Alpenforum

Альпийский форум, нейтральный взгляд - политика онлайн

Вы не подключены. Войдите или зарегистрируйтесь

Переписка Ленина и Зиновьева

На страницу : 1, 2, 3, 4, 5, 6  Следующий

Начать новую тему  Ответить на тему

Перейти вниз  Сообщение [Страница 1 из 6]

империалиcт

империалиcт
Студент
Студент
Письмо Ленина к Григорию Зиновьеву (1 июля 1917 г.): 

"Григории! Обстоятельства сложились так, что мне необходимо немедленно скрыться из Петрограда. Далеко уехать не могу, дела не позволяют. Товарищи предлагают одно место, про которое говорят, что оно вполне безопасное. Но так скучно быть одному, особенно в такое время... Присоединяйся ко мне, и мы проведем вдвоем чудные денечки вдали от всего... Если можешь уединиться со мной, телефонируй быстрее - я дам указание, чтобы там все приготовили для двух человек..."

Это письмо написано в июле 1917 года, когда Ленин собирался покинуть Петроград и поселиться с Зиновьевым в Разливе, в ставшем потом знаменитым шалаше. Именно там взаимоотношения Ленина с Зиновьевым получили свое развитие. Они провели там наедине много времени, и, очевидно, это окончательно вскружило голову Зиновьеву. Потому что в сентябре он пишет из Петрограда Ленину в Финляндию. 

"Дорогой Вова! Ты не поверишь, как я скучаю тут без тебя, как мне не хватает тебя и наших с тобой ласк... Ты не поверишь, я не прикасался ни к кому с тех пор, как ты уехал. Ты можешь быть совершенно уверен в моем чувстве к тебе и в верности. Поверь, ни к мужчине, ни, тем более к женщине, не прикасался и не прикоснусь. Только ты - мой близкий человек... Приезжай, не бойся, я все устрою наилучшим образом".

Вероятно, Ленин не откликнулся на это письмо, и тогда Зиновьев, спустя неделю, пишет следующее, вдогонку за первым: 

"Милый Вова! Ты не отвечаешь мне, наверное, забыл своего Гершеле... А я приготовил для нас с тобой замечательный уголок. Мы сможем бывать там в любое время, когда только захотим. Это - прекрасная квартирка, где нам будет хорошо, и никто не помешает нашей любви. 

Будет так же хорошо, как и прежде. Я вспоминаю, какое счастье было для меня встретиться с тобой. Помнишь, еще в Женеве, когда нам приходилось скрываться от этой женщины... Никто не поймет нас, наше чувство, нашу взаимную привязанность... Приезжай скорее, я жду тебя, мой цветок. Твой Гершель".

В конце октября товарищи по партийной борьбе, наконец, встретились. Случился октябрьский переворот, и Ленин вернулся в Петроград. Зиновьев выехал в это время в Москву руководить там завершением переворота. Оттуда он пишет Ленину: 

"Ильич! Все, что ты мне поручил, я выполнил. А что еще не успел, обязательно сделаю... Здесь очень тяжело и непросто, но меня согревает мысль, что уже через несколько дней я увижу тебя и заключу в свои объятия. Хранишь ли ты наше гнездышко? Не водишь ли туда других? Я очень переживаю тут, и только надежда на твою верность согревает меня... 
Целую тебя в твою марксистскую попочку. Твой Гершель".

При чтении этих записок у меня сразу возникли два вопроса. Первый - кто была та женщина, от которой Ленин с Зиновьевым скрывались в Женеве? И второй вопрос - кто из них был активным любовником, а кто пассивным... 

Кто была та женщина, скоро выяснилось. В 1918 году Зиновьев уже пишет о ней более конкретно: 

"Вова! Каждый раз, когда я оказываюсь далеко от тебя, я мучаюсь ужасно. Мне все время кажется, что я вот сижу тут, тоскую по тебе, а ты как раз в эту минуту изменяешь мне. Ты ведь большой баловник, я-то знаю... Не всегда можно устоять, особенно в разлуке с любимым. Но я держусь и ничего себе не позволяю. А у тебя положение скверное - нужно всегда быть рядом с Надей. Понимаю тебя, все понимаю... И как тяжело притворяться перед окружающими, тоже понимаю. Сейчас хоть стало немного легче - не нужно ничего от нее скрывать. Не то, что тогда в Женеве, когда она впервые нас застала..."

Надо понимать, что тогда в Женеве, когда Зиновьев и Ленин впервые сошлись в постели, их застала за этим Надежда Крупская - гражданская жена Ульянова. А потом, после, Ленин уже открылся ей, и она смирилась с его наклонностями и не препятствовала бурно протекающему роману с Зиновьевым.
 
Потом появился ответ на второй вопрос. В следующем письме к Ленину с фронта Зиновьев спрашивает шутливо: 

"Вова! Не заросла ли твоя попочка за время нашей разлуки? Не стала ли она уже за это время?.. Скоро я приеду, как только управлюсь тут с делами, и мы займемся прочисткой твоей милой попки".

Значит, Ленин был пассивным, а Зиновьев - активным любовником. И это подтверждается следующим письмом. Оно написано из-под Нарвы весной 1981 года, когда был разгромлен Юденич. Красная Армия остановилась на эстонской границе, и Зиновьев собирался вернуться с победой в Петроград. Он ликует и совсем теряет осторожность в выражениях. 

"Вова, я скоро приеду и больше не выпущу тебя из своих объятий, что бы ни говорила эта грымза! Враг бежит по всему фронту и, думаю, больше с этой стороны не сунется. Так что жди меня и спеши подмываться, я скоро буду".

Однако, не прошло и нескольких месяцев, как в отношениях любовников назревает разрыв. Он, как всегда бывает в таких случаях, связан с ревностью. Мы узнаем об этом из письма самого Ленина, которое он написал Зиновьеву, находившемуся в то время на Северном Кавказе. Ленин пишет ему почему-то по-немецки. 

"Милый Гершеле! Ты совсем не должен обижаться на меня. Я чувствую, что ты намеренно затягиваешь свое пребывание на Кавказе, хотя обстановка этого совсем не требует. Вероятно, ты обижаешься на меня. Но я тут не виноват. Это все твои глупые подозрения. То, что касается Лейбы и меня - это было лишь однократно и больше не повторится... Жду тебя и мы помиримся в нашем чудесном гнездышке". 
И подпись в конце по-русски: "Твой всегда Вова".

"Ильич, - следует немедленно из Владикавказа ответ Зиновьева. 
- Это совсем не глупые подозрения насчет тебя и Лейбы. Кто же не видел как ты кружил вокруг него все последнее время? Во всяком случае, у меня есть глаза, и я достаточно долго тебя знаю, чтобы судить... Мне ли не знать, как загораются твои глазки, когда ты видишь мужчину с крупным орудием. Ты сам всегда говорил, что у маленьких фигурой мужчин великолепные орудия... Я же не слепой и видел прекрасно, что ты готов забыть нашу любовь ради романчика с Лейбой. Конечно, он сейчас рядом с тобой и ему легко тебя соблазнить. Или это ты его соблазнил?.."
 
