Alpenforum

Альпийский форум, нейтральный взгляд - политика онлайн

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

новый премьер Великобритании Борис Джонсон, потомок последнего министра внутренних дел Османской империи Али Кемаля, родившийся в США, обладает самой заметной и светлой после Дональда Трампа причёской в мире. Которая лучше всего смотрится —

Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 1]

#Trump

#Trump
Дипломник
Дипломник

новый премьер Великобритании Борис Джонсон, потомок последнего министра внутренних дел Османской империи Али Кемаля, родившийся в США, обладает самой заметной и светлой после Дональда Трампа причёской в мире. Которая лучше всего смотрится — Борис Джонсон в этом просто убеждён — именно на фоне знаменитой чёрной двери, ведущей в дом на Даунинг-стрит, 10.

Итак, два рыжих человека занимают два самых важных политических поста в современном англо-саксонском мире.

Сэр Артур Конан Дойл, когда писал свой детективный рассказ «Союз рыжих», наверняка и предположить не мог, как далеко зайдёт его идея о блестящем отвлекающем манёвре и обыденном подкопе под банк. А также о том, что бизнесменов объединяют не внешние общие признаки, словом, не то, что бросается в глаза, а то, что они пытаются скрыть, — их меркантильные интересы.

Слава Богу, что англо-саксонский мир сегодня, к вящей печали и Трампа, и Джонсона, уже не охватывает всю планету, и из него выпали целые части света. Но он всё ещё пытается оказывать влияние на мировую политику, ухватив своей дряхлеющей рукой её за глотку.

Трамп это делает с помощью санкций. Борис Джонсон, когда ещё был министром иностранных дел в кабинете своего студенческого приятеля Дэвида Кэмерона, — тоже. Будет ли он делать то же самое сейчас, из премьерского кресла — посмотрим, но ясно одно: санкции уже никого не сдерживают, кроме самих «санкционеров».



Борис Джонсон как-то раньше проявлял понимание этого факта, но растерянно разводил руками, мол, а что делать?! Делать-то нечего.

Так что в санкционном аспекте ничего нового от нового британского правительства ожидать не приходится. Разве что англичане могут поменять объект санкций — обломав зубы об Россию, они перекинутся на Иран, демонстрируя внешнеполитический брексит ещё до Брексита. А с другой стороны, что им ещё делать, вывалившись из телеги ЕС, как не двигаться поближе к американцам? Но хвастаться тут особо нечем.

Зачем в столь стеснённых обстоятельствах тори избрали Бориса Джонсона своим лидером, а значит и премьером-министром, в общем-то понятно. Из-за его «огненной» репутации. Из-за того, что он прослыл бесшабашным и может сжечь все мосты через Ла-Манш. Как говорил другой, более знаменитый турецкоподданный: «Я потомок янычаров, а они не знают жалости ни к женщинам, ни к детям, ни к подпольным миллионерам». Борис Джонсон уже не пожалел несчастную, замученную собственным упрямством и собственными переговорами в Брюсселе Терезу Мэй, отправив её в политическое небытие. Он уже не пожалел её последних политических назначенцев, поганой метлой вышвырнув их из кабинета как скрытых еврооптимистов. Он не пожалел и миллионеров, наживающихся на беспошлинной торговле и переводящих свои капиталы на материк. Не пожалеет он и сам Брюссель! И саму Великобританию, лишь бы избавить её от позора вечных колебаний и неспособности выйти из ЕС, если уж сказала, что выйдет.

«Даже если нового соглашения с ЕС не будет, Великобритания выйдет из Евросоюза», — заявил Джонсон в своём первом выступлении перед Палатой общин, вызвав бурю возмущении у партии лейбористов. Новый премьер заверил, что кабинет немедленно начинает подготовку к так называемому «жёсткому Брекситу», чтобы, «с одной стороны, сократить негативные последствия разрыва с Европой, а с другой — использовать те возможности, которые открываются для Великобритании с выходом из ЕС». По словам Джонсона, это начало новой эры, начало пути к процветанию, который к середине века позволит сделать Великобританию «величайшим местом на Земле».

И снова трамповские нотки: «Британия из фёрст!»

Но зато слова у Джонсона, в отличие от Мэй, не расходятся с делами, по крайней мере пока. Он действительно готовит спасательные круги, а команду сплачивает. Без всякой лишней болтовни всего за один вечер своей первой среды в резиденции премьера он провёл самую масштабную ротацию правительства в современной истории Британии без передачи власти другой партии. Для тори это был шок — половину из них фактически устранили от власти, а к международному «Союзу рыжих» на их глазах присоединилась британская и вполне легальная Лига «брекситёров».


Но возразить Джонсону невозможно, у него ведь карт-бланш смертника, ведущего британский «Титаник» прямо к моменту истины — «или — или»!

Ожидает ли сам Джонсон катастрофы? Полагаю, что нет, ибо никакой катастрофы в Британии с выходом из ЕС не произойдёт, а все стенания по её ожиданию не более чем артистический ход в торге с Брюсселем за сделку. И Джонсон это хорошо понимает. Зато не понимала Мэй, да и куда ей? Но готовиться надо, так что «работа начинается прямо сейчас», как объявил Джонсон своим новым назначенцам. Главными из которых стали…

Пост канцлера казначейства, т. е. министра финансов по-нашему, считается вторым по значимости в правительстве. Резиденция главного казначея короны располагается в доме № 11 по той же Даунинг-стрит, то есть буквально стенка к стенке с резиденцией премьер-министра, что в доме № 10. Кого же туда поселять, как не второго евроскептика после себя, то есть Саджида Джавида?

Кстати, Джавид, который до того занимал пост главы МВД, был одним из основных соперников Джонсона в борьбе за премьерское кресло, однако не прошёл праймериз. Тогда Джавид проявил мудрость, открыто заявил о поддержке своего бывшего соперника и выразил готовность войти в состав его правительства. Высказавшись за подготовку экстренного проекта бюджета на случай выхода Великобритании из ЕС без сделки с Брюсселем, Джавид тут же решил кадровый вопрос в свою пользу.

Главой Форин-офис бывший министр иностранных дел, а ныне премьер-министр назначил своего соратника Доминика Рааба, полгода назад возглавлявшего министерство по выходу страны из Евросоюза и демонстративно покинувшего этот пост в знак того, что выход при Мэй получался не слишком быстрым. Или совсем не получался.

Ну и третий назначенец, вернее назначенка, — люто ненавидящая Евросоюз индуска угандийского происхождения и активистка движения «Голосуй за выход» Прити Пател. Она стала министром внутренних дел.

Легионы выстроены, штандарты подняты — куда маршируем?

На выход!

Такая решимость испугала даже лидера лейбористов Джереми Корбина, который раньше был против сделки с Брюсселем, а теперь вдруг за.

