. Не менее красноречивой является и позиция Путина по проблеме РСМД: «Что касается ДРСМД, я просто не хочу уже вдаваться, мы уже много раз об этом говорили. Если в случае с выходом из Договора о ПРО США поступили открыто, прямо, грубовато, но по-честному, то здесь придумали повод, обвиняя Россию в том, что она что-то нарушает, и вышли из Договора». Что здесь важно? То, что в нарушении ДРСМД Вашингтон обвинил не только нашу страну, но и Китай, который участником договора вообще не является, да и договору, извините, более трех десятков лет, а о Китае американцы заговорили только сейчас. Почему — понятно: их напрягла постановка на боевое дежурство китайских РСМД, в результате чего под ядерным прицелом оказались развернутые в АТР американские военные базы. Отсюда и формальный предлог для размещения ракет: выровнять региональный баланс по РСМД, сохранив свои агрессивные, наступательные возможности, угрожающие жизненно важным центрам КНР. Да и в кулуарах американская сторона неоднократно спекулировала на том, что это, дескать, мы «для порядка Россию обвиняем, чтобы оправдаться с выходом из договора. А на самом деле мы-де выходим из него из-за Китая. И именно поэтому сейчас ставим вопрос об РСМД в Азии». Ключевой вопрос здесь: где они эти ракеты поставят? Если посмотреть на карту, легко убедиться, что напрямую против России могут быть нацелены ракеты, размещенные только в Японии или на Аляске и Алеутских островах. Все другие полетные траектории американских РСМД с остальных потенциальных точек базирования, расположенных на юго-востоке и юге континента, пролегают над территорией КНР. И расчет Вашингтона здесь настолько же конъюнктурный, насколько двусмысленный: попробовать на прочность российско-китайские отношения. Не смогут ли московские поборники сближения с Вашингтоном навязать руководству нашей страны дискуссию об отказе от реакции на такое размещение? На том основании, что эти РСМД угрожают в первую очередь Китаю, а нам — постольку поскольку.

Не прошел у США и этот номер. Это вытекает из следующих слов российского президента: «Видимо, в этом есть какая-то политическая цель. Потому что никакой военной цели я здесь просто не вижу». Все очень четко: военная угроза от американских РСМД в АТР для России весьма относительная, а политическая, в отличие от нее, предельно определенная: игра противника на разрыв связей Москвы и Пекина. Если в США, пускаясь в эти обходные маневры, рассчитывали на некий «козыревский синдром», то ошиблись, в чем убедились, получив следующий однозначный ответ: «Намерение и заявление наших американских партнеров о возможности размещения РСМД в АТР нас, конечно, не может не настораживать, и, без всякого сомнения, мы вынуждены будем что-то предпринимать в ответ, это совершенно очевидный факт». Ранее, как помним, о том же самом заявлял российский посол в США Анатолий Антонов. И поскольку произошло это сразу же за получением информации о решении Вашингтона по РСМД в Азии, до появления официальных заявлений МИД, то ясно, что вопрос о позиции нашей стороны был решен заранее. И скорее всего совместно с Пекином.

Второй важнейший эпизод, касающийся оформления российско-китайского военного союза, тесно связанный с первым, что прозвучал на Валдае, производит впечатление своей откровенностью. Дело в том, что подобные вопросы и ранее задавались руководству обеих стран, но на них обычно следовали дипломатичные, уклончивые ответы. Здесь же вполне откровенно прозвучало то, что сейчас обсуждается, без сомнения, в самых высоких кабинетах американской столицы: «Мы всегда исходили из того, что наши отношения достигли такой степени взаимодействия и доверия, что мы в этом не нуждаемся, но теоретически вполне можно себе такое представить. Мы проводим регулярные военные мероприятия совместно, учения и на море, и на земле, и в Китае, и в Российской Федерации мы обмениваемся лучшими практиками в сфере военного строительства. Мы достигли большого уровня взаимодействия в сфере военно-технического сотрудничества, причем это, наверное, самое главное, речь не только об обмене продукцией или купле-продаже военной продукции, а об обмене технологиями. И здесь есть вещи очень чувствительные. Я сейчас не буду говорить об этом публично, но наши китайские друзья об этом знают. Наше сотрудничество с Китаем, без всяких сомнений, повышает обороноспособность Китайской народной армии, и Россия в этом заинтересована, и Китай. Так что как это будет развиваться дальше — жизнь покажет. Но перед собой такой задачи сейчас не ставим. Но в принципе и исключать этого не собираемся. Поэтому посмотрим».