Действительно, в то время Лейба Троцкий - наркомвоенмор Республики - был продолжительное время в Москве рядом с Лениным. И, надо полагать, тут у двух вождей и зародилось взаимное чувство. 

Лейба Троцкий, бравый нарком обороны, пламенный трибун и оратор, занял в ленинской постели место Зиновьева... 

Ленин же продолжал оправдываться перед Григорием. Он, вероятно, чувствовал, что его связь с Троцким будет непродолжительной, и что вскоре Лев Давыдович бросит его, увлекшись очередной женщиной. Все же Троцкий больше склонялся к женщинам, чем к своим товарищам по революционной борьбе. Только, наверное, для Ленина он сделал исключение, уважил. И вот Ленин пишет на Кавказ Зиновьеву: 

"Не обижайся на меня, Гершеле. Ты прав, я действительно не смог устоять. Лейба такой брутальный мужчина. Он просто обволакивает меня своей лаской. А я так в ней нуждаюсь, особенно в такой напряженно политический момент. Мне очень трудно без ласки, а ты уехал, негодник. Вот я и не устоял. Но ты ведь простишь мне эту маленькую слабость, Гершеле? Возвращайся, и ты увидишь, что я полон любви к тебе. Твоя маленькая Вова".

Вероятно, этот маленький пассаж с "маленькой Вовой" окончательно успокоил Зиновьева. Он утвердился в мыслях, что их связь не прервалась, а только на время была омрачена связью "Вовы" с коварным Лейбой-обольстителем. 

Григорий понесся в Москву, и с тех пор в архиве его больше нет соответствующих писем. Может быть любовники нашли иной способ связи, или Зиновьев потом уничтожил следы переписки... 

Вскоре, однако, злодейская пуля эсерки Каплан сильно повредила здоровью Ленина. С той поры оно было подорвано, и постепенно и половые отношения Ленина с Григорием сошли на нет. Во всяком случае последней, относящейся к данному вопросу запиской, были несколько строк, написанные рукой Крупской. Она пишет Зиновьеву в середине двадцать второго года: 

"Прошу вас не беспокоить больше моего мужа своими домогательствами и просьбами о свидании. Пора бы уже и вам угомониться. Сколько же можно с моей стороны терпеть такое ваше бесстыдство! Ильич болен, вы же знаете это, и излишне говорить вам, взрослому человеку, что ваши шалости на сей раз могут только окончательно подорвать здоровье Ильича. Прошу вас больше не склонять его к тому, на что он всегда слишком охотно шел. Надеюсь, вы поймете это мое письмо. Оно продиктовано заботой о здоровье моего мужа".

Не случайно Зиновьев часто в письмах к Ленину неуважительно отзывался о Крупской: 

"Та женщина, которая мешала нам в Женеве..."

Теперь она взяла реванш. Столько лет быть отвергнутой собственным мужем ради любовника - это было трудно перенести. Вот теперь, когда Ленин слег и стал беспомощным, Надежда Константиновна решила поставить все на свои места. Больше она не допускала свиданий мужа с Зиновьевым наедине - только в присутствии своем или других членов Политбюро. 

В конце тридцатых годов, после ареста и казни Зиновьева, эти архивные материалы попали в руки НКВД и, несомненно, были доложены Сталину. Почему он не распорядился их уничтожить? 

Вероятно, по двум причинам. Во-первых, для него все это, несомненно, не было тайной. И он и прежде прекрасно был осведомлен об отношениях Ленина с Зиновьевым и Троцким. Не случайно, поэтому подчеркнуто пренебрежительное отношение Сталина к Крупской. Что ему было ее уважать, если он знал о том, что она - всего лишь ширма для утех своего мужа? 

Второй же причиной, вероятно, была та, что Сталин решил придержать эти письма на тот случай, если бы пришла пора посмертно скомпрометировать Ленина. Если на каком то этапе Сталин вдруг решил отказаться от "ленинского наследия" и остаться единственным незапятнанным борцом революции, ему бы как раз весьма пригодились эти письма. 

Так или иначе, а архив сохранился до наших дней. И мы можем с удивлением обнаружить, что Ленин был обычным гомосексуалом...

К.Иорданский

К.Иорданский
Гуру
Гуру
дебиловатость жидобандер бьет все рекорды...стоило ли пыхтеть и потеть, подделывая аккаунт уважаемого форумчанина и перенося грехи своих ублюдочных нацистских вождей на уважаемых исторических личностей, если твои рога таки выпирают из-под маски Импера? santa

Бурундук

Anonymous
Гость
Дюшины бабьи сиськи выпирают из под аватара импера.

формат

формат
Гуру
Гуру
@К.Иорданский пишет: на уважаемых исторических личностей, если твои рога таки выпирают из-под маски Импера? santa
Иорданский, безотносительно темы топика и личных как я понимаю теперь фрифорумских отношений и споров ))
если Зиновьев уважаемая историческая личность, то зачем его расстреляли бывшие соратники?

Власть такая штука

Anonymous
Гость
А кого не расстреливали бывшие соратники ? Ты посмотри кто был возле Путина в первый год его правления и где они сейчас ?

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
К юбилею с лица вождей "революции" слезает лакировка. Я не сторонник что то делать с телами мертвых, но мавзолей с мумией педераста и немецкого шпиона на Красной площади - это конечно ненормально.

К.Иорданский

К.Иорданский
Гуру
Гуру
@формат пишет:
@К.Иорданский пишет: на уважаемых исторических личностей, если твои рога таки выпирают из-под маски Импера? santa
Иорданский, безотносительно темы топика и личных как я понимаю теперь фрифорумских отношений и споров ))
если Зиновьев уважаемая историческая личность, то зачем его расстреляли бывшие соратники?
да пофигу мне лично, Формат, как Зиновьев так даже и такая масштабная личность как Ленин, меня удивляет это наше публичное расковыривание несуществующих гнойников...все этапы развития нашей страны это наша история, даже эра таких ничтожеств как Михаил Сергеевич и Борис Николаич, впервые в истории человечества разрушивших доверенное им государство сверху))
и если мы сами в поте лица творим из наших руководителей  от Ивана Грозного до Сталина и Брежнева
сплошных монстров с идиотскими заболеваниями и еще более идиотскими наклонностями, то по почему удивляемся когда полоумные бивисы и славы переносят эту сочиненную нашими писаками грязную фантазию с наших вождей на весь русский народ? santa

Хеночка

Хеночка
Гуру
Гуру
А еще он гриб...