А Джонсон, не моргнув глазом, ему в ответ: 31 октября выйдем, и всё тут! «И ни днём позже, без каких-либо но и если», — поклялся он на входе в свою новую резиденцию.

Кажется, Конан Дойл устами Шерлока Холмса уже учил нас не обращать внимания на то, что ярко бросается в глаза, и смотреть в сторону… и в тень. То есть в подоплёку.

Дональд Трамп положительно оценил избрание Бориса Джонсона на пост главы британского правительства. Президент США заметил, что их часто сравнивают, в том числе из-за внешнего сходства, охарактеризовал главу британского правительства как «жёсткого и умного» человека и понадеялся, что тому удастся завершить Брексит: «Борис хороший. Он отлично справится с работой».

Для чего же нужен новый «Союз рыжих»? Думается, главная работа Джонсона не просто чётко исполнить «жёсткий Брексит», а под его шумок сделать незаметный подкоп под весь Европейский союз как главного конкурента США. Исполнит это Джонсон и станет не просто хорошим — ему даже вернут американское гражданство. Оно ведь, кстати, было у ещё одного британского премьера — сэра Уинстона Черчилля.

#Trump

#Trump
Дипломник
Дипломник

[quote="#Trump"]новый премьер Великобритании Борис Джонсон, потомок последнего министра внутренних дел Османской империи Али Кемаля, родившийся в США, обладает самой заметной и светлой после Дональда Трампа причёской в мире. Которая лучше всего смотрится — Борис Джонсон в этом просто убеждён — именно на фоне знаменитой чёрной двери, ведущей в дом на Даунинг-стрит, 10.

Итак, два рыжих человека занимают два самых важных политических поста в современном англо-саксонском мире.

Сэр Артур Конан Дойл, когда писал свой детективный рассказ «Союз рыжих», наверняка и предположить не мог, как далеко зайдёт его идея о блестящем отвлекающем манёвре и обыденном подкопе под банк. А также о том, что бизнесменов объединяют не внешние общие признаки, словом, не то, что бросается в глаза, а то, что они пытаются скрыть, — их меркантильные интересы.

Слава Богу, что англо-саксонский мир сегодня, к вящей печали и Трампа, и Джонсона, уже не охватывает всю планету, и из него выпали целые части света. Но он всё ещё пытается оказывать влияние на мировую политику, ухватив своей дряхлеющей рукой её за глотку.

Трамп это делает с помощью санкций. Борис Джонсон, когда ещё был министром иностранных дел в кабинете своего студенческого приятеля Дэвида Кэмерона, — тоже. Будет ли он делать то же самое сейчас, из премьерского кресла — посмотрим, но ясно одно: санкции уже никого не сдерживают, кроме самих «санкционеров».



Борис Джонсон как-то раньше проявлял понимание этого факта, но растерянно разводил руками, мол, а что делать?! Делать-то нечего.

Так что в санкционном аспекте ничего нового от нового британского правительства ожидать не приходится. Разве что англичане могут поменять объект санкций — обломав зубы об Россию, они перекинутся на Иран, демонстрируя внешнеполитический брексит ещё до Брексита. А с другой стороны, что им ещё делать, вывалившись из телеги ЕС, как не двигаться поближе к американцам? Но хвастаться тут особо нечем.

Зачем в столь стеснённых обстоятельствах тори избрали Бориса Джонсона своим лидером, а значит и премьером-министром, в общем-то понятно. Из-за его «огненной» репутации. Из-за того, что он прослыл бесшабашным и может сжечь все мосты через Ла-Манш. Как говорил другой, более знаменитый турецкоподданный: «Я потомок янычаров, а они не знают жалости ни к женщинам, ни к детям, ни к подпольным миллионерам». Борис Джонсон уже не пожалел несчастную, замученную собственным упрямством и собственными переговорами в Брюсселе Терезу Мэй, отправив её в политическое небытие. Он уже не пожалел её последних политических назначенцев, поганой метлой вышвырнув их из кабинета как скрытых еврооптимистов. Он не пожалел и миллионеров, наживающихся на беспошлинной торговле и переводящих свои капиталы на материк. Не пожалеет он и сам Брюссель! И саму Великобританию, лишь бы избавить её от позора вечных колебаний и неспособности выйти из ЕС, если уж сказала, что выйдет.

«Даже если нового соглашения с ЕС не будет, Великобритания выйдет из Евросоюза», — заявил Джонсон в своём первом выступлении перед Палатой общин, вызвав бурю возмущении у партии лейбористов. Новый премьер заверил, что кабинет немедленно начинает подготовку к так называемому «жёсткому Брекситу», чтобы, «с одной стороны, сократить негативные последствия разрыва с Европой, а с другой — использовать те возможности, которые открываются для Великобритании с выходом из ЕС». По словам Джонсона, это начало новой эры, начало пути к процветанию, который к середине века позволит сделать Великобританию «величайшим местом на Земле».

И снова трамповские нотки: «Британия из фёрст!»

Но зато слова у Джонсона, в отличие от Мэй, не расходятся с делами, по крайней мере пока. Он действительно готовит спасательные круги, а команду сплачивает. Без всякой лишней болтовни всего за один вечер своей первой среды в резиденции премьера он провёл самую масштабную ротацию правительства в современной истории Британии без передачи власти другой партии. Для тори это был шок — половину из них фактически устранили от власти, а к международному «Союзу рыжих» на их глазах присоединилась британская и вполне легальная Лига «брекситёров».


Но возразить Джонсону невозможно, у него ведь карт-бланш смертника, ведущего британский «Титаник» прямо к моменту истины — «или — или»!

Ожидает ли сам Джонсон катастрофы? Полагаю, что нет, ибо никакой катастрофы в Британии с выходом из ЕС не произойдёт, а все стенания по её ожиданию не более чем артистический ход в торге с Брюсселем за сделку. И Джонсон это хорошо понимает. Зато не понимала Мэй, да и куда ей? Но готовиться надо, так что «работа начинается прямо сейчас», как объявил Джонсон своим новым назначенцам. Главными из которых стали…

Пост канцлера казначейства, т. е. министра финансов по-нашему, считается вторым по значимости в правительстве. Резиденция главного казначея короны располагается в доме № 11 по той же Даунинг-стрит, то есть буквально стенка к стенке с резиденцией премьер-министра, что в доме № 10. Кого же туда поселять, как не второго евроскептика после себя, то есть Саджида Джавида?

Кстати, Джавид, который до того занимал пост главы МВД, был одним из основных соперников Джонсона в борьбе за премьерское кресло, однако не прошёл праймериз. Тогда Джавид проявил мудрость, открыто заявил о поддержке своего бывшего соперника и выразил готовность войти в состав его правительства. Высказавшись за подготовку экстренного проекта бюджета на случай выхода Великобритании из ЕС без сделки с Брюсселем, Джавид тут же решил кадровый вопрос в свою пользу.