В высшей мере показательно: вопрос, на который последовал этот ответ, был задан именно с китайской стороны, а на Востоке, как известно, очень многие смыслы заключены в деталях. Итак, по Путину, уровень взаимного доверия между Россией и Китаем не требует формальной фиксации в виде военного союза, но если потребуется — без проблем. Две страны координируют военное строительство, в том числе в технологической сфере, а две армии — отлаживают взаимодействие на всех уровнях, включая стратегический. Россия при этом (внимание!) заинтересована (!) в укреплении НОАК и повышении ее боеспособности. Что подразумевается под «чувствительными» аспектами военного сотрудничества, которые не следует публично обнародовать, если раньше Путин уже рассказывал о российском участии в создании Китаем системы раннего обнаружения о ракетном нападении, пусть в Вашингтоне на эту тему ломают голову, потирая «извилину от фуражки», снятой со вспотевшего лба. А что именно «покажет жизнь», надо полагать, агрессору, если он решится на военную авантюру, придется испытать на собственной шкуре. На память уже приходит истерика американских сателлитов в Дальневосточном регионе в связи с совместным патрулированием, осуществленным стратегическими ракетоносцами российской и китайской дальней авиации; по его итогам Сеул с Токио обменялись шумными претензиями, а в Вашингтоне, видимо, не зная, как на это реагировать, предпочли сделать вид, будто ничего не произошло.

Да и случайно ли, возвращаясь к теме ДСНВ, в США так сильно озаботились проблемой выживания этого договора, что мигом позабыли все свои требования «усадить» за столь переговоров третьим участником Пекин. Не очень сильно и хотелось, разве, чтобы навредить отношениям России или Китая? Или ситуация, в том числе предвыборная, не оставляет пространства для дешевых игр, вынуждая обращаться к существу проблемы? Ну, так это ж хорошо, когда распоясавшийся и отвыкший от приличных манер «клиент» внезапно ощущает от своего поведения такой дискомфорт, который побуждает его об этих манерах вспомнить. Или мы что-то не понимаем?

В сухом остатке от важнейших заявлений, прозвучавших на Валдае, остается геополитика. На будущий год исполнится четверть века, как Збигнев Бжезинский в «Великой шахматной доске» заклинал последователей не допустить появления в Евразии страны или альянса, способных бросить вызов американской гегемонии. Именно на этом строился предложенный мэтром, ныне покойным, проект формирования примерно к нашим дням, в «длительной» перспективе более двадцати лет, «мирового центра совместной политической ответственности», вырастить который планировалось из «трансъевразийской системы безопасности (от Атлантики до Тихого океана — В.П.) под руководством Америки». Уточняя конечную цель этого «центра» — превратиться в объединение с «узаконенным статусом» (то есть, по сути, международную организацию, стоящую выше ООН), Бжезинский предупреждал, что это будет зависеть от того, «как долго США будут сохранять свое первенство, и насколько энергично они будут формировать основы партнерства ключевых государств».

Грандиозность нынешнего российско-китайского «облома» для США заключается в том, что этот стержень евразийской системы безопасности, включающий упомянутую Путиным ШОС, сформировался и обрел позитивную стратегическую динамику не «благодаря», а «вопреки» Вашингтону. И направлен против его гегемонистских авантюр, в интересах коренных стран и народов евразийского континента.

И последнее. Упомянутые российским президентом маневры вокруг договора об открытом небе, из которого США вышли, а их европейские сателлиты лукаво уговаривают Москву сохранить в нем участие, как и беспрецедентное ухудшение отношений между Россией и Европейским союзом, позволяют внести завершающий штрих в оценку текущего геополитического расклада. Все заигрывания Вашингтона с Россией и все европейские нападки на нашу страну, как и «ухудшение» американо-европейских отношений — все это чем дальше, тем больше напоминает стратегическую дезинформационную спецоперацию Запада. Адресатом ее являются «неустойчивые» элементы в российской элите, являющиеся последней ставкой США в попытке удержания нашей страны в западном полуколониальном «буржуинстве». Слава Богу, не они сегодня правят бал. И надо понимать, что в этом свете нынешнее российско-китайское сближение для нашей страны превращается в «момент истины», приобретающий не только внешнее, но и непреходящее внутреннее измерение.

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
@Россия, вперед! пишет:спасибо Путину за это

Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Начать новую тему  Ответить на тему

Права доступа к этому форуму:
Вы можете отвечать на сообщения