_________________
Хорошо не только там где нас нет, но где и духу нашего не было (с), путешествуйте!

формат

формат
Гуру
Гуру
@К.Иорданский пишет:
@формат пишет:
Иорданский, безотносительно темы топика и личных как я понимаю теперь фрифорумских отношений и споров ))
если Зиновьев уважаемая историческая личность, то зачем его расстреляли бывшие соратники?
да пофигу мне лично, Формат, как Зиновьев так даже и такая масштабная личность как Ленин, меня удивляет это наше публичное расковыривание несуществующих гнойников...все этапы развития нашей страны это наша история, даже эра таких ничтожеств как Михаил Сергеевич и Борис Николаич, впервые в истории человечества разрушивших доверенное им государство сверху))
и если мы сами в поте лица творим из наших руководителей  от Ивана Грозного до Сталина и Брежнева
сплошных монстров с идиотскими заболеваниями и еще более идиотскими наклонностями, то по почему удивляемся когда полоумные бивисы и славы переносят эту сочиненную нашими писаками грязную фантазию с наших вождей на весь русский народ? santa

так я не удивляюсь)
потом если уж расширять так сказать тему и углублять, то еще в сов.школе учили что дореволюционная Россия была отсталым нищим  государством без дорог и лампочек ильича..
и вся история до 1917 года это треш и угар.
потом при Сталине уже во врагов записали бывших соратников. ну собсно где-то место имело быть.
при Хрущеве записали во враги самого Сталина.
при Брежневе обвинили Хрущева, ну и т.д. и т.п.)
если мы об этом заговорили)
это не нами поднимается лично вопрос. а поднят задолго до нас, и на самом верху.. а на бивисов и слав не надо обращать внимания.
нашли проблему)

Хитрый Хвост

Хитрый Хвост
Гуру
Гуру
потом если уж расширять так сказать тему и углублять, то еще в сов.школе учили что дореволюционная Россия была отсталым нищим  государством без дорог и лампочек ильича..

Ну да. И совсем не рассказывали про Ползунова, Ломоносова, Черепановых, Менделеева, Можайского итд итп. И прямо как сейчас с ВОВ, умудрялись подать Отечественную войну 1812 года, ни разу не упомянув руководителя страны. Хотя участие Александра-1 и Сталина в командовании войсками весьма различалось.

формат

формат
Гуру
Гуру
ага... про Левшу я еще забыл добавить..


_________________
Бой закончился тем, что обе стороны объявили о своей победе (с)

империалист

империалист
Гуру
Гуру
@формат пишет:ага... про Левшу я еще забыл добавить..

А я пожалуй добавлю про героический русский народ победивший Наполеона вопреки тиранам Романовым, и их прихвостням. И ваще,  такое людоедство устроили перед войной что пришлось Мосвку отдать. Во как!

формат

формат
Гуру
Гуру
все правильно. при Сталине Москву и Ленинград иногда минировали, если верить очевидцам.. на войне как на войне.

Хитрый Хвост

Хитрый Хвост
Гуру
Гуру
@формат пишет:все правильно. при Сталине Москву и Ленинград минировали, если верить очевидцам.. на войне как на войне.

Левша сказочный персонаж, однако. Но роль Кулибина в точечной механизации отсталой России большевики не умаляли, это я точно помню. Переписка Ленина и Зиновьева  2741793389

империалист

империалист
Гуру
Гуру
@формат пишет:все правильно. при Сталине Москву и Ленинград иногда минировали, если верить очевидцам.. на войне как на войне.

Не иногда а вполне конкретно. Даже планы минирования вроде сохранились. То что Москву удержали  - чудо. По всем серьезным аналитическим выкладкам 2-3месяца и танки вермахта должны были упереться в уральские горы. И это не вопрос ошибки анализа, это вопрос источника этого чуда.

_J0ker

_J0ker
Гуру
Гуру
@К.Иорданский пишет:дебиловатость жидобандер бьет все рекорды...стоило ли пыхтеть и потеть, подделывая аккаунт уважаемого форумчанина и перенося грехи своих ублюдочных нацистских вождей на уважаемых исторических личностей, если твои рога таки выпирают из-под маски Импера? santa
Я сколько раз говорил что надо баны вводить, хотя бы для того что бы урождённых дебилов отсеивать.

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
@империалиcт пишет:
Письмо Ленина к Григорию Зиновьеву (1 июля 1917 г.): 

"Григории! Обстоятельства сложились так, что мне необходимо немедленно скрыться из Петрограда. Далеко уехать не могу, дела не позволяют. Товарищи предлагают одно место, про которое говорят, что оно вполне безопасное. Но так скучно быть одному, особенно в такое время... Присоединяйся ко мне, и мы проведем вдвоем чудные денечки вдали от всего... Если можешь уединиться со мной, телефонируй быстрее - я дам указание, чтобы там все приготовили для двух человек..."

Это письмо написано в июле 1917 года, когда Ленин собирался покинуть Петроград и поселиться с Зиновьевым в Разливе, в ставшем потом знаменитым шалаше. Именно там взаимоотношения Ленина с Зиновьевым получили свое развитие. Они провели там наедине много времени, и, очевидно, это окончательно вскружило голову Зиновьеву. Потому что в сентябре он пишет из Петрограда Ленину в Финляндию. 

"Дорогой Вова! Ты не поверишь, как я скучаю тут без тебя, как мне не хватает тебя и наших с тобой ласк... Ты не поверишь, я не прикасался ни к кому с тех пор, как ты уехал. Ты можешь быть совершенно уверен в моем чувстве к тебе и в верности. Поверь, ни к мужчине, ни, тем более к женщине, не прикасался и не прикоснусь. Только ты - мой близкий человек... Приезжай, не бойся, я все устрою наилучшим образом".

Вероятно, Ленин не откликнулся на это письмо, и тогда Зиновьев, спустя неделю, пишет следующее, вдогонку за первым: 

"Милый Вова! Ты не отвечаешь мне, наверное, забыл своего Гершеле... А я приготовил для нас с тобой замечательный уголок. Мы сможем бывать там в любое время, когда только захотим. Это - прекрасная квартирка, где нам будет хорошо, и никто не помешает нашей любви. 

Будет так же хорошо, как и прежде. Я вспоминаю, какое счастье было для меня встретиться с тобой. Помнишь, еще в Женеве, когда нам приходилось скрываться от этой женщины... Никто не поймет нас, наше чувство, нашу взаимную привязанность... Приезжай скорее, я жду тебя, мой цветок. Твой Гершель".

В конце октября товарищи по партийной борьбе, наконец, встретились. Случился октябрьский переворот, и Ленин вернулся в Петроград. Зиновьев выехал в это время в Москву руководить там завершением переворота. Оттуда он пишет Ленину: 

"Ильич! Все, что ты мне поручил, я выполнил. А что еще не успел, обязательно сделаю... Здесь очень тяжело и непросто, но меня согревает мысль, что уже через несколько дней я увижу тебя и заключу в свои объятия. Хранишь ли ты наше гнездышко? Не водишь ли туда других? Я очень переживаю тут, и только надежда на твою верность согревает меня... 
Целую тебя в твою марксистскую попочку. Твой Гершель".

При чтении этих записок у меня сразу возникли два вопроса. Первый - кто была та женщина, от которой Ленин с Зиновьевым скрывались в Женеве? И второй вопрос - кто из них был активным любовником, а кто пассивным... 