Главой Форин-офис бывший министр иностранных дел, а ныне премьер-министр назначил своего соратника Доминика Рааба, полгода назад возглавлявшего министерство по выходу страны из Евросоюза и демонстративно покинувшего этот пост в знак того, что выход при Мэй получался не слишком быстрым. Или совсем не получался.

Ну и третий назначенец, вернее назначенка, — люто ненавидящая Евросоюз индуска угандийского происхождения и активистка движения «Голосуй за выход» Прити Пател. Она стала министром внутренних дел.

Легионы выстроены, штандарты подняты — куда маршируем?

На выход!

Такая решимость испугала даже лидера лейбористов Джереми Корбина, который раньше был против сделки с Брюсселем, а теперь вдруг за.

А Джонсон, не моргнув глазом, ему в ответ: 31 октября выйдем, и всё тут! «И ни днём позже, без каких-либо но и если», — поклялся он на входе в свою новую резиденцию.

Кажется, Конан Дойл устами Шерлока Холмса уже учил нас не обращать внимания на то, что ярко бросается в глаза, и смотреть в сторону… и в тень. То есть в подоплёку.

Дональд Трамп положительно оценил избрание Бориса Джонсона на пост главы британского правительства. Президент США заметил, что их часто сравнивают, в том числе из-за внешнего сходства, охарактеризовал главу британского правительства как «жёсткого и умного» человека и понадеялся, что тому удастся завершить Брексит: «Борис хороший. Он отлично справится с работой».

Для чего же нужен новый «Союз рыжих»? Думается, главная работа Джонсона не просто чётко исполнить «жёсткий Брексит», а под его шумок сделать незаметный подкоп под весь Европейский союз как главного конкурента США. Исполнит это Джонсон и станет не просто хорошим — ему даже вернут американское гражданство. Оно ведь, кстати, было у ещё одного британского премьера — сэра Уинстона Черчилля.
[/quote]

#Trump

#Trump
Дипломник
Дипломник

[quote="#Trump"]новый премьер Великобритании Борис Джонсон, потомок последнего министра внутренних дел Османской империи Али Кемаля, родившийся в США, обладает самой заметной и светлой после Дональда Трампа причёской в мире. Которая лучше всего смотрится — Борис Джонсон в этом просто убеждён — именно на фоне знаменитой чёрной двери, ведущей в дом на Даунинг-стрит, 10.

Итак, два рыжих человека занимают два самых важных политических поста в современном англо-саксонском мире.

Сэр Артур Конан Дойл, когда писал свой детективный рассказ «Союз рыжих», наверняка и предположить не мог, как далеко зайдёт его идея о блестящем отвлекающем манёвре и обыденном подкопе под банк. А также о том, что бизнесменов объединяют не внешние общие признаки, словом, не то, что бросается в глаза, а то, что они пытаются скрыть, — их меркантильные интересы.

Слава Богу, что англо-саксонский мир сегодня, к вящей печали и Трампа, и Джонсона, уже не охватывает всю планету, и из него выпали целые части света. Но он всё ещё пытается оказывать влияние на мировую политику, ухватив своей дряхлеющей рукой её за глотку.

Трамп это делает с помощью санкций. Борис Джонсон, когда ещё был министром иностранных дел в кабинете своего студенческого приятеля Дэвида Кэмерона, — тоже. Будет ли он делать то же самое сейчас, из премьерского кресла — посмотрим, но ясно одно: санкции уже никого не сдерживают, кроме самих «санкционеров».



Борис Джонсон как-то раньше проявлял понимание этого факта, но растерянно разводил руками, мол, а что делать?! Делать-то нечего.

Так что в санкционном аспекте ничего нового от нового британского правительства ожидать не приходится. Разве что англичане могут поменять объект санкций — обломав зубы об Россию, они перекинутся на Иран, демонстрируя внешнеполитический брексит ещё до Брексита. А с другой стороны, что им ещё делать, вывалившись из телеги ЕС, как не двигаться поближе к американцам? Но хвастаться тут особо нечем.

Зачем в столь стеснённых обстоятельствах тори избрали Бориса Джонсона своим лидером, а значит и премьером-министром, в общем-то понятно. Из-за его «огненной» репутации. Из-за того, что он прослыл бесшабашным и может сжечь все мосты через Ла-Манш. Как говорил другой, более знаменитый турецкоподданный: «Я потомок янычаров, а они не знают жалости ни к женщинам, ни к детям, ни к подпольным миллионерам». Борис Джонсон уже не пожалел несчастную, замученную собственным упрямством и собственными переговорами в Брюсселе Терезу Мэй, отправив её в политическое небытие. Он уже не пожалел её последних политических назначенцев, поганой метлой вышвырнув их из кабинета как скрытых еврооптимистов. Он не пожалел и миллионеров, наживающихся на беспошлинной торговле и переводящих свои капиталы на материк. Не пожалеет он и сам Брюссель! И саму Великобританию, лишь бы избавить её от позора вечных колебаний и неспособности выйти из ЕС, если уж сказала, что выйдет.

«Даже если нового соглашения с ЕС не будет, Великобритания выйдет из Евросоюза», — заявил Джонсон в своём первом выступлении перед Палатой общин, вызвав бурю возмущении у партии лейбористов. Новый премьер заверил, что кабинет немедленно начинает подготовку к так называемому «жёсткому Брекситу», чтобы, «с одной стороны, сократить негативные последствия разрыва с Европой, а с другой — использовать те возможности, которые открываются для Великобритании с выходом из ЕС». По словам Джонсона, это начало новой эры, начало пути к процветанию, который к середине века позволит сделать Великобританию «величайшим местом на Земле».

И снова трамповские нотки: «Британия из фёрст!»

Но зато слова у Джонсона, в отличие от Мэй, не расходятся с делами, по крайней мере пока. Он действительно готовит спасательные круги, а команду сплачивает. Без всякой лишней болтовни всего за один вечер своей первой среды в резиденции премьера он провёл самую масштабную ротацию правительства в современной истории Британии без передачи власти другой партии. Для тори это был шок — половину из них фактически устранили от власти, а к международному «Союзу рыжих» на их глазах присоединилась британская и вполне легальная Лига «брекситёров».


Но возразить Джонсону невозможно, у него ведь карт-бланш смертника, ведущего британский «Титаник» прямо к моменту истины — «или — или»!

Ожидает ли сам Джонсон катастрофы? Полагаю, что нет, ибо никакой катастрофы в Британии с выходом из ЕС не произойдёт, а все стенания по её ожиданию не более чем артистический ход в торге с Брюсселем за сделку. И Джонсон это хорошо понимает. Зато не понимала Мэй, да и куда ей? Но готовиться надо, так что «работа начинается прямо сейчас», как объявил Джонсон своим новым назначенцам. Главными из которых стали…

Пост канцлера казначейства, т. е. министра финансов по-нашему, считается вторым по значимости в правительстве. Резиденция главного казначея короны располагается в доме № 11 по той же Даунинг-стрит, то есть буквально стенка к стенке с резиденцией премьер-министра, что в доме № 10. Кого же туда поселять, как не второго евроскептика после себя, то есть Саджида Джавида?