Кто была та женщина, скоро выяснилось. В 1918 году Зиновьев уже пишет о ней более конкретно: 

"Вова! Каждый раз, когда я оказываюсь далеко от тебя, я мучаюсь ужасно. Мне все время кажется, что я вот сижу тут, тоскую по тебе, а ты как раз в эту минуту изменяешь мне. Ты ведь большой баловник, я-то знаю... Не всегда можно устоять, особенно в разлуке с любимым. Но я держусь и ничего себе не позволяю. А у тебя положение скверное - нужно всегда быть рядом с Надей. Понимаю тебя, все понимаю... И как тяжело притворяться перед окружающими, тоже понимаю. Сейчас хоть стало немного легче - не нужно ничего от нее скрывать. Не то, что тогда в Женеве, когда она впервые нас застала..."

Надо понимать, что тогда в Женеве, когда Зиновьев и Ленин впервые сошлись в постели, их застала за этим Надежда Крупская - гражданская жена Ульянова. А потом, после, Ленин уже открылся ей, и она смирилась с его наклонностями и не препятствовала бурно протекающему роману с Зиновьевым.
 
Потом появился ответ на второй вопрос. В следующем письме к Ленину с фронта Зиновьев спрашивает шутливо: 

"Вова! Не заросла ли твоя попочка за время нашей разлуки? Не стала ли она уже за это время?.. Скоро я приеду, как только управлюсь тут с делами, и мы займемся прочисткой твоей милой попки".

Значит, Ленин был пассивным, а Зиновьев - активным любовником. И это подтверждается следующим письмом. Оно написано из-под Нарвы весной 1981 года, когда был разгромлен Юденич. Красная Армия остановилась на эстонской границе, и Зиновьев собирался вернуться с победой в Петроград. Он ликует и совсем теряет осторожность в выражениях. 

"Вова, я скоро приеду и больше не выпущу тебя из своих объятий, что бы ни говорила эта грымза! Враг бежит по всему фронту и, думаю, больше с этой стороны не сунется. Так что жди меня и спеши подмываться, я скоро буду".

Однако, не прошло и нескольких месяцев, как в отношениях любовников назревает разрыв. Он, как всегда бывает в таких случаях, связан с ревностью. Мы узнаем об этом из письма самого Ленина, которое он написал Зиновьеву, находившемуся в то время на Северном Кавказе. Ленин пишет ему почему-то по-немецки. 

"Милый Гершеле! Ты совсем не должен обижаться на меня. Я чувствую, что ты намеренно затягиваешь свое пребывание на Кавказе, хотя обстановка этого совсем не требует. Вероятно, ты обижаешься на меня. Но я тут не виноват. Это все твои глупые подозрения. То, что касается Лейбы и меня - это было лишь однократно и больше не повторится... Жду тебя и мы помиримся в нашем чудесном гнездышке". 
И подпись в конце по-русски: "Твой всегда Вова".

"Ильич, - следует немедленно из Владикавказа ответ Зиновьева. 
- Это совсем не глупые подозрения насчет тебя и Лейбы. Кто же не видел как ты кружил вокруг него все последнее время? Во всяком случае, у меня есть глаза, и я достаточно долго тебя знаю, чтобы судить... Мне ли не знать, как загораются твои глазки, когда ты видишь мужчину с крупным орудием. Ты сам всегда говорил, что у маленьких фигурой мужчин великолепные орудия... Я же не слепой и видел прекрасно, что ты готов забыть нашу любовь ради романчика с Лейбой. Конечно, он сейчас рядом с тобой и ему легко тебя соблазнить. Или это ты его соблазнил?.."
 
Действительно, в то время Лейба Троцкий - наркомвоенмор Республики - был продолжительное время в Москве рядом с Лениным. И, надо полагать, тут у двух вождей и зародилось взаимное чувство. 

Лейба Троцкий, бравый нарком обороны, пламенный трибун и оратор, занял в ленинской постели место Зиновьева... 

Ленин же продолжал оправдываться перед Григорием. Он, вероятно, чувствовал, что его связь с Троцким будет непродолжительной, и что вскоре Лев Давыдович бросит его, увлекшись очередной женщиной. Все же Троцкий больше склонялся к женщинам, чем к своим товарищам по революционной борьбе. Только, наверное, для Ленина он сделал исключение, уважил. И вот Ленин пишет на Кавказ Зиновьеву: 

"Не обижайся на меня, Гершеле. Ты прав, я действительно не смог устоять. Лейба такой брутальный мужчина. Он просто обволакивает меня своей лаской. А я так в ней нуждаюсь, особенно в такой напряженно политический момент. Мне очень трудно без ласки, а ты уехал, негодник. Вот я и не устоял. Но ты ведь простишь мне эту маленькую слабость, Гершеле? Возвращайся, и ты увидишь, что я полон любви к тебе. Твоя маленькая Вова".

Вероятно, этот маленький пассаж с "маленькой Вовой" окончательно успокоил Зиновьева. Он утвердился в мыслях, что их связь не прервалась, а только на время была омрачена связью "Вовы" с коварным Лейбой-обольстителем. 

Григорий понесся в Москву, и с тех пор в архиве его больше нет соответствующих писем. Может быть любовники нашли иной способ связи, или Зиновьев потом уничтожил следы переписки... 

Вскоре, однако, злодейская пуля эсерки Каплан сильно повредила здоровью Ленина. С той поры оно было подорвано, и постепенно и половые отношения Ленина с Григорием сошли на нет. Во всяком случае последней, относящейся к данному вопросу запиской, были несколько строк, написанные рукой Крупской. Она пишет Зиновьеву в середине двадцать второго года: 

"Прошу вас не беспокоить больше моего мужа своими домогательствами и просьбами о свидании. Пора бы уже и вам угомониться. Сколько же можно с моей стороны терпеть такое ваше бесстыдство! Ильич болен, вы же знаете это, и излишне говорить вам, взрослому человеку, что ваши шалости на сей раз могут только окончательно подорвать здоровье Ильича. Прошу вас больше не склонять его к тому, на что он всегда слишком охотно шел. Надеюсь, вы поймете это мое письмо. Оно продиктовано заботой о здоровье моего мужа".

Не случайно Зиновьев часто в письмах к Ленину неуважительно отзывался о Крупской: 

"Та женщина, которая мешала нам в Женеве..."

Теперь она взяла реванш. Столько лет быть отвергнутой собственным мужем ради любовника - это было трудно перенести. Вот теперь, когда Ленин слег и стал беспомощным, Надежда Константиновна решила поставить все на свои места. Больше она не допускала свиданий мужа с Зиновьевым наедине - только в присутствии своем или других членов Политбюро. 

В конце тридцатых годов, после ареста и казни Зиновьева, эти архивные материалы попали в руки НКВД и, несомненно, были доложены Сталину. Почему он не распорядился их уничтожить? 

Вероятно, по двум причинам. Во-первых, для него все это, несомненно, не было тайной. И он и прежде прекрасно был осведомлен об отношениях Ленина с Зиновьевым и Троцким. Не случайно, поэтому подчеркнуто пренебрежительное отношение Сталина к Крупской. Что ему было ее уважать, если он знал о том, что она - всего лишь ширма для утех своего мужа? 

Второй же причиной, вероятно, была та, что Сталин решил придержать эти письма на тот случай, если бы пришла пора посмертно скомпрометировать Ленина. Если на каком то этапе Сталин вдруг решил отказаться от "ленинского наследия" и остаться единственным незапятнанным борцом революции, ему бы как раз весьма пригодились эти письма. 