Кстати, Джавид, который до того занимал пост главы МВД, был одним из основных соперников Джонсона в борьбе за премьерское кресло, однако не прошёл праймериз. Тогда Джавид проявил мудрость, открыто заявил о поддержке своего бывшего соперника и выразил готовность войти в состав его правительства. Высказавшись за подготовку экстренного проекта бюджета на случай выхода Великобритании из ЕС без сделки с Брюсселем, Джавид тут же решил кадровый вопрос в свою пользу.

Главой Форин-офис бывший министр иностранных дел, а ныне премьер-министр назначил своего соратника Доминика Рааба, полгода назад возглавлявшего министерство по выходу страны из Евросоюза и демонстративно покинувшего этот пост в знак того, что выход при Мэй получался не слишком быстрым. Или совсем не получался.

Ну и третий назначенец, вернее назначенка, — люто ненавидящая Евросоюз индуска угандийского происхождения и активистка движения «Голосуй за выход» Прити Пател. Она стала министром внутренних дел.

Легионы выстроены, штандарты подняты — куда маршируем?

На выход!

Такая решимость испугала даже лидера лейбористов Джереми Корбина, который раньше был против сделки с Брюсселем, а теперь вдруг за.

А Джонсон, не моргнув глазом, ему в ответ: 31 октября выйдем, и всё тут! «И ни днём позже, без каких-либо но и если», — поклялся он на входе в свою новую резиденцию.

Кажется, Конан Дойл устами Шерлока Холмса уже учил нас не обращать внимания на то, что ярко бросается в глаза, и смотреть в сторону… и в тень. То есть в подоплёку.

Дональд Трамп положительно оценил избрание Бориса Джонсона на пост главы британского правительства. Президент США заметил, что их часто сравнивают, в том числе из-за внешнего сходства, охарактеризовал главу британского правительства как «жёсткого и умного» человека и понадеялся, что тому удастся завершить Брексит: «Борис хороший. Он отлично справится с работой».

Для чего же нужен новый «Союз рыжих»? Думается, главная работа Джонсона не просто чётко исполнить «жёсткий Брексит», а под его шумок сделать незаметный подкоп под весь Европейский союз как главного конкурента США. Исполнит это Джонсон и станет не просто хорошим — ему даже вернут американское гражданство. Оно ведь, кстати, было у ещё одного британского премьера — сэра Уинстона Черчилля.
[/quote]

#Trump

#Trump
Дипломник
Дипломник

[quote="#Trump"]новый премьер Великобритании Борис Джонсон, потомок последнего министра внутренних дел Османской империи Али Кемаля, родившийся в США, обладает самой заметной и светлой после Дональда Трампа причёской в мире. Которая лучше всего смотрится — Борис Джонсон в этом просто убеждён — именно на фоне знаменитой чёрной двери, ведущей в дом на Даунинг-стрит, 10.

Итак, два рыжих человека занимают два самых важных политических поста в современном англо-саксонском мире.

Сэр Артур Конан Дойл, когда писал свой детективный рассказ «Союз рыжих», наверняка и предположить не мог, как далеко зайдёт его идея о блестящем отвлекающем манёвре и обыденном подкопе под банк. А также о том, что бизнесменов объединяют не внешние общие признаки, словом, не то, что бросается в глаза, а то, что они пытаются скрыть, — их меркантильные интересы.

Слава Богу, что англо-саксонский мир сегодня, к вящей печали и Трампа, и Джонсона, уже не охватывает всю планету, и из него выпали целые части света. Но он всё ещё пытается оказывать влияние на мировую политику, ухватив своей дряхлеющей рукой её за глотку.

Трамп это делает с помощью санкций. Борис Джонсон, когда ещё был министром иностранных дел в кабинете своего студенческого приятеля Дэвида Кэмерона, — тоже. Будет ли он делать то же самое сейчас, из премьерского кресла — посмотрим, но ясно одно: санкции уже никого не сдерживают, кроме самих «санкционеров».



Борис Джонсон как-то раньше проявлял понимание этого факта, но растерянно разводил руками, мол, а что делать?! Делать-то нечего.

Так что в санкционном аспекте ничего нового от нового британского правительства ожидать не приходится. Разве что англичане могут поменять объект санкций — обломав зубы об Россию, они перекинутся на Иран, демонстрируя внешнеполитический брексит ещё до Брексита. А с другой стороны, что им ещё делать, вывалившись из телеги ЕС, как не двигаться поближе к американцам? Но хвастаться тут особо нечем.

Зачем в столь стеснённых обстоятельствах тори избрали Бориса Джонсона своим лидером, а значит и премьером-министром, в общем-то понятно. Из-за его «огненной» репутации. Из-за того, что он прослыл бесшабашным и может сжечь все мосты через Ла-Манш. Как говорил другой, более знаменитый турецкоподданный: «Я потомок янычаров, а они не знают жалости ни к женщинам, ни к детям, ни к подпольным миллионерам». Борис Джонсон уже не пожалел несчастную, замученную собственным упрямством и собственными переговорами в Брюсселе Терезу Мэй, отправив её в политическое небытие. Он уже не пожалел её последних политических назначенцев, поганой метлой вышвырнув их из кабинета как скрытых еврооптимистов. Он не пожалел и миллионеров, наживающихся на беспошлинной торговле и переводящих свои капиталы на материк. Не пожалеет он и сам Брюссель! И саму Великобританию, лишь бы избавить её от позора вечных колебаний и неспособности выйти из ЕС, если уж сказала, что выйдет.

«Даже если нового соглашения с ЕС не будет, Великобритания выйдет из Евросоюза», — заявил Джонсон в своём первом выступлении перед Палатой общин, вызвав бурю возмущении у партии лейбористов. Новый премьер заверил, что кабинет немедленно начинает подготовку к так называемому «жёсткому Брекситу», чтобы, «с одной стороны, сократить негативные последствия разрыва с Европой, а с другой — использовать те возможности, которые открываются для Великобритании с выходом из ЕС». По словам Джонсона, это начало новой эры, начало пути к процветанию, который к середине века позволит сделать Великобританию «величайшим местом на Земле».

И снова трамповские нотки: «Британия из фёрст!»