Так или иначе, а архив сохранился до наших дней. И мы можем с удивлением обнаружить, что Ленин был обычным гомосексуалом...

Надо же. Школьником я был в Разливе, но тогда нам про дружбу Ленина с Зиновьевым ничего не рассказывали

ЧК НКВД

Anonymous
Гость
Жиденок Дюша , это ленин с зиновьевым тебе так сруль в разливе растолкли , шире маминого ?

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
@Россия, вперед! пишет:
@империалиcт пишет:
Письмо Ленина к Григорию Зиновьеву (1 июля 1917 г.): 

"Григории! Обстоятельства сложились так, что мне необходимо немедленно скрыться из Петрограда. Далеко уехать не могу, дела не позволяют. Товарищи предлагают одно место, про которое говорят, что оно вполне безопасное. Но так скучно быть одному, особенно в такое время... Присоединяйся ко мне, и мы проведем вдвоем чудные денечки вдали от всего... Если можешь уединиться со мной, телефонируй быстрее - я дам указание, чтобы там все приготовили для двух человек..."

Это письмо написано в июле 1917 года, когда Ленин собирался покинуть Петроград и поселиться с Зиновьевым в Разливе, в ставшем потом знаменитым шалаше. Именно там взаимоотношения Ленина с Зиновьевым получили свое развитие. Они провели там наедине много времени, и, очевидно, это окончательно вскружило голову Зиновьеву. Потому что в сентябре он пишет из Петрограда Ленину в Финляндию. 

"Дорогой Вова! Ты не поверишь, как я скучаю тут без тебя, как мне не хватает тебя и наших с тобой ласк... Ты не поверишь, я не прикасался ни к кому с тех пор, как ты уехал. Ты можешь быть совершенно уверен в моем чувстве к тебе и в верности. Поверь, ни к мужчине, ни, тем более к женщине, не прикасался и не прикоснусь. Только ты - мой близкий человек... Приезжай, не бойся, я все устрою наилучшим образом".

Вероятно, Ленин не откликнулся на это письмо, и тогда Зиновьев, спустя неделю, пишет следующее, вдогонку за первым: 

"Милый Вова! Ты не отвечаешь мне, наверное, забыл своего Гершеле... А я приготовил для нас с тобой замечательный уголок. Мы сможем бывать там в любое время, когда только захотим. Это - прекрасная квартирка, где нам будет хорошо, и никто не помешает нашей любви. 

Будет так же хорошо, как и прежде. Я вспоминаю, какое счастье было для меня встретиться с тобой. Помнишь, еще в Женеве, когда нам приходилось скрываться от этой женщины... Никто не поймет нас, наше чувство, нашу взаимную привязанность... Приезжай скорее, я жду тебя, мой цветок. Твой Гершель".

В конце октября товарищи по партийной борьбе, наконец, встретились. Случился октябрьский переворот, и Ленин вернулся в Петроград. Зиновьев выехал в это время в Москву руководить там завершением переворота. Оттуда он пишет Ленину: 

"Ильич! Все, что ты мне поручил, я выполнил. А что еще не успел, обязательно сделаю... Здесь очень тяжело и непросто, но меня согревает мысль, что уже через несколько дней я увижу тебя и заключу в свои объятия. Хранишь ли ты наше гнездышко? Не водишь ли туда других? Я очень переживаю тут, и только надежда на твою верность согревает меня... 
Целую тебя в твою марксистскую попочку. Твой Гершель".

При чтении этих записок у меня сразу возникли два вопроса. Первый - кто была та женщина, от которой Ленин с Зиновьевым скрывались в Женеве? И второй вопрос - кто из них был активным любовником, а кто пассивным... 

Кто была та женщина, скоро выяснилось. В 1918 году Зиновьев уже пишет о ней более конкретно: 

"Вова! Каждый раз, когда я оказываюсь далеко от тебя, я мучаюсь ужасно. Мне все время кажется, что я вот сижу тут, тоскую по тебе, а ты как раз в эту минуту изменяешь мне. Ты ведь большой баловник, я-то знаю... Не всегда можно устоять, особенно в разлуке с любимым. Но я держусь и ничего себе не позволяю. А у тебя положение скверное - нужно всегда быть рядом с Надей. Понимаю тебя, все понимаю... И как тяжело притворяться перед окружающими, тоже понимаю. Сейчас хоть стало немного легче - не нужно ничего от нее скрывать. Не то, что тогда в Женеве, когда она впервые нас застала..."

Надо понимать, что тогда в Женеве, когда Зиновьев и Ленин впервые сошлись в постели, их застала за этим Надежда Крупская - гражданская жена Ульянова. А потом, после, Ленин уже открылся ей, и она смирилась с его наклонностями и не препятствовала бурно протекающему роману с Зиновьевым.
 
Потом появился ответ на второй вопрос. В следующем письме к Ленину с фронта Зиновьев спрашивает шутливо: 

"Вова! Не заросла ли твоя попочка за время нашей разлуки? Не стала ли она уже за это время?.. Скоро я приеду, как только управлюсь тут с делами, и мы займемся прочисткой твоей милой попки".

Значит, Ленин был пассивным, а Зиновьев - активным любовником. И это подтверждается следующим письмом. Оно написано из-под Нарвы весной 1981 года, когда был разгромлен Юденич. Красная Армия остановилась на эстонской границе, и Зиновьев собирался вернуться с победой в Петроград. Он ликует и совсем теряет осторожность в выражениях. 

"Вова, я скоро приеду и больше не выпущу тебя из своих объятий, что бы ни говорила эта грымза! Враг бежит по всему фронту и, думаю, больше с этой стороны не сунется. Так что жди меня и спеши подмываться, я скоро буду".

Однако, не прошло и нескольких месяцев, как в отношениях любовников назревает разрыв. Он, как всегда бывает в таких случаях, связан с ревностью. Мы узнаем об этом из письма самого Ленина, которое он написал Зиновьеву, находившемуся в то время на Северном Кавказе. Ленин пишет ему почему-то по-немецки. 

"Милый Гершеле! Ты совсем не должен обижаться на меня. Я чувствую, что ты намеренно затягиваешь свое пребывание на Кавказе, хотя обстановка этого совсем не требует. Вероятно, ты обижаешься на меня. Но я тут не виноват. Это все твои глупые подозрения. То, что касается Лейбы и меня - это было лишь однократно и больше не повторится... Жду тебя и мы помиримся в нашем чудесном гнездышке". 
И подпись в конце по-русски: "Твой всегда Вова".

"Ильич, - следует немедленно из Владикавказа ответ Зиновьева. 
- Это совсем не глупые подозрения насчет тебя и Лейбы. Кто же не видел как ты кружил вокруг него все последнее время? Во всяком случае, у меня есть глаза, и я достаточно долго тебя знаю, чтобы судить... Мне ли не знать, как загораются твои глазки, когда ты видишь мужчину с крупным орудием. Ты сам всегда говорил, что у маленьких фигурой мужчин великолепные орудия... Я же не слепой и видел прекрасно, что ты готов забыть нашу любовь ради романчика с Лейбой. Конечно, он сейчас рядом с тобой и ему легко тебя соблазнить. Или это ты его соблазнил?.."
 
Действительно, в то время Лейба Троцкий - наркомвоенмор Республики - был продолжительное время в Москве рядом с Лениным. И, надо полагать, тут у двух вождей и зародилось взаимное чувство. 

Лейба Троцкий, бравый нарком обороны, пламенный трибун и оратор, занял в ленинской постели место Зиновьева... 

Ленин же продолжал оправдываться перед Григорием. Он, вероятно, чувствовал, что его связь с Троцким будет непродолжительной, и что вскоре Лев Давыдович бросит его, увлекшись очередной женщиной. Все же Троцкий больше склонялся к женщинам, чем к своим товарищам по революционной борьбе. Только, наверное, для Ленина он сделал исключение, уважил. И вот Ленин пишет на Кавказ Зиновьеву: 

"Не обижайся на меня, Гершеле. Ты прав, я действительно не смог устоять. Лейба такой брутальный мужчина. Он просто обволакивает меня своей лаской. А я так в ней нуждаюсь, особенно в такой напряженно политический момент. Мне очень трудно без ласки, а ты уехал, негодник. Вот я и не устоял. Но ты ведь простишь мне эту маленькую слабость, Гершеле? Возвращайся, и ты увидишь, что я полон любви к тебе. Твоя маленькая Вова".

Вероятно, этот маленький пассаж с "маленькой Вовой" окончательно успокоил Зиновьева. Он утвердился в мыслях, что их связь не прервалась, а только на время была омрачена связью "Вовы" с коварным Лейбой-обольстителем. 

Григорий понесся в Москву, и с тех пор в архиве его больше нет соответствующих писем. Может быть любовники нашли иной способ связи, или Зиновьев потом уничтожил следы переписки... 

Вскоре, однако, злодейская пуля эсерки Каплан сильно повредила здоровью Ленина. С той поры оно было подорвано, и постепенно и половые отношения Ленина с Григорием сошли на нет. Во всяком случае последней, относящейся к данному вопросу запиской, были несколько строк, написанные рукой Крупской. Она пишет Зиновьеву в середине двадцать второго года: 

"Прошу вас не беспокоить больше моего мужа своими домогательствами и просьбами о свидании. Пора бы уже и вам угомониться. Сколько же можно с моей стороны терпеть такое ваше бесстыдство! Ильич болен, вы же знаете это, и излишне говорить вам, взрослому человеку, что ваши шалости на сей раз могут только окончательно подорвать здоровье Ильича. Прошу вас больше не склонять его к тому, на что он всегда слишком охотно шел. Надеюсь, вы поймете это мое письмо. Оно продиктовано заботой о здоровье моего мужа".

Не случайно Зиновьев часто в письмах к Ленину неуважительно отзывался о Крупской: 

"Та женщина, которая мешала нам в Женеве..."

Теперь она взяла реванш. Столько лет быть отвергнутой собственным мужем ради любовника - это было трудно перенести. Вот теперь, когда Ленин слег и стал беспомощным, Надежда Константиновна решила поставить все на свои места. Больше она не допускала свиданий мужа с Зиновьевым наедине - только в присутствии своем или других членов Политбюро. 

В конце тридцатых годов, после ареста и казни Зиновьева, эти архивные материалы попали в руки НКВД и, несомненно, были доложены Сталину. Почему он не распорядился их уничтожить? 

Вероятно, по двум причинам. Во-первых, для него все это, несомненно, не было тайной. И он и прежде прекрасно был осведомлен об отношениях Ленина с Зиновьевым и Троцким. Не случайно, поэтому подчеркнуто пренебрежительное отношение Сталина к Крупской. Что ему было ее уважать, если он знал о том, что она - всего лишь ширма для утех своего мужа? 

Второй же причиной, вероятно, была та, что Сталин решил придержать эти письма на тот случай, если бы пришла пора посмертно скомпрометировать Ленина. Если на каком то этапе Сталин вдруг решил отказаться от "ленинского наследия" и остаться единственным незапятнанным борцом революции, ему бы как раз весьма пригодились эти письма. 

Так или иначе, а архив сохранился до наших дней. И мы можем с удивлением обнаружить, что Ленин был обычным гомосексуалом...

Надо же. Школьником я был в Разливе, но тогда нам про дружбу Ленина с Зиновьевым ничего не рассказывали

Мифы о "революции" и героях с "чистыми руками, горячим сердцем и холодной головой" до столетнего юбилея не доживают

империалист

империалист
Гуру
Гуру
Жиденок провокатор РоссияВперед пытается закидать свежее дерьмо своего кумира Стрелкова прахом из Мавзолея.

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
@империалист пишет:Жиденок провокатор РоссияВперед пытается закидать свежее дерьмо своего кумира Стрелкова прахом из Мавзолея.

У крысёныша Импера какая то чисто женская обида на Стрелкова. Носится с ним, как дурак с писаной торбой. Такое впечатление, что Стрелков крысёнышу Имперу засадил, как Зиновьев-Апфельбаум Ленину, а потом изменил с другим  Переписка Ленина и Зиновьева  2706675327

империалист

империалист
Гуру
Гуру
@Россия, вперед! пишет:
@империалист пишет:Жиденок провокатор РоссияВперед пытается закидать свежее дерьмо своего кумира Стрелкова прахом из Мавзолея.

У крысёныша Импера какая то чисто женская обида на Стрелкова. Носится с ним, как дурак с писаной торбой. Такое впечатление, что Стрелков крысёнышу Имперу засадил, как Зиновьев-Апфельбаум Ленину, а потом изменил с другим  Переписка Ленина и Зиновьева  2706675327

Сисястый Дюша,  Гиркин ни одного слова обо мне не сказал. Все его слова о Путине. Как то странно он его с днем рождения поздравил, не находишь? Или в вашем патриотическом кругу так принято?

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
@империалист пишет:
@Россия, вперед! пишет:

У крысёныша Импера какая то чисто женская обида на Стрелкова. Носится с ним, как дурак с писаной торбой. Такое впечатление, что Стрелков крысёнышу Имперу засадил, как Зиновьев-Апфельбаум Ленину, а потом изменил с другим  Переписка Ленина и Зиновьева  2706675327

Сисястый Дюша,  Гиркин ни одного слова обо мне не сказал. Все его слова о Путине. Как то странно он его с днем рождения поздравил, не находишь? Или в вашем патриотическом кругу так принято?

Конечно не сказал. Потому что Стрелков мужик, а ты, крысёныш, визжишь как вые.банная и брошенная баба. Хотя почему как? Ты баба и есть. Причем истеричная.

...

...
Carpal tunnel
Carpal tunnel
@Хитрый Хвост пишет:потом если уж расширять так сказать тему и углублять, то еще в сов.школе учили что дореволюционная Россия была отсталым нищим  государством без дорог и лампочек ильича..