Но зато слова у Джонсона, в отличие от Мэй, не расходятся с делами, по крайней мере пока. Он действительно готовит спасательные круги, а команду сплачивает. Без всякой лишней болтовни всего за один вечер своей первой среды в резиденции премьера он провёл самую масштабную ротацию правительства в современной истории Британии без передачи власти другой партии. Для тори это был шок — половину из них фактически устранили от власти, а к международному «Союзу рыжих» на их глазах присоединилась британская и вполне легальная Лига «брекситёров».


Но возразить Джонсону невозможно, у него ведь карт-бланш смертника, ведущего британский «Титаник» прямо к моменту истины — «или — или»!

Ожидает ли сам Джонсон катастрофы? Полагаю, что нет, ибо никакой катастрофы в Британии с выходом из ЕС не произойдёт, а все стенания по её ожиданию не более чем артистический ход в торге с Брюсселем за сделку. И Джонсон это хорошо понимает. Зато не понимала Мэй, да и куда ей? Но готовиться надо, так что «работа начинается прямо сейчас», как объявил Джонсон своим новым назначенцам. Главными из которых стали…

Пост канцлера казначейства, т. е. министра финансов по-нашему, считается вторым по значимости в правительстве. Резиденция главного казначея короны располагается в доме № 11 по той же Даунинг-стрит, то есть буквально стенка к стенке с резиденцией премьер-министра, что в доме № 10. Кого же туда поселять, как не второго евроскептика после себя, то есть Саджида Джавида?

Кстати, Джавид, который до того занимал пост главы МВД, был одним из основных соперников Джонсона в борьбе за премьерское кресло, однако не прошёл праймериз. Тогда Джавид проявил мудрость, открыто заявил о поддержке своего бывшего соперника и выразил готовность войти в состав его правительства. Высказавшись за подготовку экстренного проекта бюджета на случай выхода Великобритании из ЕС без сделки с Брюсселем, Джавид тут же решил кадровый вопрос в свою пользу.

Главой Форин-офис бывший министр иностранных дел, а ныне премьер-министр назначил своего соратника Доминика Рааба, полгода назад возглавлявшего министерство по выходу страны из Евросоюза и демонстративно покинувшего этот пост в знак того, что выход при Мэй получался не слишком быстрым. Или совсем не получался.

Ну и третий назначенец, вернее назначенка, — люто ненавидящая Евросоюз индуска угандийского происхождения и активистка движения «Голосуй за выход» Прити Пател. Она стала министром внутренних дел.

Легионы выстроены, штандарты подняты — куда маршируем?

На выход!

Такая решимость испугала даже лидера лейбористов Джереми Корбина, который раньше был против сделки с Брюсселем, а теперь вдруг за.

А Джонсон, не моргнув глазом, ему в ответ: 31 октября выйдем, и всё тут! «И ни днём позже, без каких-либо но и если», — поклялся он на входе в свою новую резиденцию.

Кажется, Конан Дойл устами Шерлока Холмса уже учил нас не обращать внимания на то, что ярко бросается в глаза, и смотреть в сторону… и в тень. То есть в подоплёку.

Дональд Трамп положительно оценил избрание Бориса Джонсона на пост главы британского правительства. Президент США заметил, что их часто сравнивают, в том числе из-за внешнего сходства, охарактеризовал главу британского правительства как «жёсткого и умного» человека и понадеялся, что тому удастся завершить Брексит: «Борис хороший. Он отлично справится с работой».

Для чего же нужен новый «Союз рыжих»? Думается, главная работа Джонсона не просто чётко исполнить «жёсткий Брексит», а под его шумок сделать незаметный подкоп под весь Европейский союз как главного конкурента США. Исполнит это Джонсон и станет не просто хорошим — ему даже вернут американское гражданство. Оно ведь, кстати, было у ещё одного британского премьера — сэра Уинстона Черчилля.
[/quote]

#Trump

#Trump
Дипломник
Дипломник

[quote="#Trump"]новый премьер Великобритании Борис Джонсон, потомок последнего министра внутренних дел Османской империи Али Кемаля, родившийся в США, обладает самой заметной и светлой после Дональда Трампа причёской в мире. Которая лучше всего смотрится — Борис Джонсон в этом просто убеждён — именно на фоне знаменитой чёрной двери, ведущей в дом на Даунинг-стрит, 10.

Итак, два рыжих человека занимают два самых важных политических поста в современном англо-саксонском мире.

Сэр Артур Конан Дойл, когда писал свой детективный рассказ «Союз рыжих», наверняка и предположить не мог, как далеко зайдёт его идея о блестящем отвлекающем манёвре и обыденном подкопе под банк. А также о том, что бизнесменов объединяют не внешние общие признаки, словом, не то, что бросается в глаза, а то, что они пытаются скрыть, — их меркантильные интересы.

Слава Богу, что англо-саксонский мир сегодня, к вящей печали и Трампа, и Джонсона, уже не охватывает всю планету, и из него выпали целые части света. Но он всё ещё пытается оказывать влияние на мировую политику, ухватив своей дряхлеющей рукой её за глотку.

Трамп это делает с помощью санкций. Борис Джонсон, когда ещё был министром иностранных дел в кабинете своего студенческого приятеля Дэвида Кэмерона, — тоже. Будет ли он делать то же самое сейчас, из премьерского кресла — посмотрим, но ясно одно: санкции уже никого не сдерживают, кроме самих «санкционеров».



Борис Джонсон как-то раньше проявлял понимание этого факта, но растерянно разводил руками, мол, а что делать?! Делать-то нечего.

Так что в санкционном аспекте ничего нового от нового британского правительства ожидать не приходится. Разве что англичане могут поменять объект санкций — обломав зубы об Россию, они перекинутся на Иран, демонстрируя внешнеполитический брексит ещё до Брексита. А с другой стороны, что им ещё делать, вывалившись из телеги ЕС, как не двигаться поближе к американцам? Но хвастаться тут особо нечем.

Зачем в столь стеснённых обстоятельствах тори избрали Бориса Джонсона своим лидером, а значит и премьером-министром, в общем-то понятно. Из-за его «огненной» репутации. Из-за того, что он прослыл бесшабашным и может сжечь все мосты через Ла-Манш. Как говорил другой, более знаменитый турецкоподданный: «Я потомок янычаров, а они не знают жалости ни к женщинам, ни к детям, ни к подпольным миллионерам». Борис Джонсон уже не пожалел несчастную, замученную собственным упрямством и собственными переговорами в Брюсселе Терезу Мэй, отправив её в политическое небытие. Он уже не пожалел её последних политических назначенцев, поганой метлой вышвырнув их из кабинета как скрытых еврооптимистов. Он не пожалел и миллионеров, наживающихся на беспошлинной торговле и переводящих свои капиталы на материк. Не пожалеет он и сам Брюссель! И саму Великобританию, лишь бы избавить её от позора вечных колебаний и неспособности выйти из ЕС, если уж сказала, что выйдет.