Ну да. И совсем не рассказывали про Ползунова, Ломоносова, Черепановых, Менделеева, Можайского итд итп. И прямо как сейчас с ВОВ, умудрялись подать Отечественную войну 1812 года, ни разу не упомянув руководителя страны. Хотя участие Александра-1 и Сталина в командовании войсками весьма различалось.
ну да. вся земля была покрыта талантами, хлебопашцами и поэтами. и сверху осенялась памятью преп.серафима из сарова. а потом в одно мгновение по наущению вагона жидов (в хорошем смысле этого слова) присланного из германии мужик воткнул штык в землю и пошёл рубить блоку рояль за всё то хорошее что он от него видел. по дороге поскидывал колокола со всех колоколен

...

...
Carpal tunnel
Carpal tunnel
@империалиcт пишет:
Письмо Ленина к Григорию Зиновьеву (1 июля 1917 г.): 

"Григории! Обстоятельства сложились так
 
И мы можем с удивлением обнаружить, что Ленин был обычным гомосексуалом...
два пердимонокля усматриваю здесь. во первых же кто то не поленился отдрочить это творение. во всех подробностях. и второе - сами гомосеки почему то гомосексуализм считают предосудительным в чём сами же и расписались в последней своей фразе

империалист

империалист
Гуру
Гуру
@Россия, вперед! пишет:
@империалист пишет:

Сисястый Дюша,  Гиркин ни одного слова обо мне не сказал. Все его слова о Путине. Как то странно он его с днем рождения поздравил, не находишь? Или в вашем патриотическом кругу так принято?

Конечно не сказал. Потому что Стрелков мужик, а ты, крысёныш, визжишь как вые.банная и брошенная баба. Хотя почему как? Ты баба и есть. Причем истеричная.

Мужик никогда не скажет "простите что не умерли" уйдя без боя в женском комуфляже  в Донецк. Он мужик только для таких сисястых клоунов с целюлитной жопой как ты.

Россия, вперед!

Россия, вперед!
Carpal tunnel
Carpal tunnel
@империалиcт пишет:
Письмо Ленина к Григорию Зиновьеву (1 июля 1917 г.): 

"Григории! Обстоятельства сложились так, что мне необходимо немедленно скрыться из Петрограда. Далеко уехать не могу, дела не позволяют. Товарищи предлагают одно место, про которое говорят, что оно вполне безопасное. Но так скучно быть одному, особенно в такое время... Присоединяйся ко мне, и мы проведем вдвоем чудные денечки вдали от всего... Если можешь уединиться со мной, телефонируй быстрее - я дам указание, чтобы там все приготовили для двух человек..."

Это письмо написано в июле 1917 года, когда Ленин собирался покинуть Петроград и поселиться с Зиновьевым в Разливе, в ставшем потом знаменитым шалаше. Именно там взаимоотношения Ленина с Зиновьевым получили свое развитие. Они провели там наедине много времени, и, очевидно, это окончательно вскружило голову Зиновьеву. Потому что в сентябре он пишет из Петрограда Ленину в Финляндию. 

"Дорогой Вова! Ты не поверишь, как я скучаю тут без тебя, как мне не хватает тебя и наших с тобой ласк... Ты не поверишь, я не прикасался ни к кому с тех пор, как ты уехал. Ты можешь быть совершенно уверен в моем чувстве к тебе и в верности. Поверь, ни к мужчине, ни, тем более к женщине, не прикасался и не прикоснусь. Только ты - мой близкий человек... Приезжай, не бойся, я все устрою наилучшим образом".

Вероятно, Ленин не откликнулся на это письмо, и тогда Зиновьев, спустя неделю, пишет следующее, вдогонку за первым: 

"Милый Вова! Ты не отвечаешь мне, наверное, забыл своего Гершеле... А я приготовил для нас с тобой замечательный уголок. Мы сможем бывать там в любое время, когда только захотим. Это - прекрасная квартирка, где нам будет хорошо, и никто не помешает нашей любви. 

Будет так же хорошо, как и прежде. Я вспоминаю, какое счастье было для меня встретиться с тобой. Помнишь, еще в Женеве, когда нам приходилось скрываться от этой женщины... Никто не поймет нас, наше чувство, нашу взаимную привязанность... Приезжай скорее, я жду тебя, мой цветок. Твой Гершель".

В конце октября товарищи по партийной борьбе, наконец, встретились. Случился октябрьский переворот, и Ленин вернулся в Петроград. Зиновьев выехал в это время в Москву руководить там завершением переворота. Оттуда он пишет Ленину: 

"Ильич! Все, что ты мне поручил, я выполнил. А что еще не успел, обязательно сделаю... Здесь очень тяжело и непросто, но меня согревает мысль, что уже через несколько дней я увижу тебя и заключу в свои объятия. Хранишь ли ты наше гнездышко? Не водишь ли туда других? Я очень переживаю тут, и только надежда на твою верность согревает меня... 
Целую тебя в твою марксистскую попочку. Твой Гершель".

При чтении этих записок у меня сразу возникли два вопроса. Первый - кто была та женщина, от которой Ленин с Зиновьевым скрывались в Женеве? И второй вопрос - кто из них был активным любовником, а кто пассивным... 

Кто была та женщина, скоро выяснилось. В 1918 году Зиновьев уже пишет о ней более конкретно: 

"Вова! Каждый раз, когда я оказываюсь далеко от тебя, я мучаюсь ужасно. Мне все время кажется, что я вот сижу тут, тоскую по тебе, а ты как раз в эту минуту изменяешь мне. Ты ведь большой баловник, я-то знаю... Не всегда можно устоять, особенно в разлуке с любимым. Но я держусь и ничего себе не позволяю. А у тебя положение скверное - нужно всегда быть рядом с Надей. Понимаю тебя, все понимаю... И как тяжело притворяться перед окружающими, тоже понимаю. Сейчас хоть стало немного легче - не нужно ничего от нее скрывать. Не то, что тогда в Женеве, когда она впервые нас застала..."

Надо понимать, что тогда в Женеве, когда Зиновьев и Ленин впервые сошлись в постели, их застала за этим Надежда Крупская - гражданская жена Ульянова. А потом, после, Ленин уже открылся ей, и она смирилась с его наклонностями и не препятствовала бурно протекающему роману с Зиновьевым.
 
Потом появился ответ на второй вопрос. В следующем письме к Ленину с фронта Зиновьев спрашивает шутливо: 

"Вова! Не заросла ли твоя попочка за время нашей разлуки? Не стала ли она уже за это время?.. Скоро я приеду, как только управлюсь тут с делами, и мы займемся прочисткой твоей милой попки".

Значит, Ленин был пассивным, а Зиновьев - активным любовником. И это подтверждается следующим письмом. Оно написано из-под Нарвы весной 1981 года, когда был разгромлен Юденич. Красная Армия остановилась на эстонской границе, и Зиновьев собирался вернуться с победой в Петроград. Он ликует и совсем теряет осторожность в выражениях. 

"Вова, я скоро приеду и больше не выпущу тебя из своих объятий, что бы ни говорила эта грымза! Враг бежит по всему фронту и, думаю, больше с этой стороны не сунется. Так что жди меня и спеши подмываться, я скоро буду".

Однако, не прошло и нескольких месяцев, как в отношениях любовников назревает разрыв. Он, как всегда бывает в таких случаях, связан с ревностью. Мы узнаем об этом из письма самого Ленина, которое он написал Зиновьеву, находившемуся в то время на Северном Кавказе. Ленин пишет ему почему-то по-немецки. 

"Милый Гершеле! Ты совсем не должен обижаться на меня. Я чувствую, что ты намеренно затягиваешь свое пребывание на Кавказе, хотя обстановка этого совсем не требует. Вероятно, ты обижаешься на меня. Но я тут не виноват. Это все твои глупые подозрения. То, что касается Лейбы и меня - это было лишь однократно и больше не повторится... Жду тебя и мы помиримся в нашем чудесном гнездышке". 
И подпись в конце по-русски: "Твой всегда Вова".

"Ильич, - следует немедленно из Владикавказа ответ Зиновьева. 
- Это совсем не глупые подозрения насчет тебя и Лейбы. Кто же не видел как ты кружил вокруг него все последнее время? Во всяком случае, у меня есть глаза, и я достаточно долго тебя знаю, чтобы судить... Мне ли не знать, как загораются твои глазки, когда ты видишь мужчину с крупным орудием. Ты сам всегда говорил, что у маленьких фигурой мужчин великолепные орудия... Я же не слепой и видел прекрасно, что ты готов забыть нашу любовь ради романчика с Лейбой. Конечно, он сейчас рядом с тобой и ему легко тебя соблазнить. Или это ты его соблазнил?.."
 
Действительно, в то время Лейба Троцкий - наркомвоенмор Республики - был продолжительное время в Москве рядом с Лениным. И, надо полагать, тут у двух вождей и зародилось взаимное чувство. 

Лейба Троцкий, бравый нарком обороны, пламенный трибун и оратор, занял в ленинской постели место Зиновьева... 

Ленин же продолжал оправдываться перед Григорием. Он, вероятно, чувствовал, что его связь с Троцким будет непродолжительной, и что вскоре Лев Давыдович бросит его, увлекшись очередной женщиной. Все же Троцкий больше склонялся к женщинам, чем к своим товарищам по революционной борьбе. Только, наверное, для Ленина он сделал исключение, уважил. И вот Ленин пишет на Кавказ Зиновьеву: 

"Не обижайся на меня, Гершеле. Ты прав, я действительно не смог устоять. Лейба такой брутальный мужчина. Он просто обволакивает меня своей лаской. А я так в ней нуждаюсь, особенно в такой напряженно политический момент. Мне очень трудно без ласки, а ты уехал, негодник. Вот я и не устоял. Но ты ведь простишь мне эту маленькую слабость, Гершеле? Возвращайся, и ты увидишь, что я полон любви к тебе. Твоя маленькая Вова".

Вероятно, этот маленький пассаж с "маленькой Вовой" окончательно успокоил Зиновьева. Он утвердился в мыслях, что их связь не прервалась, а только на время была омрачена связью "Вовы" с коварным Лейбой-обольстителем. 

Григорий понесся в Москву, и с тех пор в архиве его больше нет соответствующих писем. Может быть любовники нашли иной способ связи, или Зиновьев потом уничтожил следы переписки... 

Вскоре, однако, злодейская пуля эсерки Каплан сильно повредила здоровью Ленина. С той поры оно было подорвано, и постепенно и половые отношения Ленина с Григорием сошли на нет. Во всяком случае последней, относящейся к данному вопросу запиской, были несколько строк, написанные рукой Крупской. Она пишет Зиновьеву в середине двадцать второго года: 

"Прошу вас не беспокоить больше моего мужа своими домогательствами и просьбами о свидании. Пора бы уже и вам угомониться. Сколько же можно с моей стороны терпеть такое ваше бесстыдство! Ильич болен, вы же знаете это, и излишне говорить вам, взрослому человеку, что ваши шалости на сей раз могут только окончательно подорвать здоровье Ильича. Прошу вас больше не склонять его к тому, на что он всегда слишком охотно шел. Надеюсь, вы поймете это мое письмо. Оно продиктовано заботой о здоровье моего мужа".

Не случайно Зиновьев часто в письмах к Ленину неуважительно отзывался о Крупской: 

"Та женщина, которая мешала нам в Женеве..."

Теперь она взяла реванш. Столько лет быть отвергнутой собственным мужем ради любовника - это было трудно перенести. Вот теперь, когда Ленин слег и стал беспомощным, Надежда Константиновна решила поставить все на свои места. Больше она не допускала свиданий мужа с Зиновьевым наедине - только в присутствии своем или других членов Политбюро. 

В конце тридцатых годов, после ареста и казни Зиновьева, эти архивные материалы попали в руки НКВД и, несомненно, были доложены Сталину. Почему он не распорядился их уничтожить? 

Вероятно, по двум причинам. Во-первых, для него все это, несомненно, не было тайной. И он и прежде прекрасно был осведомлен об отношениях Ленина с Зиновьевым и Троцким. Не случайно, поэтому подчеркнуто пренебрежительное отношение Сталина к Крупской. Что ему было ее уважать, если он знал о том, что она - всего лишь ширма для утех своего мужа? 

Второй же причиной, вероятно, была та, что Сталин решил придержать эти письма на тот случай, если бы пришла пора посмертно скомпрометировать Ленина. Если на каком то этапе Сталин вдруг решил отказаться от "ленинского наследия" и остаться единственным незапятнанным борцом революции, ему бы как раз весьма пригодились эти письма. 

Так или иначе, а архив сохранился до наших дней. И мы можем с удивлением обнаружить, что Ленин был обычным гомосексуалом...

Прав был Уильям Шекспир, когда писал слова Гамлета: Как много есть на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам (ц)

Кто бы мог подумать, что можно трахать "отца мирового пролетариата"?

старый солдат

Anonymous
Гость
Перед войной вся верхушка ЦК была на концерте с премьерой новой песни в которой были слова
"Мы били их, бьём их и будем их бить".
После этих слов задремавший Будённый очнулся и поинтересовался у соседа -"Кого-кого ебём?

К.Иорданский

К.Иорданский
Гуру
Гуру
@Россия, вперед! пишет:

Кто бы мог подумать, что можно трахать "отца мирового пролетариата"?
неплохо бы привести ссылочку на оригинал письма Ленина Зиновьеву если начинаешь распространять грязные фантазии последователей пидора и убийцы Бандеры иначе это выглядит как добровольная работа на нациков))
вчера раздували преступную любовь Ленина к Арманд на глазах бедной Надежды Константиновны,
теперь Арманд в сторону и на ее место ставим в позу Зиновьева?
причем так же бездоказательно? santa

...

...
Carpal tunnel
Carpal tunnel
не можешь победить оппонента - обосри его. вот девиз современного либераста ведущий его как ему кажется к победе

Вернуться к началу  Сообщение [Страница 1 из 6]

На страницу : 1, 2, 3, 4, 5, 6  Следующий

Начать новую тему  Ответить на тему

Права доступа к этому форуму:
Вы можете отвечать на сообщения