«Даже если нового соглашения с ЕС не будет, Великобритания выйдет из Евросоюза», — заявил Джонсон в своём первом выступлении перед Палатой общин, вызвав бурю возмущении у партии лейбористов. Новый премьер заверил, что кабинет немедленно начинает подготовку к так называемому «жёсткому Брекситу», чтобы, «с одной стороны, сократить негативные последствия разрыва с Европой, а с другой — использовать те возможности, которые открываются для Великобритании с выходом из ЕС». По словам Джонсона, это начало новой эры, начало пути к процветанию, который к середине века позволит сделать Великобританию «величайшим местом на Земле».

И снова трамповские нотки: «Британия из фёрст!»

Но зато слова у Джонсона, в отличие от Мэй, не расходятся с делами, по крайней мере пока. Он действительно готовит спасательные круги, а команду сплачивает. Без всякой лишней болтовни всего за один вечер своей первой среды в резиденции премьера он провёл самую масштабную ротацию правительства в современной истории Британии без передачи власти другой партии. Для тори это был шок — половину из них фактически устранили от власти, а к международному «Союзу рыжих» на их глазах присоединилась британская и вполне легальная Лига «брекситёров».


Но возразить Джонсону невозможно, у него ведь карт-бланш смертника, ведущего британский «Титаник» прямо к моменту истины — «или — или»!

Ожидает ли сам Джонсон катастрофы? Полагаю, что нет, ибо никакой катастрофы в Британии с выходом из ЕС не произойдёт, а все стенания по её ожиданию не более чем артистический ход в торге с Брюсселем за сделку. И Джонсон это хорошо понимает. Зато не понимала Мэй, да и куда ей? Но готовиться надо, так что «работа начинается прямо сейчас», как объявил Джонсон своим новым назначенцам. Главными из которых стали…

Пост канцлера казначейства, т. е. министра финансов по-нашему, считается вторым по значимости в правительстве. Резиденция главного казначея короны располагается в доме № 11 по той же Даунинг-стрит, то есть буквально стенка к стенке с резиденцией премьер-министра, что в доме № 10. Кого же туда поселять, как не второго евроскептика после себя, то есть Саджида Джавида?

Кстати, Джавид, который до того занимал пост главы МВД, был одним из основных соперников Джонсона в борьбе за премьерское кресло, однако не прошёл праймериз. Тогда Джавид проявил мудрость, открыто заявил о поддержке своего бывшего соперника и выразил готовность войти в состав его правительства. Высказавшись за подготовку экстренного проекта бюджета на случай выхода Великобритании из ЕС без сделки с Брюсселем, Джавид тут же решил кадровый вопрос в свою пользу.

Главой Форин-офис бывший министр иностранных дел, а ныне премьер-министр назначил своего соратника Доминика Рааба, полгода назад возглавлявшего министерство по выходу страны из Евросоюза и демонстративно покинувшего этот пост в знак того, что выход при Мэй получался не слишком быстрым. Или совсем не получался.

Ну и третий назначенец, вернее назначенка, — люто ненавидящая Евросоюз индуска угандийского происхождения и активистка движения «Голосуй за выход» Прити Пател. Она стала министром внутренних дел.

Легионы выстроены, штандарты подняты — куда маршируем?

На выход!

Такая решимость испугала даже лидера лейбористов Джереми Корбина, который раньше был против сделки с Брюсселем, а теперь вдруг за.

А Джонсон, не моргнув глазом, ему в ответ: 31 октября выйдем, и всё тут! «И ни днём позже, без каких-либо но и если», — поклялся он на входе в свою новую резиденцию.

Кажется, Конан Дойл устами Шерлока Холмса уже учил нас не обращать внимания на то, что ярко бросается в глаза, и смотреть в сторону… и в тень. То есть в подоплёку.

Дональд Трамп положительно оценил избрание Бориса Джонсона на пост главы британского правительства. Президент США заметил, что их часто сравнивают, в том числе из-за внешнего сходства, охарактеризовал главу британского правительства как «жёсткого и умного» человека и понадеялся, что тому удастся завершить Брексит: «Борис хороший. Он отлично справится с работой».

Для чего же нужен новый «Союз рыжих»? Думается, главная работа Джонсона не просто чётко исполнить «жёсткий Брексит», а под его шумок сделать незаметный подкоп под весь Европейский союз как главного конкурента США. Исполнит это Джонсон и станет не просто хорошим — ему даже вернут американское гражданство. Оно ведь, кстати, было у ещё одного британского премьера — сэра Уинстона Черчилля.
[/quote]

#Trump

#Trump
Дипломник
Дипломник

[quote="#Trump"]новый премьер Великобритании Борис Джонсон, потомок последнего министра внутренних дел Османской империи Али Кемаля, родившийся в США, обладает самой заметной и светлой после Дональда Трампа причёской в мире. Которая лучше всего смотрится — Борис Джонсон в этом просто убеждён — именно на фоне знаменитой чёрной двери, ведущей в дом на Даунинг-стрит, 10.

Итак, два рыжих человека занимают два самых важных политических поста в современном англо-саксонском мире.

Сэр Артур Конан Дойл, когда писал свой детективный рассказ «Союз рыжих», наверняка и предположить не мог, как далеко зайдёт его идея о блестящем отвлекающем манёвре и обыденном подкопе под банк. А также о том, что бизнесменов объединяют не внешние общие признаки, словом, не то, что бросается в глаза, а то, что они пытаются скрыть, — их меркантильные интересы.

Слава Богу, что англо-саксонский мир сегодня, к вящей печали и Трампа, и Джонсона, уже не охватывает всю планету, и из него выпали целые части света. Но он всё ещё пытается оказывать влияние на мировую политику, ухватив своей дряхлеющей рукой её за глотку.

Трамп это делает с помощью санкций. Борис Джонсон, когда ещё был министром иностранных дел в кабинете своего студенческого приятеля Дэвида Кэмерона, — тоже. Будет ли он делать то же самое сейчас, из премьерского кресла — посмотрим, но ясно одно: санкции уже никого не сдерживают, кроме самих «санкционеров».



Борис Джонсон как-то раньше проявлял понимание этого факта, но растерянно разводил руками, мол, а что делать?! Делать-то нечего.

Так что в санкционном аспекте ничего нового от нового британского правительства ожидать не приходится. Разве что англичане могут поменять объект санкций — обломав зубы об Россию, они перекинутся на Иран, демонстрируя внешнеполитический брексит ещё до Брексита. А с другой стороны, что им ещё делать, вывалившись из телеги ЕС, как не двигаться поближе к американцам? Но хвастаться тут особо нечем.

Зачем в столь стеснённых обстоятельствах тори избрали Бориса Джонсона своим лидером, а значит и премьером-министром, в общем-то понятно. Из-за его «огненной» репутации. Из-за того, что он прослыл бесшабашным и может сжечь все мосты через Ла-Манш. Как говорил другой, более знаменитый турецкоподданный: «Я потомок янычаров, а они не знают жалости ни к женщинам, ни к детям, ни к подпольным миллионерам». Борис Джонсон уже не пожалел несчастную, замученную собственным упрямством и собственными переговорами в Брюсселе Терезу Мэй, отправив её в политическое небытие. Он уже не пожалел её последних политических назначенцев, поганой метлой вышвырнув их из кабинета как скрытых еврооптимистов. Он не пожалел и миллионеров, наживающихся на беспошлинной торговле и переводящих свои капиталы на материк. Не пожалеет он и сам Брюссель! И саму Великобританию, лишь бы избавить её от позора вечных колебаний и неспособности выйти из ЕС, если уж сказала, что выйдет.

«Даже если нового соглашения с ЕС не будет, Великобритания выйдет из Евросоюза», — заявил Джонсон в своём первом выступлении перед Палатой общин, вызвав бурю возмущении у партии лейбористов. Новый премьер заверил, что кабинет немедленно начинает подготовку к так называемому «жёсткому Брекситу», чтобы, «с одной стороны, сократить негативные последствия разрыва с Европой, а с другой — использовать те возможности, которые открываются для Великобритании с выходом из ЕС». По словам Джонсона, это начало новой эры, начало пути к процветанию, который к середине века позволит сделать Великобританию «величайшим местом на Земле».

И снова трамповские нотки: «Британия из фёрст!»

Но зато слова у Джонсона, в отличие от Мэй, не расходятся с делами, по крайней мере пока. Он действительно готовит спасательные круги, а команду сплачивает. Без всякой лишней болтовни всего за один вечер своей первой среды в резиденции премьера он провёл самую масштабную ротацию правительства в современной истории Британии без передачи власти другой партии. Для тори это был шок — половину из них фактически устранили от власти, а к международному «Союзу рыжих» на их глазах присоединилась британская и вполне легальная Лига «брекситёров».


Но возразить Джонсону невозможно, у него ведь карт-бланш смертника, ведущего британский «Титаник» прямо к моменту истины — «или — или»!

Ожидает ли сам Джонсон катастрофы? Полагаю, что нет, ибо никакой катастрофы в Британии с выходом из ЕС не произойдёт, а все стенания по её ожиданию не более чем артистический ход в торге с Брюсселем за сделку. И Джонсон это хорошо понимает. Зато не понимала Мэй, да и куда ей? Но готовиться надо, так что «работа начинается прямо сейчас», как объявил Джонсон своим новым назначенцам. Главными из которых стали…

Пост канцлера казначейства, т. е. министра финансов по-нашему, считается вторым по значимости в правительстве. Резиденция главного казначея короны располагается в доме № 11 по той же Даунинг-стрит, то есть буквально стенка к стенке с резиденцией премьер-министра, что в доме № 10. Кого же туда поселять, как не второго евроскептика после себя, то есть Саджида Джавида?

Кстати, Джавид, который до того занимал пост главы МВД, был одним из основных соперников Джонсона в борьбе за премьерское кресло, однако не прошёл праймериз. Тогда Джавид проявил мудрость, открыто заявил о поддержке своего бывшего соперника и выразил готовность войти в состав его правительства. Высказавшись за подготовку экстренного проекта бюджета на случай выхода Великобритании из ЕС без сделки с Брюсселем, Джавид тут же решил кадровый вопрос в свою пользу.

Главой Форин-офис бывший министр иностранных дел, а ныне премьер-министр назначил своего соратника Доминика Рааба, полгода назад возглавлявшего министерство по выходу страны из Евросоюза и демонстративно покинувшего этот пост в знак того, что выход при Мэй получался не слишком быстрым. Или совсем не получался.

Ну и третий назначенец, вернее назначенка, — люто ненавидящая Евросоюз индуска угандийского происхождения и активистка движения «Голосуй за выход» Прити Пател. Она стала министром внутренних дел.

Легионы выстроены, штандарты подняты — куда маршируем?

На выход!

Такая решимость испугала даже лидера лейбористов Джереми Корбина, который раньше был против сделки с Брюсселем, а теперь вдруг за.

А Джонсон, не моргнув глазом, ему в ответ: 31 октября выйдем, и всё тут! «И ни днём позже, без каких-либо но и если», — поклялся он на входе в свою новую резиденцию.

Кажется, Конан Дойл устами Шерлока Холмса уже учил нас не обращать внимания на то, что ярко бросается в глаза, и смотреть в сторону… и в тень. То есть в подоплёку.

Дональд Трамп положительно оценил избрание Бориса Джонсона на пост главы британского правительства. Президент США заметил, что их часто сравнивают, в том числе из-за внешнего сходства, охарактеризовал главу британского правительства как «жёсткого и умного» человека и понадеялся, что тому удастся завершить Брексит: «Борис хороший. Он отлично справится с работой».

Для чего же нужен новый «Союз рыжих»? Думается, главная работа Джонсона не просто чётко исполнить «жёсткий Брексит», а под его шумок сделать незаметный подкоп под весь Европейский союз как главного конкурента США. Исполнит это Джонсон и станет не просто хорошим — ему даже вернут американское гражданство. Оно ведь, кстати, было у ещё одного британского премьера — сэра Уинстона Черчилля.
[/quote]

#Trump

#Trump
Дипломник
Дипломник

[quote="#Trump"]новый премьер Великобритании Борис Джонсон, потомок последнего министра внутренних дел Османской империи Али Кемаля, родившийся в США, обладает самой заметной и светлой после Дональда Трампа причёской в мире. Которая лучше всего смотрится — Борис Джонсон в этом просто убеждён — именно на фоне знаменитой чёрной двери, ведущей в дом на Даунинг-стрит, 10.

Итак, два рыжих человека занимают два самых важных политических поста в современном англо-саксонском мире.

Сэр Артур Конан Дойл, когда писал свой детективный рассказ «Союз рыжих», наверняка и предположить не мог, как далеко зайдёт его идея о блестящем отвлекающем манёвре и обыденном подкопе под банк. А также о том, что бизнесменов объединяют не внешние общие признаки, словом, не то, что бросается в глаза, а то, что они пытаются скрыть, — их меркантильные интересы.

Слава Богу, что англо-саксонский мир сегодня, к вящей печали и Трампа, и Джонсона, уже не охватывает всю планету, и из него выпали целые части света. Но он всё ещё пытается оказывать влияние на мировую политику, ухватив своей дряхлеющей рукой её за глотку.

Трамп это делает с помощью санкций. Борис Джонсон, когда ещё был министром иностранных дел в кабинете своего студенческого приятеля Дэвида Кэмерона, — тоже. Будет ли он делать то же самое сейчас, из премьерского кресла — посмотрим, но ясно одно: санкции уже никого не сдерживают, кроме самих «санкционеров».



Борис Джонсон как-то раньше проявлял понимание этого факта, но растерянно разводил руками, мол, а что делать?! Делать-то нечего.

Так что в санкционном аспекте ничего нового от нового британского правительства ожидать не приходится. Разве что англичане могут поменять объект санкций — обломав зубы об Россию, они перекинутся на Иран, демонстрируя внешнеполитический брексит ещё до Брексита. А с другой стороны, что им ещё делать, вывалившись из телеги ЕС, как не двигаться поближе к американцам? Но хвастаться тут особо нечем.

Зачем в столь стеснённых обстоятельствах тори избрали Бориса Джонсона своим лидером, а значит и премьером-министром, в общем-то понятно. Из-за его «огненной» репутации. Из-за того, что он прослыл бесшабашным и может сжечь все мосты через Ла-Манш. Как говорил другой, более знаменитый турецкоподданный: «Я потомок янычаров, а они не знают жалости ни к женщинам, ни к детям, ни к подпольным миллионерам». Борис Джонсон уже не пожалел несчастную, замученную собственным упрямством и собственными переговорами в Брюсселе Терезу Мэй, отправив её в политическое небытие. Он уже не пожалел её последних политических назначенцев, поганой метлой вышвырнув их из кабинета как скрытых еврооптимистов. Он не пожалел и миллионеров, наживающихся на беспошлинной торговле и переводящих свои капиталы на материк. Не пожалеет он и сам Брюссель! И саму Великобританию, лишь бы избавить её от позора вечных колебаний и неспособности выйти из ЕС, если уж сказала, что выйдет.

«Даже если нового соглашения с ЕС не будет, Великобритания выйдет из Евросоюза», — заявил Джонсон в своём первом выступлении перед Палатой общин, вызвав бурю возмущении у партии лейбористов. Новый премьер заверил, что кабинет немедленно начинает подготовку к так называемому «жёсткому Брекситу», чтобы, «с одной стороны, сократить негативные последствия разрыва с Европой, а с другой — использовать те возможности, которые открываются для Великобритании с выходом из ЕС». По словам Джонсона, это начало новой эры, начало пути к процветанию, который к середине века позволит сделать Великобританию «величайшим местом на Земле».

И снова трамповские нотки: «Британия из фёрст!»

Но зато слова у Джонсона, в отличие от Мэй, не расходятся с делами, по крайней мере пока. Он действительно готовит спасательные круги, а команду сплачивает. Без всякой лишней болтовни всего за один вечер своей первой среды в резиденции премьера он провёл самую масштабную ротацию правительства в современной истории Британии без передачи власти другой партии. Для тори это был шок — половину из них фактически устранили от власти, а к международному «Союзу рыжих» на их глазах присоединилась британская и вполне легальная Лига «брекситёров».


Но возразить Джонсону невозможно, у него ведь карт-бланш смертника, ведущего британский «Титаник» прямо к моменту истины — «или — или»!

Ожидает ли сам Джонсон катастрофы? Полагаю, что нет, ибо никакой катастрофы в Британии с выходом из ЕС не произойдёт, а все стенания по её ожиданию не более чем артистический ход в торге с Брюсселем за сделку. И Джонсон это хорошо понимает. Зато не понимала Мэй, да и куда ей? Но готовиться надо, так что «работа начинается прямо сейчас», как объявил Джонсон своим новым назначенцам. Главными из которых стали…

Пост канцлера казначейства, т. е. министра финансов по-нашему, считается вторым по значимости в правительстве. Резиденция главного казначея короны располагается в доме № 11 по той же Даунинг-стрит, то есть буквально стенка к стенке с резиденцией премьер-министра, что в доме № 10. Кого же туда поселять, как не второго евроскептика после себя, то есть Саджида Джавида?

Кстати, Джавид, который до того занимал пост главы МВД, был одним из основных соперников Джонсона в борьбе за премьерское кресло, однако не прошёл праймериз. Тогда Джавид проявил мудрость, открыто заявил о поддержке своего бывшего соперника и выразил готовность войти в состав его правительства. Высказавшись за подготовку экстренного проекта бюджета на случай выхода Великобритании из ЕС без сделки с Брюсселем, Джавид тут же решил кадровый вопрос в свою пользу.

Главой Форин-офис бывший министр иностранных дел, а ныне премьер-министр назначил своего соратника Доминика Рааба, полгода назад возглавлявшего министерство по выходу страны из Евросоюза и демонстративно покинувшего этот пост в знак того, что выход при Мэй получался не слишком быстрым. Или совсем не получался.

Ну и третий назначенец, вернее назначенка, — люто ненавидящая Евросоюз индуска угандийского происхождения и активистка движения «Голосуй за выход» Прити Пател. Она стала министром внутренних дел.

Легионы выстроены, штандарты подняты — куда маршируем?

На выход!

Такая решимость испугала даже лидера лейбористов Джереми Корбина, который раньше был против сделки с Брюсселем, а теперь вдруг за.

А Джонсон, не моргнув глазом, ему в ответ: 31 октября выйдем, и всё тут! «И ни днём позже, без каких-либо но и если», — поклялся он на входе в свою новую резиденцию.

Кажется, Конан Дойл устами Шерлока Холмса уже учил нас не обращать внимания на то, что ярко бросается в глаза, и смотреть в сторону… и в тень. То есть в подоплёку.

Дональд Трамп положительно оценил избрание Бориса Джонсона на пост главы британского правительства. Президент США заметил, что их часто сравнивают, в том числе из-за внешнего сходства, охарактеризовал главу британского правительства как «жёсткого и умного» человека и понадеялся, что тому удастся завершить Брексит: «Борис хороший. Он отлично справится с работой».

Для чего же нужен новый «Союз рыжих»? Думается, главная работа Джонсона не просто чётко исполнить «жёсткий Брексит», а под его шумок сделать незаметный подкоп под весь Европейский союз как главного конкурента США. Исполнит это Джонсон и станет не просто хорошим — ему даже вернут американское гражданство. Оно ведь, кстати, было у ещё одного британского премьера — сэра Уинстона Черчилля.
[/quote]

Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 1]

Похожие темы

-

» Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон предупредил, что Британия отстает от Италии всего на пару недель
» Премьер-министр Пакистана Имран Хан считает «самой большой ошибкой» участие страны в операции США в Афганистане, которая началась после терактов 11 сентября 2001 года
» Жесткий Brexit неизбежен. Триумф фрика - Борис Джонсон стал премьер-министром Британии. Бывший министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон победил в голосовании на пост главы правящей Консервативной партии и автоматически получил пост
» Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон заявил, что страны НАТО не ставят под сомнение величие России
» Премьер-министр Великобритании Борис Джонсон выступил с открытым приглашением российским ученым, недовольным политикой Путина и ситуацией в стране, переезжать в Великобританию

Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения